Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Так говорит пророк

Сообщений 31 страница 39 из 39

1

Время: 1265 год, 20 октября
Место: Темерия, Каррерас.
Описание:  во времена войн и ужасных бед нередко на свет выходят личности выдающиеся: лже-колдуны, шарлатаны и дураки. Все они самовлюбленно называют себя пророками, которые пытаются донести свет истины до простого народа. Да вот разве оно этому народу интересно?
Но вот недавно в Каррерасе появился человек, сумевший приковать к себе внимание и сердца своей паствы: речи его мудрые, слова завораживающие - о долгой жизни, богатстве и невиданном кладе.
Многие пытались добром и злом выведать у пророка его тайну, вот только никому это не удалось. Пока не удалось.

Примечание: старт не ранее утра 20 октября. При желании можно стучать в ЛС Геральту с просьбой о персональной вводной.

0

31

Мастерский

Таверна «У пройдохи Лиса»

Что есть вера? Непоколебимый кодекс, принципы, правила жизни, следование которым или преступление которых рано или поздно приведет к известному финалу. Настоящее благо для рода людского.
Что есть вера? Последняя напора и надежда в любой, даже в самой ужасной ситуации. Неприступная стена, о которую разбиваются проблемы этого бренного мира.
Что есть вера? Всего лишь поводок, удерживающий толпу от кровавой жатвы, от безумия и анархии.
Всё это Доминик Кальтер познал на собственном опыте. Всё это он ощутил на собственной шкуре.
И от всёго этого он отрекся.
И от веры тоже.
Если есть Вечный Огонь, освещающий, привечающий и согревающий, то почему страдают люди? Если есть Вечный Огонь – справедливый и карающий, то почему под небом ходят детоубийцы и клятвопреступники? Если есть Вечный Огонь… а есть ли он?
Он нематериален, неосязаем. И, в отличие от книги, распахнутой перед самым носом отца Доминика, он не мог говорить. По крайней мере, Доминик Кальтер его не слышал. Более не слышал.
Не спрашивая разрешения, Доминик коснулся страниц книги.

Небо прорезала молния. Спустя пару мгновений гром прорычал над городом, разбудив дворовую кошку, придремавшую на ступенях корчмы «У пройдохи Лиса». Полосатая лениво приоткрыла левый глаз, поглядывая на натянувшие с запада тучи, недовольно приподняла голову, потянулась, выпрямилась, выставив хвост трубой. А затем, оглядываясь на тучи, деловито припустила в противоположную от них сторону.
Подавальщица, выливавшая на заднем дворе помои, отерла рукавом лоб.
- А ничего не предвещало дождь! – пискнула она, сердито хмуря лоб.

Небо прорезала молния. Вторая. А следом, почти без паузы, ударил гром.
Звери, чувствовавшие неладное, волновались: ворчали псы, переступали с ноги на ногу лошади, искали тихий угол кошки. Даже мыши и крысы, изредка рисковавшие пробежать вдоль темной стены, повылазили из своих нор, несясь без оглядки.
Куда угодно, лишь бы подальше от набегавших туч!

Небо прорезала молния. Красивая, изогнутая, как змея, она шипя и жужжа ударила в крышу «Рубина Дракона», ломая дорогую черепицу, обжигая кровлю и устремляясь прямиком в макушку проповедника Августина.
Последний не успел удивиться. Он даже не успел почувствовать боли. Только вскрикнуть.
В следующий миг тело его дернулось от сильного удара. Обожженный, изуродованный, пораженный с самих небес, он упал прямо под ноги пастве.
Кто-то вскрикнул. Кто-то выматерился. Один из достопочтенных жителей славного Каррераса не скрывая собственных чувств обделался.
Но это был не конец.

Небо прорезала молния. Ещё! Ещё! Ещё одна!
Они били, казалось, без разбора, выбирая своими целями людей, крыши, питейные и торговые заведения. Не повезло и кожевенной мастерской, в которой побывала Мильва: молния пронзила крышу, подпалила солому и кровлю.

