Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Пропавшие без вести


Пропавшие без вести

Сообщений 31 страница 60 из 71

1

Время: 1265 год, 20 октября
Место: Темерия, Марибор.
Описание:  жизнь в королевстве, чей правитель в отъезде, продолжается. Кметы всё также выходят на поля и убирают поздний урожай, птицы сбиваются в стаи, чтобы лететь в теплые края. А мариборские стражники неожиданно начали пропадать при ночном патрулировании города.
Власти не били тревогу при первом случае, засомневались при втором и схватились за голову, когда пропал целый отряд.
Нет следов. Нет улик. Нет тел. Пахнет магией, не иначе!
Так кто с этим делом лучше чародея справится?
Разве что ведьмак.

Примечание: старт не ранее утра 20 октября. При желании можно стучать в ЛС Геральту с просьбой о персональной вводной.

+1

31

Дом Миклоша и Савва

Марибор. Город построенный на эльфийских руинах, и не имеющий ни одного довольного жизнью эльфа. Люди бессовестно изводят тех, кто имеет мало общего с ними. Почему? Такова природа завоевателей.
     Весемир взгрустнул. Ведьмаки попадают под описание, несхожее с людским. Отличие изготовляет врагов. Однако они всё еще полезны, монстроборы эти, отчего приходиться терпеть. К сожалению, имея конкурентов в своем деле ведьмаки стали реже находить себе применение. Разве что в далеких селах да деревнях избитых.
     Мерно клоцали копыта лошади. Она была на удивление спокойна, – в городе-то! – покуда Весемир, спешившись, вёл её за поводья. Мариборская жизнь кипела своим обыкновенным чередом. Торговцы выкрикивали завлекательные стихотворения о товаре, редком и дешевом; старухи жаловались на толкающих их людей, твердую дорогу, плохую брусчатку, жаркое солнце и холодный ветер; стайка молодых девок смущенно посмеивалась, когда вслед им оборачивался тот или иной симпотяга. Из кузницы доносилась усердная и кропотливая работа мастера, а в портняжной мастерской кололи иголками.
     Неожиданно мещанское «фи» и «ай-яй-яй, больно» на очередную оплошность швеи прервалось зовом о помощи. Не громко звали, где-то из ближайших домов. Однако ведьмак услышал. Замер на миг, напрягаясь всем телом, раздумывал. И вновь возобновил шаг, покачав головой. Не его это дело, не его. А вот в командории стражи скорее всего будет именно его, его дело.
     Весемир снова остановился. Закрыл глаза.
     «Как же стар я стал».
     Острый слух и чутье мгновенно вывели источник крика: двухэтажный дом старого построя. Весемир вошел и спокойно осмотрел помещение. Старая бабка вышла на встречу. Подслеповатые глаза не увидели ведьмака страшного, а просто мужика городского.
     – Что случилось, мать? – добро спросил старик-ведьмак, но сразу понял, заприметив дверь в комнату дальнюю.
     Бабка странно мотала головой, а потом дрожащей рукой указала туда, куда смотрел Весемир.
     Кто-то несомненно звал на помощь кого-угодно.
     А дозвался ведьмака.
     Старая, подгнившая щеколда не выдержала, когда Весемир потянул на себя железную ручку. Внутри стояла черноволосая женщина с ножом в руках и бледный напуганный мальчик, что вжимался в стену.
     – Сиротку изводим? – ведьмак спокойно вошел в комнатку.

Отредактировано Весемир (2017-02-09 10:47:47)

+7

32

Кузница, после корчма "Молочный поросенок", после командория
- Я на голодный желудок ничего не думаю, пойдем пожрем и там покумекаем. - Рина пожевала губу в задумчивости, на груди руки скрещивая. Починка меча это хорошо, а вот вся эта история темная со стражниками... - Не знаю я, дело какое-то мутное.
Совать нос в пасть непонятной бестии, которая то ли из личной мести, то ли из-за прихоти харчит исключительно стражников, не хотелось, а ну как в той пасти зубы шибко острые. А коли это разбойники, сводящие счеты, то тем более, наживать себе врагов в городе, в который заезжать регулярно приходится, не самое умное решение.
Успев забыть как на улице холодно, девушка плечами передернула и поежилась. Осмотревшись по сторонам она зашагала уверено дальше по улице, ибо вдалеке виднелась вывеска заветная со свиным окороком. Дойдя до корчмы, путники своих лошадей мальчишке, что у коновязи крутился, оставили и внутрь поспешили, едва ли не толкаясь плечами у двери обшарпанной. В небольшом зале народу почти не было, поэтому выбрав себе место поуютнее заказали себе сестры с краснолюдом пожрать, да пока не обглодали последние косточки головы от тарелки не поднимал никто.
- Ну смотрите, дело, повторюсь, мутное, но можем сходить до этой самой командории. Разузнаем что да как, может, уже нашлись работники. К этому времени и меч небось готов будет, к Вацлаву воротимся и там уже решим. - Рина вздохнула тяжело и запила свои подозрения вином, явно разбавленным, но вполне сносно согревающем отмерзшие по дороге внутренности.
- Ой девки, черт ево знает, может ну ево? - Краснолюд тоже не очень любил стражников, но воле своих спутниц не стал противиться. Ведь во многих вопросах они мыслями были схожие, например, в том, что кушать на что-то было надо, и что деньги на дороге не валяются.
- Не переживай, коли там что опасное, откажемся, поищем что-нить попроще, чай это не единственное место в городе, где требуются работники. - Пожав плечами и оставив несколько монет на столе в уплату обеда, охотница поднялась на ноги.
Путь до командории был не то чтобы долог, к тому же на сытый желудок шагалось куда приятнее, но отчего-то с каждым шагом все тяжелей на душе становилось у наемников. Рине очень хотелось втянуть в плечи голову, чтобы на неё не пялились или вообще не обращали внимания, к сожалению, вместо этого приходилось изображать безучастие и уверенность. Со стражниками по-другому никак, ты либо борзый, либо пресмыкаешься.
- Мы слыхали у вас тут наемники требуются. - Была не была, подала голос наемница, едва они оказались на месте и первое крайне невыспатое, небритое и явно похмельное лицо увидели. - Мы от этого...
- Виррк, как того мужика звали? - Память у наемницы была так себе, особенно на имена всяких охальников, хотя, может, он и не представлялся вовсе, этого охотница тоже не помнила.