Грохот не умолкал. И только Сариэль слышала, только Сариэль знала, кто виновник всего происходящего.
Она. Пусть и косвенно.
И Доминик Кальтер – прямо.
- Вера! – шепнул священник, а губы его лопнули, словно спелые вишни, - вот она – вера!
И сила её безгранична.

+2

32

Таверна «У пройдохи Лиса»

Не верь и не доверяй. Этому принципу Сариэль Баильтиарна следовала уже не один десяток лет. Но у всего есть предел, всему есть конец. Сариэль доверила человеку, которого знала не больше дня, то, что так долго оберегала.
Эльфка потянулась за книжкой, срывая ее со стола. Она чувствовала себя обманутой, наивной и жалкой. Кто такой этот священник, чтобы трогать ее «дитя»? Но при этом Сара ощущала себя также и предательницей, она знала, что виновата во всем сама.
Кажется, Доминик Кальтер что-то почувствовал, еще до того, как молния разрезала небо ослепительным светом, до того как город поглотила стремительная буря, до того, как Каррерас превратился в море безудержной мглы. Запах дождя, дыма и смерти.
И ничто не могло остановить это темное и огромное безумие, сжигавшее людей и постройки.
Сариэль тоже что-то чувствовала, но глаза ее были наполнены страхом. А священник шептал про истинную веру, будто одержимый.
Воровка отстранилась от отца Доминика, прижимая книгу к груди, она встала из-за стола. Эльфка слышала крики, слышала, как часто бьет гром, словно предвещающий битву военный барабан. Будто в жутком пророчестве.
- Вера – это смерть рассудка. – Ответила священнику эльфка, а голос ее будто подменили.

Улицы Каррераса

Она бросилась прочь. Оказавшись на улице, Сара увидела все своими глазами. Дождь нещадно хлестал, и эльфка моментально промокла. Ослепленная вспышками молний, словно без цели, Сариэль перебегала улицы от здания к зданию.
Все произошло по ее вине. Книга. В осознании этого не было необходимости. В это даже не нужно было верить.
Но Книга никогда не делала ничего подобного. Источала неизмеримую силу и энергию, вселяла ужас, перемещала в пространстве, даже наоборот, всегда помогала Сариэль. Но никогда не творила зла. А в том, что вокруг было зло – не могло возникнуть никаких сомнений.
Сара и представить боялась, что бы произошло, если бы Кальтер не просто коснулся, а заглянул в Книгу,  пытаясь прочесть хотя бы одну из ее страниц.
Словно обессилив, эльфка упала на колени посреди одной из улиц, все еще сжимая в руках свое сокровище. Сквозь намокшие ресницы и прилипшие ко лбу и глазам черные пряди волос, она смотрела на то, как огонь безжалостно поглощал крышу одного из зданий.
- Прости меня. Я больше тебя не отдам. – Прошептала Сариэль и раскрыла Книгу, впиваясь глазами в освещенные светом молний страницы.