+5

33

Дом Миклоша и Савва

Сказать просто, да сложно сделать. Говорила Ивона складно, ласково, подступала к мальчишке тихо, что кошка, будто спугнуть боялась. Казалось ей, что послушает он ее, подчинится, а там уж и колдовать можно будет, да не тут-то было! Едва ведьма нож из-за пояса выхватила, Миклош глаза расширил от ужаса, рот скривил, в стену вжался, да как заорет, на помощь зовя да прося о милости. Девица аж обомлела, остановилась. Не такой реакции она ожидала. Хотела участия – получила проблем на голову. «Да что б тебя!» - сплюнула знахарка себе под ноги, глаза подняла на несчастного и совсем иначе уж глянула, ни как на сироточку обездоленного, а как на овцу заблудшую, что пред собою волка увидела.
- Да не кричи ты уже! – так промолвила, нож свой обратно за пояс пряча, - Хотела я в несчастье твоем помочь, брата сыскать живым али мертвым, но раз тебя перед магией страх обуял – будь по-твоему! Видишь, нет ничего?
Обиделась знахарка. Вот и понимала она, что люду простому колдовство ее на крови не по сердцу, а все равно неприятно ей как-то сделалось. «Что я вам всем, душегубка что ль окаянная?!» Тут уж одно на одно легло: рана новая старую подточила. Кметка губы поджала да замерла. Громко малец голосил. «Чего доброго, мне на голову и беду накличет», - призадумалась ведьма. На окно посмотрела, на дверь потом. «Уйти отсюда да плюнуть на все! Чтоб я еще раз кому помогать взялась!»
- Да замолкни ты! – первый раз тихо Ивона крикнула, теперь голос возвысила, - Я не убивать тебя собралась и не вред какой наносить!
Еще бы слушал ее мальчишка… Ведала девица, коли ужас за горло взял, уже не отпустит. Тут время нужно да ласка, а у нее ни того, ни другого не было. «Ну и пес с тобой!» - рассудила знахарка деревенская, - «Оставайся да пропадай! Мне что за дело?!» Подхватила она подол да к двери ступила, но только уйти собралась, услыхала шаги на лестнице, а за ними и дрожь щеколды приметила. «Ну, приплыли!» Не зная, куда и деваться, к стене противоположной ринулась, ощерилась, как зверица дикая, в угол загнанная. «Да как скоро пожаловали! Нет, не стража! Тех зови, не докличешься. Мужики, поди здешние. Да для них-то уж больно тихо, не иначе дружок какой, аль заступничек. Час от часу не легче».
Испугалась кметка, сжалась, нож свой, не думая, выхватила. Забыла она, что и роль разыграть хотела! Впрочем, немного ведьма про чародеек знала. Видала одну, да и то недолго. «Ну-ка соберись!» - прикрикнула на себя, распрямилась, - «Припугнешь и сбежишь. А коль не поверит, то что?» Осмотрелась Ивона. Ничего поблизости – ни огня какого, ни камня – лишь окно за спиной разбитое. Хочешь жить – прыгай, пока поздно не стало, да девица в том не сильна была. Так и встретила опасность лицом к лицу. «Коли Смерть за мной ходит, коли вышел срок – так и быть тому». На этом и успокоилась.
А тут уж и гость пожаловал. Один он был. Старый на вид, но мощью да силою от него веяло. Знахарка пригляделась – ба! Не человек обычный, ведьмак пожаловал. Тут уж кметка и выдохнула расслабленно. Много она монстробоев знавала, а не один из них на нее руку не поднимал, если только того ренегата безумного не считать. Но этот вроде не походил на чудовище с лицом человеческим, да и знак при себе имел с волчьей мордою.
- Никто никого не изводит, - промолвила ведьма, нож свой пряча да к мутанту подступая, - Завелось в краях этих Лихо, а может и не оно. Я за тем пришла, чтобы след какой отыскать. Этот вот горемычный брата кровного своего потерял, я помочь ему вызвалась. А что он испугался, то уже не моя вина. Я ему худого не сделала, и делать не думала.
Подробней Ивона не стала вещать. Могла бы, конечно, снова песню запеть, да ведьмак – не мальчишка несчастный, на мякине не проведешь. Глянет – сразу смекнет, что никакая ни магичка ученая перед ним. Баба бабой. «Вот уж ввязалась-то», - вздохнула девица, притихла, - «Может, так и оставить их? Пусть монстробой против этой напасти управу ищет, а мы с Котофеем иную работку найдем, за какую монет отсыплют, а не тумаков с проклятьями».

+5

34

Кузница Вацлава и улица неподалеку.

Эх, отказался бы Вацлав от работенки, чтоб рука допоправилась, да деньги — они нужнее, когда  несколько ртов не подросших от тебя зависят. Потому меч принят был в работу. Сроки, правда, не обговорили они с клиентками, те, видимо, торопились поскорей голод свой унять, да то только на руку кузницу и было. Меч осмотрен внимательно был, однако, к счастью хозяйки,  времени много не затребуется, чтоб в порядок его привести. Пока девицы есть будут, да ходить везде, про дела Мариборские вызнавать, а Вацлав быстро смекнул, что пропажа стражи их заинтересовала, кузнец в тишине и покое сможет и молотом помахать. И себя успокоит, и польза делу. Глядишь, к вечеру все готово и будет. Девицы-то явно решили подзадержаться да деньжат подзаработать. Им на путь дальний оплата, а Марибору - совсем не лишние мечи. В эту ночь они точно не помешают.