+2

33

Улицы Каррераса

[indent=1,0]Во что верила Мильва? В то, что переменчивая милсдарыня Удача улыбнется лучнице на очередной охоте. Что рука будет легкой, выстрел точным, а зверь выйдет на расстояние выстрела. Верила в приметы и была по-деревенски суеверна. Верила в богов, но не считала, что им есть дело до смертных.
[indent=1,0]А еще не верила, что внезапная гроза – это обычное погодное явление. Да такая, словно небо Содденской битвы разверзлось над Каррерасом. Только то, что творилось там, она знала лишь на слуху. От людей и нелюдей. От тех, кто был непосредственным участником и тех, кому не повезло с тем что решающая битва Севера и Юга произошла вблизи его дома. И вообразить себе, что сама увидит нечто подобное, не могла.
[indent=1,0]Мильва невольно икнула, вздрогнула и выругалась, когда внезапная молния ударила в одно из зданий неподалеку. А затем снова и снова, будто небесный лучник упражнялся в стрельбе, а мишенью был целый город. Небо потемнело, поднялся ветер и забарабанил ливень по мостовой. Барринг запахнулась в плащ, укрываясь от холодного дождя и пронизывающего ветра, который теребил его, так и норовя сорвать. Горожане, коих непогода застала врасплох, спешили по домам, в укрытие. Паникуя, причитая, ругаясь и рыдая. Бросая все дела и хватая детей в охапку. Всего за несколько минут город превратился в неуправляемый хаос, который был готов давить тех, кто замешкался и не поспевал двигаться в потоках паникующих людей.
[indent=1,0]Лучница не медлила, она могла еще укрыться в таверне, в которой остановилась на ночлег, и переждать непогоду под крышей. В крайнем случае забрать своего коня с конюшни, если молния и туда попала. Несмотря на дождь, соломенные кровли охотно занимались огнем.
[indent=1,0] Дождь, хлеставший по лицу, норовил залить глаза, которые охотница одной рукой пыталась прикрыть насколько могла. Второй же помогала себе не столкнуться с такими же жертвами буйства погодной стихии. В своем не виденье чуть не затоптала девушку с младенцем в руках. Девушка что-то бормотала себе под нос, не то собиралась расплакаться, не то причитала себе под нос. Гул бури и людские крики заглушали собой почти все остальное. Мильва только и смогла расслышать то ли «отпусти», то ли «прости».
— Блядская погода, — вырвалось у Барринг, когда та в очередной раз пыталась утереть лицо от воды, но его снова тут же заливал дождь, от которого, казалось, никак не укрыться хоть на мгновение.
— Не ушиблась?! — громче обратилась она к темноволосой девушке.
[indent=1,0]Лучница остановилась, чтобы помочь встать девушке. Не хватало, чтобы по ее вине эльфку растоптали в панике. Но завидев, как та раскрыла книгу, что до этого прижимала к своей груди, как младенца, отступила на шаг.
—  Cuach aep arse! Херово безумие какое-то…
[indent=1,0]Читать книги в такую бурю на улице при свете пламени начинающегося пожара и мелькавших всполохов молний... Иначе это желание назвать было невозможно.

Отредактировано Мильва (2017-08-31 08:44:11)

+2

34

Мастерский

Вот она – вера. Истинная. Карающая. Справедливая.
Вот она – правда. Та, от которой не убежать, от которой не скрыться. Которая найдет всякого изменника, отыщет всякого преступника.
Вот она – кара. Заслуженная. Которая воздаст каждому по заслугам.
Разве не этого хотели почитатели Вечного огня? Разве не об этом просили в своих молитвах? Разве не этого они жаждали?
А если не этого, то они лгали? Они обманывали? Обманывали самих себя? Обманывали Вечный огонь?
Если они лгали, то чем они лучше предателей, чем они чище изменников? Разве они заслужили избежать гнева небес?
Доминик Кальтер – ослепленный, ошеломленный, чувствовал небывалый прилив сил. Знания книги, с которыми он соприкоснулся, переполняли его, обескураживали. Они заставили поверить его в лучшее. Увидеть больше, чем он мог даже себе представить. Они заставили его поверить. И вера эта оказалась не прощающей.
Но всё закончилось. Все в этом мире почему-то так быстро заканчивается. Стоит прикоснуться к чуду, стоит только дотронуться до самого чистого и незабвенного, как его пытаются у тебя отобрать.
Книгу у отца Доминика забрали. Отняли. Украли.
Его книгу! Его веру! Его месть!
Преподобный заскрипел зубами, взвыл, словно голодный гуль, а затем, спотыкаясь о людей, о столы, о стулья, выбежал на улицу с единственной безумной целью – вернуть книгу себе. Любой ценой.