А пока Вацлав кузнечным делом занимался, Матеуш со всей ему присущей ответственностью, пытался охранять Клопа. И по сторонам головой вертел и к голосам прислушивался. «Соседушки» их даже обогнать успели. А то и хорошо было. Лучше, когда те впереди, чем если позади. Правда, заметил мальчишка, что к ним кто-то подошел незнакомый, но особо не сильно ему это интересно было. Город-то у них таким огромным был, что не всякого человека и на своей-то улице знаешь, не то что на соседней. Бывает-то как, знаешь ты, к примеру, булочника. Хорошо так знаешь. А вот друзей, которые к нему в дом вхожи, уже и видишь впервые. Так что, может тот мужик тоже булочник какой или мясник, хоть и не походит особо.
Решив, что дядька не опасен, мальчишка переключил внимание на Клопа, который, к его удивлению, внезапно к Матеушу по имени обратился. А ведь говорят, что старые псы новым трюкам не учатся! А Клоф научился. И зачем тогда после этого поговоркам всяким верить? Врут же все!
- Напомню. Дядя Вацлав все сможет исправить. Даже если этот меч ему по кускам малым принесут — исправит. - Уверенно ответил Матеуш и гордо нос задрал. Впрочем, правдой то было иль бахвальством пустым — он не знал, но верил и доверял словам того, кто приют ему дал и кормил каждый день. Вот только меч сейчас был совсем не интересным, куда интереснее было знать совсем другое. Не из-за меча же Клопу столько угрожали, а из-за совсем других бед.
- Дяденька Клоф. Вы ведь найдете стражников? Их страховидлы уводят, да? Ведь человека бы вы поймали? Я слышал бывают страховидлы, которые девицей притворятся, а потом хрясь и сжирают тебя. Но вы ведь поймаете их, правда? А то ведь… - Мальчик запнулся на мгновение, ибо то, что он сказал, его самого и напугало. Стражников, вернее, тел их,  похоже, не нашел никто, не ясно, что с ними случилось, никто не знает, что произошло и это пугало даже намного сильнее, чем если бы тела валялись где-то на виду. Когда ты можешь похоронить, проститься, проводить в последний путь того, кто тебе дорог, кто был частью твоей семьи или другом, то не будет этих обвинений, угроз и жажды мести, что звучали там, в кузнице. Потому что люди будут точно знать, что произошло. Что те, кого они любили, больше не вернутся. Но когда ты их ждешь каждую минуту, каждый удар своего сердца, вслушиваешься в шаги за дверью, подбегаешь к окну и не можешь уснуть, не понимания, не зная и боясь, ты хочешь только одного, чтобы это прекратилось. Если бы они нашли тела, то не было бы так, что хорошие до того момента люди, были готовы растерзать человека. Невинного человека. В самом деле, не Клоф же их похищает. - А то ведь стражников тогда не останется. И новые не придут. Испугаются.
И ведь совсем не то хотел сказать Матеуш. Ему столько вопросов не терпелось задать, но разве Клоп знает на них ответы? Сам ищет, небось. Почему именно стражники? Почему других этот «кто-то» не трогает? Ему что-то сделали стражники? Или он хочет поссорить людей с теми, кто правит городом? Люди злятся, и мальчик это хорошо почувствовал в кузнице, когда ему было так страшно.
Матеуш ухватился за рукав Клофа и поджал губы. Он доведет друга Вацлава, как ему было приказано, а потом тоже будет помогать всем им. Он ведь тоже может помочь. Он только кажется маленьким и слабым, а ведь сам ого-го-го! Даже пса уже не боится соседского, пусть тот ему до груди аж достает, стоя на четырех лапах.

+5

35

Лошадь Весемира спокойно стояла там, где её оставили. Около ветхого двухъярусного дома. Она ничего не делала, любила ничего не делать и очень обижалась, если её заставляли идти против воли. А тут, нате вам, пожалуйста, удача какая! Увы, мариборский пройдоха этого не знал. Заискивающе подбежал к кобыле, немного удивив её, хотел было запрыгнуть  седло, но был повален толчком головы на землю. Конокрад испугался, что его затопчут до смерти и даже закрылся руками и зажмурился. Прошло несколько мгновений. Открыв глаза, он увидел невозмутимую лошадь, что спокойно стояла, ждала хозяина и наслаждалась жизнью.
     – Лихо, говоришь? – переспросил Весемир и пододвинул под себя табурет, что заскрипел от тяжести опытного ведьмака. – Что за Лихо? Расскажи поподробнее. Да не бойся ты, мальчонка. Как звать его? И ты кем ему будешь?
     Весемир перевел взгляд на темноволосую молодую женщину. Она была не дурна собой, статно держалась да с характером отвечала. Ведьмаков видимо не боялась, или же чего еще страшней видала. Весемир тихо усмехнулся своей мысли, сравнивая себя с поганцем каким.
     Только вот какая чародейка станет нож использовать, чтобы помощь оказать? Не отправлять же его на тот свет искать брата кровного, что потерялся. Не верил старик словам сказанным полно, не верил. Лучше уж этих двоих с собой взять, до караульни или командории. А там уж как получится. За лошадь свою ведьмак не беспокоился. Таких еще поискать. Да и торопиться было некуда. Вряд ли в Мариборе гуляет еще один ведьмак в поисках работы.
     – Ах, кости, – Весемир, играя усталого деда, тяжко поднялся на ноги. – Идем, покажешь, где стражники бездельничают.
     С этими словами ведьмак указал на дверь, давая понять, что не он первый покинет комнату обшарпанную.