Улицы Каррераса

Город горел. Несмотря на хлынувший с небес дождь, несмотря на старания жителей, пытавшихся сбить пламя, молнии, разившие без промаха, делали свое дело.
Занялся пламенем «Рубин дракона» - прекрасный, чадящий дымом, сыпавший искрами. Люди, толчея которых застряла в дверном проеме, прокладывали себе путь, как могли: через окна, через балконы, по чужим головам, ломая шеи и хребты своим недавним собратьям по вере.
А Доминик бежал. Бежал, отталкивая людей, переступая через трупы. Бежал, поскальзываясь на лужах из дождевой воды и крови. Бежал, чувствуя, что книга все ближе. Книга, сила которой звала его.
И, наконец, он её нашел. В изорванной рясе, перепачканный в грязи, с мокрыми, спутавшимися волосами и с воспаленным взглядом: Доминик Кальтер так мало походил на служителя церкви, но был так похож на безумца.
Воспаленный взгляд уперся в эльфку, в воровку, вздумавшую отобрать самое ценное, что было во всей его жизни. В ту, которую почему-то не покарала сила небес. В ту, что приоткрыла ему древнюю тайну, а потом так поспешно захлопнула к ней двери.
В ту, которая должна умереть.
Меч, чудом не утерянный во время погони, выпрыгнул из ножен.
- Отдай! – прорычал Доминик, делая шаг вперед.
Сгорбленный, напряженный, он даже не замечал, что рядом с эльфкой был кто-то еще.
- Отдай или тебе будет плохо!
Ещё шаг. А сколько их осталось? Пять? Десять? Так мало отделяло Доминика Кальтера от книги. Так мало отделяло Сариэль от смерти.
А молнии все били. Били без устали.

+2

35

Улицы Каррераса

Увлеченная, обезумевшая, Сара даже не заметила, как рядом с ней оказалась девушка, только что выбравшаяся из горящего дома. Книга не была волшебным посохом из детских сказок, она не исполняла желаний, и ее обладательница, жадно впиваясь взглядом в страницы, ничего не изменила. Молнии все также сверкали, дождь все также лил, а дома по-прежнему поглощало пламя. Эльфка сидела в большой луже. Она знала, что обладает бесценным сокровищем, но не знала, как оно работает. А может, не надо было знать, надо было просто верить?
Сзади послышался голос. Сариэль обернулась, тут же захлопнув книгу. Это был святой отец Доминик Кальтер из Новиграда, и он пытался забрать то, что теперь принадлежало Сариэль. Воровка готова была даже на убийство, ради того, чтобы сохранить таинственное притяжение у себя. Но остатки разума подсказывали эльфке, завидев блеск клинка в руках Доминика, что она не успеет достать лук и всадить стрелу в горло священнику. Как только она попытается это сделать, Кальтер не раздумывая, сразит ее, ведь теперь он тоже был готов на убийство, ради обладания безграничным знанием, опьянившим его в мгновение.
В их глазах было безумие, что даже во тьме, лишь при холодном свете молний, без труда могла заметить еще одна лучница – девушка, стоявшая рядом с Сариэль. Ее руки и мысли были свободны. Она также могла заметить, что в отличие от надвигающегося на них с мечом священника, эльфка выглядела жалко и беспомощно как ребенок. Сариэль ничего не требовала, никому не угрожала.
- Я не могу! – прокричала эльфка, пытаясь одолеть шум дождя и раскаты грома. – Посмотри! Оглянись вокруг! В этом твоя вина!
Какой ответ хотел получить священник? А какой ответ хотела получить Сариэль, приезжая в Каррерас. Разве этот? Но произошедшее было не изменить. Сегодня она узнала даже слишком много, что в свою очередь порождало только еще большее количество вопросов. Бесконечный замкнутый круг. Она выберется. Если голова эльфки не слетит с плеч от стали, переполненной верой и одержимостью, если молния не превратит ее в пепел прямо посреди этого злосчастного города.