+6

36

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/139-1484092784.jpg[/AVA][Nic]Гаэтан[/Nic]

По дороге  к городскому каналу

Говорят, что выследить тварь в лесу сложно. Охотники вторят дилетантам. Но охотники, а уж тем более, обычные люди никогда не охотились в городских трущобах. Да и на кого им там охотиться?
Бедные стражники готовы по башке дать таким горлопанам. Тварей везде везде можно найти, даже кикиморы в город прокапывают туннель за туннелем. А уж про тех, кто прячется с простых смертных, начиная с суккуб и заканчивая высшими вампирами, так вообще не сосчитать.
А ведьмаки... кто заплатит за суккубу, которая никому не мешает? Разве что местный ипат заплатит за рогатую женщину и попросить оставить наедине с ее трупой, слишком уж ему любопытно...
Нет, ничего хуже поисков в городе не сыскать. В лесу спросить некого, только на чутье полагайся да на чувства. В городе чувства перебивается шумом и запахами городской жизни. Приходится спрашивать местных.. и здесь ведьмаку совсем приходится несладко.
Волей неволей наберешься опыта. Кому-то придется пригрозить, кому-то доброе слово сказать, но от большинства придется выслушать все, что они знают о мутантах, перечислят все глупые поверья... хуже всего те, кто пытаются позвать стражу, стоит подойти.
- Развелось вас тут... - пробурчал немолодой кмет, неизвестно как попавший в город.
- Что значит развелось? - раздраженно бросил кот, теряя терпение.
- Третьего из вашего поганого племени вижу...  разбрелись тут, девок портить... хотя, один старый, уже не смогет...
Гаэтан закатил кошачьи глаза. Но объяснять, что возраст на потенции ведьмака сказывается мало, не стал. Стало интереснее, кто же это старый ведьмак, уж не Весемир ли... только его и его волчат тут не хватало. Вечно работу отнимают, считая себя лучше других, все такие благородные, аж глаза щиплет.
- Ты мне про пропажу стражи скажешь? Слышал что-нибудь? - без особой надежды поинтересовался Гаэтан.
- Так этмо... у каналов пропадают. Пьють... и падают... утопают...
Отмахнувшись, Гаэтан пошел дальше.
То, что другие ведьмаки вокруг, это плохо. Кто знает, может, у них уже есть договор со стражей. Хватит расспрашивать местных, пора приниматься за настоящую работу...

Отредактировано Сабрина (2017-02-14 10:43:19)

+3

37

Мастерский

Командория стражи

Известно, что все дороги ведут в Новиград. Но сегодня все эти дороги решили пройти через командорию мариборской стражи, волнуя служивый люд и заставляя их покрепче держаться за бердыши и алебарды.
На странную троицу из двух девок и бородатого краснолюда посмотрели косо и подозрительно. Настолько, что в животе у Гвю шумно булькнуло.
- Наемники? Не-а, - протянул вислоусый старый стражник, поглядывая на пришлых исподлобья. - Наемники нам в стражу не требуются! Да и где это видано, чтобы девки в городскую стражу шли?
- Дурак ты, Магуш! -
одернул его смурной, заросший колючей серой щетиной товарищ. - Требуются, девки! Точнее не девки, а наемники! Вам к командиру! Я провожу!
- Только оружие придется оставить на входе, - буркнул Магуш, недовольно почесывая поясницу. - А то шастают тут всякие, а потом беды случаются.

Как только все формальности были улажены, а сестры не свалились в обморок от запахов и ароматов нижнего этажа командории, заросший щетиной городской стражник проводил их наверх, к кабинету Антуана Лавье - командира мариборской стражи.
Он не ждал их, сидел за крепким столом, склонившись над ворохом коряво исписанных отчетов и щурился при неясных бликах свечи. В кабинете всё так же не было намека на пыль, грязь, но складывалось ощущение, что было здесь что-то не так. Если бы Ярпен Зигрин, уже удостоившийся встречи с командиром, увидал бы Антуана вновь, то принял бы его за совершенно другого человека. Впрочем, для краснолюдов люди зачастую были на одно лицо.
- Да-да?
- Командир! Наемники! По поводу нашей проблемы!
Лавье коротко кивнул, отпуская стража. Затем поднялся, приглашающим жестом указывая на стул перед собой и скамью у стены.
- Моё имя - Антуан Лавье. Кто вы такие, каков ваш род занятий и чем вы можете нам помочь?

Кузница Вацлава и улица неподалеку.

Устами ребенка глаголит истина. А если ребенок дюже сообразительный и башковитый, то помимо истины он изрекает мудрость. Так уж повелось, что эти понятия, хоть и шли рука об руку, не означали одно и то же.
Клофф посмотрел на подмастерье старого друга с уважением. И тревогой. Конечно, из Матеуша мог выйти толк, если только он не женится на дурной бабе, но лучше бы пареньку лететь прочь от этого дурного города. Захиреть в Мариборе, остаться никем - проще простого. А ему бы в люди выбиваться.
- Найдем, парень, найдем. И стражников найдем, и страховидлу. И всё будет хорошо. Всё будет хорошо.
Но серые, словно прижатые к земле крыши домов говорили совершенно о другом. Нет у стражи никакого следа. Нет никаких доказательств. А значит и надежда их едва теплится, как только что пожелтевший снег.
Сержант вздохнул, повел плечами и потрепал мальца по голове.
- Не бойся, парень! Сам дойду, а ты... а ты знаешь, что? Ты девкам не напоминай. А лучше прямо скажи, что я их жду. А если увидишь что интересное да услышишь подозрительное - прибегай в командорию. Скажешь, что ко мне с важным поручением.
Клофф улыбнулся. Его улыбка не была самой прекрасной, самой доброй, но зато она была искренней и душевной. По-настоящему.
- Ну, до встречи, Матеуш!

Дом Миклоша

Беда приходит откуда не ждешь. Как и спасение. Миклош, подмастерье красильщика, испуганно глядел на нож в женских руках. От испуга глаза его расширились, в горле пересохло, а голова отказывалась соображать. Куда там понять, что явился какой-то дед, что его новая знакомая не собиралась никого резать и убивать! Миклош и имя-то свое позабыл от страха!
Отпускать мальчонку начало постепенно. Когда осознание того, что никто его на мелкие кусочки резать не собирается, и уши пока еще не пойдут в суп, сирота испуганно шмыгнул носом. А затем бухнулся на колени.
- Деда! Дедушка! Не ругайся! Милсдарыня Кассия мне зла не хотела! Правда-правда!
Мальчишка вытер нос чумазым рукавом.
- Она мне добра желает и хотела брата помочь найти! А я... я испугался! Просто испугался!
Он снова шмыгнул носом, глянув на волшебницу, словно ища её одобрения.
- Идемте, дедушка, - мальчишка не поверил своим ушам, - но ведь... ведь они не бездельничают! Савв говорил, что стражники - самые занятые люди!
Ведь не мог же его брат быть бездельником! Бездельники ведь не пропадают на работе!
- А вы... вы ведьмак, правда? Я сегодня уже видел одного. Моложе! Намного моложе!

У городского канала

Миновав уже известный ему трактир "Красавец волколак", Гаэтан оказался близ канала. Если бы подле был Ярпен Зигрин, то краснолюд безошибочно подсказал, что вчерашней ночью именно в одном из переулков, ведущих к стоку, затерялся отряд стражников. Вот только предприимчивый и деловитый бородач не помогал Гаэтану. Поэтому ведьмаку приходилось полагаться на собственные силы.
Вода, слегка подернутая тиной, пахла рыбой, водорослями, от неё тянуло холодком, но она была всего лишь водой - лениво стекающий вниз, изредка пронося мимо ведьмака мелкий городской мусор.
Каррерас оставался типичным городом северных королевств, и если Гаэтан надеялся обнаружить в мутной воде жагницу или же выводок утопцев, то его ожидало разочарование.
На истертых временем камнях, свесив ноги к воде, сидел рыбак, весело болтая босыми пятками. Приметив ведьмак, он хмыкнул, медленно вытягивая удилище.
- Эй, мужик! Тебе чего здесь надобно, а?

Улицы города, неподалеку от кузницы

Спасение приходит откуда не ждешь. Спасение ли?
Троица удивленно взглянула на окликнувшего их человека. Точнее, того, кто на человека походил. Вот только измененные мутацией глаза да седые волосы заставили молоденького портняжку пискнуть от страха, Гонтара - напрячь кулаки. И только Юрган, взяв в себя в руки, выступил навстречу незнакомцу.
- Беда у нас, мастер! И справиться с ней мочи нет - пропадают наши стражники... а, что там! Родственники, мастер ведьмак! И никому дела нет! Ни страже, ни городскому совету! На всё они закрывают глаза и палец о палец не ударяют!
Гонтар кивнул, поддерживая товарища. Юрган же, войдя во вкус, продолжал.
- Поможешь нам, а? Мы-то уж не обидим! Соберем от родственников пропавших триста монет!
И тут в дело вмешался портняжка.
- Ой! А я его знаю! - пискнул он, поглядывая на седые волосы незнакомца. - Это же Гервант! По прозванию Серый Волк!
- Заткнись, балда! - прошипел Юрган. - Ну, мастер! Берешься?

Примечание:
1) Матеуш, проходя на обратном пути можешь наткнуться на уже известную тебе троицу и краем уха услышать обрывки фраз
2) Весемир, Ивона, если всё-таки направитесь в командорию, то можете входить прямо на момент разговора Антуана и сестер

+5

38

У городского канала

Очень редко ведьмак приходит и все находит сразу. Даже у них есть пределы возможностей, но люди, искреннее презирая мутантов, требуют от них при этом чуть ли не божественности, словно этим и хотят оправдать свой собственный страх, а когда не получают желаемого, злятся еще больше, но не на себя, ибо это не их природе.
Гаэтан предполагал, что поиски без ночного покрова будут бесполезны. Ведь стражники все вокруг обшарили и вряд ли могли что-то пропустить, не обычного же городского жителя искал, а своих.
Поэтому не стоило искать в самых очевидных местах...
Ведьмак раздумывал над разными вариантами. Один из самых очевидных, что солдаты попросту дезертировали. Казалось, никто не сможет бросить родную кровинушку, но наличие в истории маленького мальчика еще ничего не значило. Люди поступают и хуже, в первую очередь по отношению к своим родным.
В грязной воде канала если и водилась угроза, то днем она носу не показывала. Ночью... может быть. И все-таки нельзя исключать, что охотится высший вампир или хотя бы альп. А, может, и суккуба соблазняет стражников и уводит в тихое место. Много чего может произойти в безумном мире. А его работа - выяснить это...
Тут от размышлений отвлек рыбак, который давно облюбовал себе это место.
- Не боись, не по твою рыбу пришел, - постарался не огрызнуться ведьмак. - Дело есть. Стражники тут пропадают, ходят слухи, что из канала тварь вылезает, может, известно тебе что?
Но на мужика Гаэтан не надеялся. Похоже, придется спускаться в местные подвалы или канализацию, прочесывать ответвления канала, искать зацепки.
План состоял в том, чтобы определить, что за тварь, может, даже найти доказательства ее присутствия, будь то засохшие экскременты. А уже потом договориться о награде, исключив из игры других ведьмаков.
После чего можно заняться охотой...
В голове все просто, но на самом деле палки в колеса поставит кто угодно, в том числе и этот рыбак, что запросто может попросить жалкие два орена за пару бесполезных слов.