Отредактировано Сариэль (2017-08-31 11:06:48)

+2

36

Улицы Каррераса

[indent=1,0]Свинцово-серые тучи закрыли небо, накрыли собой город, словно каменная крышка саркофага. Молнии вспарывали небесный свод, доставая до очередной цели. На секунду освещая улицы, забирали новую жертву и били снова. За всю свою жизнь Мильва ни разу не видела настолько неистовой бури. Да и осенний Эквинокций был без малого месяц назад, когда происходящее черти что было явлением более объяснимым.
[indent=1,0]Новый всполох молнии осветил рядом с ними мужчину. Всклоченного, с кровью на губах, размазанной дождем по подбородку. Ну, вылитый упырь. Мокрый, злющий и хрипящий о том, что будет плохо.
[indent=1,0]Ха! Плохо! А кому сейчас в этом городище было хорошо? Куда еще хуже, когда не знаешь куда попадет очередная молния, не сгорит ли твоя хата и не окунешься ли ты в выгребную яму заместо лужи, оступившись ненароком?
[indent=1,0]В угрожающем девушке мужчине Мильва видела только грабителя. Не менее безумного, как нахлынувшая на Каррерас погода. Или он понадеялся на легкую добычу в их лице? Девушка с книгой была дезориентирована донельзя и, кажется, не могла встать, а тут еще и этот хрен заявился по их души.
[indent=1,0]Когда в его руках сверкнул меч, Мильва не раздумывала над действиями. Машинально выхватила лук и стрелу, выверенным движением наложила стрелу на тетиву. Отступила на шаг от эльфки в сторону, вставая в более удобную позицию. Расстояние позволяло успеть отпустить тетиву прежде, чем охотница окажется на расстоянии удара мечом.
— Попридержи коней, а то далеко не ускачешь! — лицо Мильвы не выражало для пришельца ничего хорошего. Свою жизнь она дорого продаст.
[indent=1,0]Ветер гроздьями кидал капли дождя в лицо, но цель была настолько близко, что это не могло помешать потерять ее из виду. Глаза пристально смотрели на безумца.

+2

37

Доминик Кальтер не был злым. Наоборот, не было во всем мире человека добрее, честнее и благороднее, чем он! Поступок его был не запятнан жаждой власти, целью его не было господство под небом! Нет-нет, благородны и чисты были его помыслы: всего лишь избавить мир от всех неправых, от всех виноватых, от всех согрешивших. И тогда, в этом праведном мире, наступит мир, свет и покой.
И никто не мог понять, никто не мог осознать, что желанием этим он обрекает даже самого себя на очищение и гибель. Ведь даже у такой светлой души были свои темные пятна.
Но Доминик был готов пойти на такую жертву ради мира. Только вот миру такая жертва оказалась совсем не нужна.
Единственное средство, единственный способ достигнуть намеченную цель у святого отца отняли. А теперь, когда он просто захотел вернуть свое по праву веры, ему пригрозили смертью.
Но ведь ничто не сможет помешать вере истинной? Ничто не сможет остановить суд небесный? А значит его вера, его знания дадут ему силу, дадут шанс выжить!
Доминик Кальтер сделал шаг вперед. Ещё один
Ничто не сможет его остановить.
Ещё один шаг.  Меч взметнулся у служителя Вечной Церкви над головой.
Никто не в силах его остановить.
Ещё один шаг.