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/139-1484092784.jpg[/AVA][Nic]Гаэтан[/Nic]

Отредактировано Сабрина (2017-02-20 14:17:07)

+3

39

Командория стражи

— Нет, Рина все же была лучше хваленого Сулислава и без всяких приключений привела их именно туда, куда надобно. То бишь в хваленую командорию, где им, разумеется, обрадовались.  Требование сдать оружие не стало для сестриц неожиданностью. Более того, было бы крайне странно, если бы к начальству запросто пускали вооруженных до зубов наёмников, к тому же ещё и незнакомых. Меча у младшей Качмарчик при себе не было - девушка оставила его в кузне, доверив «святое» умелым рукам кузнеца, однако, в качестве особого доверия она сдала нож, носимый за голенищем сапога. Отнять топор у краснолюда было куда сложней, чем обезоружить сестер, ведь своё оружие он любил сильнее, чем собственную женку с коей без зазрения совести расставался не только на месяцы, но и на годы.
   — Отдай Гвю… Отдай сказала! — Кое-как в четыре руки отняв желаемое, девушки аккуратно положили топор сверху остального оружия, старательно не замечая недовольное пыхтение краснолюда. — Успокойся, это ненадолго. — В том, что они здесь задержатся, Вирра весьма сомневалась, как и в том, что командир наймет на работу двух девиц и одного нелюдя. «Впрочем, всё зависит лишь от того, насколько бедственно его положение». 
   Путь до комнаты верховода не занял много времени, хоть и был далеко не самым приятным, наполненным просто непередаваемыми ароматами сравнимыми лишь с немытыми ногами её напарника Краснолюда, коего, к слову сказать, совершенно не смущал весь зловонный колорит, нижнего этажа командории. Вирра старательно прикрывала лицо рукавом рубашки, стараясь по возможно дышать через раз. Судя по зеленому лицу Рины, повторяющей действие сестры - её ощущения тоже были далеки от приятных. «Быстрей бы уже, ещё немного и ловить бестию будет некому», о том, что им на пятки наступают и другие любители звонких монет, девушка ещё не знала. К огромному счастью сестричек, долго мучиться не пришлось и уже следующий поворот вывел наёмников к долгожданной двери.
   В кабинете командора мариборской стражи было чисто, тихо и сумрачно, даже несмотря на потуги стоящей на столе свечи. Сидящий за столом мужчина был поглощен работой и, по-видимому, никого не ждал. «Неужели мы опоздали?», то, что девушки не пересеклись с конкурентами по дороге сюда, или же не столкнулись с оными в тесных коридорах командории ещё ничего не значило - они вполне могли побывать здесь раньше, получив задание, и уже давно взявшись за работу.
   — Моё имя - Антуан Лавье. Кто вы такие, каков ваш род занятий и чем вы можете нам помочь? — Мужчина представился, но Вирра лишь коротко кивнула головой, оставив все формальности своей сестре. В их компании блондинка предпочитала молчать, дабы не ляпнуть ничего лишнего, или что ещё лучше, никого и никуда не послать. Судя по всему, того же мнения придерживался и краснолюд, увлеченно рассматривающий свои замурзанные грязью сапоги, а все дела и переговоры, предоставив сестрицам. В случае чего с них и спрос будет. Как и следовало, единственный стул Вирра уступила Рине, ей же досталась и честь вести переговоры с тамошним командиром, коему понадобились наёмники для решения его проблемы.
   Кое-как устроившись на неудобной и скрипучей скамье, наёмница обратилась вслух, стараясь не упустить ничего, сказанного сестрой или их будущим нанимателем. «И все же интересно. Кто стражников по ночам гоняет? Судя по разговорам их тела найдены не были, как и следы крови аль иной борьбы», девушка старательно пыталась сложить эту головоломку, но все было без толку, слишком мало информации и фактов. «Что же, подождем. Возможно, что командир расскажет нам куда больше, чем известно родственникам погибших и прочим заинтересованным лицам».

Отредактировано Вирра Качмарчик (2017-02-20 19:20:54)

+4

40

Улицы города, неподалеку от кузницы

Гервант. Серый. Волк.
На мгновение все утихло. Казалось, мир ждал того момента, когда мутант сорвется и вскроет людям гортани за подобную фразу. Ведь все знали, и с долей иронии и страха могли сказать: Коты – сумасшедшие ведьмаки, объевшиеся белены.
Гервантсерыйволк.
Что-то хрустнуло, возвращая мир к привычному гомону. Брэен играл желваками, сжав кисти в кулаки так, что костяшки побелели, а ногти врезались в кожу. Довольно глупо быть ведьмаком, который не умеет полноценно сдерживать свои эмоции и часто их видно просто по выражению его бледного лица. Этот раз не стал исключением. Мышцы дрогнули, на секунду исказив его лицо в неприятную гримасу. Если бы в тот момент напротив Брэена стоял василиск, то оный с перепугу отложил бы яйцо, как минимум. А как максимум – проглотил бы сам себя.
Чертов Геральт из Ривии. Куда ни плюнь – он да он. Все тебе, сраный лицемер. Все! Слава, любовь, женщины, деньги. Даже сраная стрыга и та на тебя взлезла, лишь бы ты ее не убивал тогда. Сукин сын. И даже после Блавикена, ты остаешься любимчиком. Будто бы никто ничего и не слышал. А как слышат «ведьмак из цеха кота», так сразу: о нет! Кот из Йелло! На вилы его!
В голове кошкоглазого развернулся целый драматургический театр, где вся эта картина разыгрывалась в красках-деталях, с визжащими нотками, факелами и погонями. Череда картин пронеслась перед глазами из далекого прошлого, будоража сознания и впиваясь своими цепкими когтями куда-то под ребра.
Брэен выдохнул, пропуская накатывающую волну злости через себя, стараясь как можно быстрее успокоиться. И тут в его голове что-то произошло. Уголок губ вздернулся, словно какой маленький рыбак сидел у него на макушке и отчаянно тянул за крючок.
Простой народ в королевствах – дикий, дурной. Он обладал удивительным свойством ходить с черной повязкой на глазах и не видеть, что происходит под носом, зато уши его слышали то, что происходит за сотник километров. Да, пусть в искаженном виде и приукрашенном десятки раз, но слышал. И вкупе это все довольно часто играло на руку тем, кто был чуточку осведомлённее и умнее. Мошенники, воры, проходимцы, блуждающие фокусники и наш ведьмак.
Брэен силился начать спектакль одного актера. И что-то подсказывало, если удачно подобрать слова, то деньжат можно сорвать больше, чем предлагают.
Ведьмак откашлялся. Его голос был выше, чем у Геральта, по его памяти. Но, если бы они знали Белого Волка в лицо – то это было бы сразу понятно.
- Не гневите юнца,- начал Брэен, аккуратно подбирая слово за словом, обретая новую профессию,- Им все интересно в их возрасте. За работу берусь, но это обойдется чуть дороже. Всего лишь на пятьдесят оренов. Убийство мантикоры стоит дороже в три раза. Но там я хотя бы знаю, что делать. А здесь дело темное. Да и к тому же, что вам, стоит докинуть пятьдесят монет тому, кто спас вашу принцессу. Я же не думаю, что вам жалко денег ради Ее Высочества, верно?

Отредактировано Брэен (2017-02-20 20:19:32)

+6

41

Дом Миклоша, далее командория мариборской стражи.

       Дедушки созерцают сколько зубов еще осталось покуда лежат на печи, где отдыхают их старые кости. Такой роскоши Весемир не мог себе представить, поэтому слегка расстроился, когда мальчишка обозвал его «дедой» и «дедушкой». Наверное, всё же года берут своё и лицо ведьмака, обветренное вековым опытом странствий, действительно походит на всяковых дедов, что жалуются на немощь и ломоту в теле.
       «Упырь меня дери!» – Весемир вскинул брови, вспомнив, как недавно, а именно пару лет назад, он жаловался малышке Меригольд о своих древних косточках.
       Однако некогда была впадать в уныние о прожитых годах и имеющихся  морщинах и седине. Ведьмак сжал кулак, отчего кожаная перчатка с треском натянулась – есть еще сила молодецкая. Попадись только это лихо, что изводит детей да сироток.
       Мальчишка тем временем тараторил и страшно жестикулировал, что женщина с ножом никто иная как сударыня Кассия, – ведьмаку вовсе незнакомая личность, – пыталась лишь помочь ему, осиротевшему парнишке, брата вернув. Более того мальчик не струсил перед страшной физиономией ведьмака и вызвался в действительности проводить его к стражникам. 
       Они вышли на улицу. Лошадь сонно ожидала своего хозяина, который нежно погладил её по голове, взял за уздцы и повел вслед за мальчишкой, что показывал путь. Безусловно, Весемир знал, где находится командория стражи, так как не раз там бывал. Только вот не хотелось оставлять этого испачканного сорванца с некой госпожой Кассией – не вызывала она всё же доверия у вояки. Да и пропасть успела.
       Весемир покрутил головой, пытаясь увидеть черноволосую женщину. Однако она сумела ускользнуть: да так тихо, что даже ведьмак не приметил, отчего и свистнул.
       «Чародейка».
       – Савв, говоришь, говорит, – отозвался Весемир. – Занятые, не то слово. Только вот не тем заняты они, мой мальчик. Не тем.
       В памяти всплыла цветная палитра самых грешных стражников, с которыми старому ведьмаку удосужилось свидеться да познакомиться. Контрабандисты, насильники, наркоманы, воры, убийцы. И все они стоят на страже порядка. Извращенная природа городов. К сожалению, она такая. Сейчас это называется цивилизацией. А Брокилон, Скеллиге, разные эльфийские поселения да друидские чащи считаются верхом варварства и дикости.
       – Да, мальчик, ведьмак. – Ответил на простой вопрос ведьмак и насторожился, когда юнец досказал, что видел сегодня еще одного представителя их профессии, молодого. Ламберт? Или может быть, Койн? – Как он выглядел, скажи.
       Между тем, здание, – не самое красивое, – командории стражи встретило их на пути. Ведьмак поблагодарил мальчика и дал ему два пятака.
       Весемир двинул рукой скрипучую дверь и вошел внутрь. Блеска желтых глаз было достаточно, чтобы служивые молча указали наверх, где по обыкновению заседал самый занятой из всех. Затхлый аромат, более сравнимый с болотным смрадом, нижнего этажа встретил Весемира. Однако старик не особо обратил внимание на страшный, изводящий молодых дам дух. Нос ведьмака успел привыкнуть к разным запашкам. Он спокойно вытащил из ножен меч, как велел порядок, поднялся по ступенькам и учтиво постучал в дверь кабинета командира и зашел.
       За столом не особо уютной, но нагоняющей тоску комнаты сидел знакомый стражник, когда-то давно взявший более высокий пост. Пробился наверх, упрямец по имени Антуан Лавье, которого Весемир не особо жаловал. Просто не любил он стражников вообще. Этот же, несмотря на звание, мог остаться таким же, каким и был раньше. Но кто знает правду? Лицо Антуана сильно изменилось. Настолько, что простому глазу не распознать изначальную природу Лавье. Может и сам он стал другим.
       Однако больше всего изумило Весемира не перемена в облике командира мариборской стражи, а то, что перед тяжелым дубовым столом, где велись письменные работы да счета, стояли три фигуры. Все три знакомые ведьмаку: сестры-наёмницы Качмарчик и их краснолюдский помощник.
       – Здравствуй, Лавье, – пройдя мимо сестёр, Весемир встал перед Лавье и скрестил руки на груди. – Говорят, лихо у вас здесь шалит.
       Вояка посмотрел в сторону Рины и Вирры и добро улыбнулся им.