Тренькнула тетива. Мокрая, рассекающая дождевые капли стрела со свистом сорвалась в бег, прошила воздух, а затем отыскала грудь Доминика из рода Кальтера, сильнейшим ударом опрокидывая его наземь. Оброненный меч плюхнулся в грязь рядом с телом святого мужа, обагряясь святой кровью.
Сначала пришло удивление. Следом пришла острая боль - настолько сильная, что не было сил даже кричать. Доминик Кальтер, прижав руки к древку, широко распахивал рот, беспомощно глотая воздух и хрипя от боли. Вскрытое наконечником легкое поспешно наполнялось кровью, заставляя несчастного булькать и пытаться вдохнуть глубже.
Он не верил. Не верил до последнего в то, что произошло, не верил, что странная девушка все же выстрелила; не верил, что его вера не защитила, не оберегла от предательской стрелы; не верил, что он ошибся... в который раз.
Кровь застила глаза. Становилось все сложнее, все больнее дышать. Из последних сил Доминик Кальтер приподнялся на локте, невидящим взором уткнувшись в Сариэль... и в книгу. В проклятый, потрепанный, оскверненный и измененный темной магией гримуар... только сейчас, на пороге собственной гибели Доминик догадался, что это за книга, с чем он столкнулся.
Но было слишком поздно.
- Из...авься... от... неё.
И силы оставили святого отца Доминика Кальтера. Навсегда.

И все закончилось. Дождь стал стихать. Капли его ласково касались лица Доминика Кальтера, лежащему в собственной луже крови и смывая слезы отчаяния с его лица. Капли дождя прошлись по крышам, потушив еще не унявшиеся пожары, стуча по расколотой черепице и барабаня по трупам паствы, внимавшей проповеди в "Рубине Дракона". Дождь прошел, а вместе с ним прошла и человеческая злость, недоверие и ненависть друг к другу. И наступил мир: такой, каким его хотел видеть покойный Доминик Кальтер. Жаль, что ненадолго.

Примечание:
Будет очень здорово, если будут еще посты, но квест подошел к концу)

+4

38

Улицы Каррераса.

Шаг. Другой. До смерти далеко?
- Пожалуйста. – Прошептала Сариэль. Голос ее не слушался, также как и тело. Она наблюдала за происходящим, словно недвижимая статуя. Глаза, намокли то ли от слез, то ли от дождя и уже не способны были оценить в этой искусственной тьме расстояние до священника.
Слишком поздно, чтобы дать отпор, слишком поздно, чтобы убежать.
Казалось, будто сама справедливость занесла над Сариэль карающий меч. Но если бы в этом мире существовала справедливость, она отправила бы воровку на тот свет намного раньше.
Эльфка зажмурилась, одной рукой интуитивно, но бесполезно укрываясь от удара, а другой, сжимая таинственную книгу, способную на очень многое. В голове пронеслась лишь одна мысль – сегодня она не умрет от меча Доминика Кальтера из Новиграда. И она в это верила.
Священник остановился. Он не успел нанести удар, его меч упал в грязь сразу после того, как раздался так знакомый воровке свист летящей стрелы.
Сара открыла глаза, с трудом различая, что происходит. Перед ней умирал Доминик Кальтер, похожий на беспомощную рыбу, оказавшуюся не в своей среде. В его груди была стрела, выпущенная стоявшей рядом высокой светловолосой девушкой, так вовремя решившей судьбу Сариэль.
Она верила. Верила до последнего в то, что не умрет, верила, что странная девушка все же выстрелит; верила, что ее вера защитит, обережет от предательского меча; верила, что не ошиблась… в который раз.
Теперь она ясно понимала слова Доминика, произнесенные им в таверне «У пройдохи Лиса». Вдохновленная новыми знаниями и новыми силами, эльфка встала с колен, возвышаясь над умирающим священником. Наклоняясь ближе к святому отцу, но сохраняя безопасное расстояние, Сариэль попыталась расслышать его последние слова.
Дождь неожиданно стих, будто высшие силы наблюдали за происходящим. Сариэль вытерла лицо, заправила волосы. Мокрая и грязная с ног до головы. Все это не имело значения.
Если бы чуть раньше, вместо того, чтобы искать ответы на многочисленные вопросы, она просто поверила бы в происходящее, поверила бы в себя, поверила бы в книгу - могла ли она спасти от смерти бедную Идду Доймаер?
- Не сомневайся, ты поступила правильно. – Обратилась эльфка к незнакомке, пряча своего собственного бога в потайной карман плаща.
Сариэль Баильтиарна поспешила покинуть Каррерас, исчезая в сером дыму от тлеющих крыш города.

+2

39

[indent=1,0]Лучница спустила тетиву. Легко. Возможно, даже слишком легко. Но Мильва давно научилась отбрасывать сомнения, когда лук был в руках, а стрела вложена в тетиву. Либо нападавший достанет до них мечом первый, либо охотница выстрелит раньше. Мужчина не расслышал предупреждения. Проигнорировал, как шум дождя, или же не посчитал Мильву серьезным противником, и этим поплатился.
[indent=1,0]Она не потянулась за второй стрелой. Пробила легкое с пяти шагов, много уже тут не навоюешь. Будь сейчас на месте Доминика олень, а заместо Каррераса - лес, то Мильва бы порадовалась такой хорошей охоте и своей легкой руке. Но лучница только опустила оружие. Дождевые капли стекали по ее лицу и волосам. Капюшон плаща спал на плечи, сдутый порывом ветра или смахнутый рукой во время выстрела. Опустила лук и мельком глянув на него, прощупав тетиву освободившейся рукой. Отметив про себя, что тетиву она похерила. Это было важнее, чем последние слова убиенного ею мужчины. Да и обращался он не к ней. И, возможно, Барринг встряла в куда более серьезную переделку, чем самозащита.
[indent=1,0]Взгляд светлых глаз уперся в эльфку, когда та обратилась к Мильве. Она заметила в ней представителя Старшей Расы, когда та утирала свое лицо и поправляла волосы. Выглядела эльфка, конечно, жалко и неопрятно, уж после-то валяния на земле. Но не настолько плохо, как виденные лучницой, скоя'таэли. При оружии, наверно, из свободных и более своенравных, от коих даже невнятного "спасибо" не дождешься. Но Мильва и не ждала.
[indent=1,0]«А то как же, прищучить он тебя хотел за дело, али как?»
[indent=1,0]Но это было неважно уже в любом случае. Размышления в духе "если бы, да кабы" были не для Барринг. 

[indent=1,0]Какой-то нищий выглянул из-за угла дома. Не найдя себе укрытия, он перебирался от козырька дома к козырьку, пытаясь укрыться от вездесущего дождя. Завидев странную картину, в виде двух фигур при оружии, а у их ног еще одну, он судорожно икнул и вжался в стену. Пробормотал краткую молитву во имя Вечного Огня. А затем поспешил снова скрыться в грязных закоулках города от греха подальше. Ведь как никак кара Божья постигла Каррерас, но он еще жив, а значит грехов каких, о которых все трындел приезжий проповедник, за душой не имел. Разве что пил и милостыню у кабаков просил, да тут же ее пропивал. То разве ж это грех?..

— Ты не обо мне, а о себе пекись.
[indent=1,0]Лучница подошла к трупу. Наклонившись, уверенным движением извлекла из груди Доминика стрелу и осмотрела. Убедившись, что та еще сослужит Мильве службу, вытерла кровь об одежду мертвеца, и убрала в колчан. А когда обернулась, то эльфки рядом не обнаружила.
[indent=1,0]Последовав примеру незнакомки, лучница поспешила уйти с места происшествия. Буря стихла. Так же внезапно, как и началась. Что было тому причиной Мильве сейчас не было времени задумываться. Сейчас ей не хотелось к своей персоне лишнего внимания. Да и нужно было забрать своего конягу, надеясь, что стихия до таверны, где она остановилась, не добралась.

Отредактировано Мильва (2017-09-11 16:07:11)

+2