+4

42

Мастерский

Командория стражи

Так уж случается, что прошлое, пусть даже и схороненное за семью замками, рано или поздно тебя настигнет в настоящем. То, кем ты был, то, кем ты стал – всё это будет взвешено человеческой молвой, оценено, и жизнь твоя обрастет новыми, не самыми приятными слухами.
Когда на пороге кабинета показалась кряжистая старческая фигура, Антуан Лавье изменился в лице. Голос его дрогнул, а глаза – изумленно распахнутые, были глазами юнца-стражника, который вдруг вернулся на десяток лет назад, в свою зеленую самобытность обычного ночного стража, младшего дворянчика из бедного рода, который вздумал трудом, а не именем добиться уважения в родном городе. Кто же знал, что человеческая милость на пегой кобылке ездит, а призвание всей жизни станет самой невыносимой мукой на все оставшиеся годы?
Изменения закончились быстро. Антуан поспешно взял себя в руки, скупо кивая старику.
- О, так в Мариборе снова объявился ведьмак? Молодое поколение уже отбивает ваш кусок хлеба.
У него не было настроения шутить. Язвить и зубоскалить – не было в характере. Антуан Лавье был антиподом большинства стражников северных королевств. Точнее, сделал себя таковым.
- Не будем медлить, - командир потянулся к пожелтевшему свитку с картой города, расправляя его на широком столе. – Так уж случилось, что в Мариборе ночь через ночь пропадают люди. Если быть точным, то городская стража, маршруты патрулирования которых проходят неподалеку от канала. Здесь, здесь и здесь.
Лавье указал на карте в нескольких местах, а потом потер переносицу.
- Ни следов борьбы, ни крови, ни тел. Ничего. Ничего, что оставляют после себя стычки с вооруженным противником, если я ещё в этом что-то понимаю.
Командир мариборской стражи замолчал, переводя взгляд от одного посетителя, к другому.
- Городская казна готова заплатить за избавление от проблемы. В разумных пределах, конечно же. И не важно, кто именно это сделает – важен лишь результат.

Улицы города, неподалеку от кузницы

Правду говорят – нет у ведьмаков сердца. Наживаются на чужой беде, обдирают несчастных до нитки, а затем бахвалятся, что герои да спасители.
Юрган был о них другого мнения, но вот только сейчас Марибор был в такой заднице, в которую только мутанта-то и отправить не жалко.
Сгинет – пусть будет так, а от беды избавит – тут ему и добавочку выдадут: монетой или кайлом по башке – это время покажет.
Гонтар, опередив товарища, согласно замотал башкой.
- Пусть так, милсдарь! Пусть так! Народ у нас не дурной, найдем деньги! Только помогите, просим сердечно!

+3

43

Командория стражи

Разговор как-то не задался и виной тому был уже знакомый сестрам Качмарчик ведьмак. «Принесла нелегкая с дороги…», и не то чтобы Вирра или Рина так уж плохо относились к пожилому ведьмаку, просто, с его появлением надежда девушек на работу накрылась банным тазом. Ну кто будет платить девицам наемницам, когда есть ведьмак способный уж точно выполнить любую работу. «Ну вот и все, котомки в руки и расходимся по своим делам». Настроение Вирры моментально испортилось, собственно, как и настроение сидящего рядом с ней краснолюда.
   Впрочем, как оказалось, волновалась наёмница зря ибо командир мариборской стражи настолько отчаялся, что был готов заплатить любому, кто изловит таинственную бестию. Разумеется, платил бы не он, но это уже не особо относилось к делу. «Эка вы отчаялись-то! Видать дело действительно серьёзное». Вирра усмехнулась, с улыбкой глядя на свою сестру кою, по-видимому, так и подмывало заглянуть в их потрепанный бестиарий. Честно говоря, блондинка боролась со схожим желанием ведь ни старшая, ни младшая Качмарчик совершенно не помнили, чтобы кто-то из известных им бестий был настолько аккуратным, что не оставлял ни следов борьбы, ни крови, ни тел. 
   — А свидетели были? — Обычно кто-нибудь, да что-нибудь видел пусть и вполглаза кой ещё вдобавок и подслеповатый. — И нападали только на стражу или были исключения? — Вирра  все ещё не понимала логики этого чудовища, ведь обычно бестиям все равно кого лопать, а тут такая странная избирательность. «И ведь отличает же стражников от других людей!», разумеется, умный человек ночью по злачным местам шастать не будет, зато нищие - запросто. — Странная у вас какая-то бестия, падкая на мужчин в доспехах… — Невольно в мыслях наемницы вырисовалась совсем иная картина, и Вирра задумалась, прикусив губу и принимаясь накручивать локон на палец. «А что если это вовсе не бестия? Стражники ведь годятся не только на поздний ужин, а ещё и для опытов», ей хотелось как можно скорее поделиться своей догадкой с сестрой, но Вирра предпочла дождаться конца разговора. Тем более что у неё ещё были вопросы.
   — Вы кого-нибудь подозреваете? — Девушка не верила, что у столь начитанного командира, а ведь именно об этом свидетельствовали многочисленные книги в его кабинете, не было ни единой мысли или догадки по поводу этого дела. — Должно же быть хоть что-то кроме столь явного места преступления. «Спасибо хоть есть оно это место, теперь мы знаем откуда стоит начать наши поиски», конечно, информации было ничтожно мало, но выбирать наёмницам, увы, не приходилось. «А вдруг повезет именно нам, а не кому-то более сведущему», окинув ведьмака недовольным взглядом,  Вирра поспешила согласиться, дабы не вынуждать командира стражи слишком долго ждать ответа наёмниц — Пожалуй, мы беремся за поиски. Посмотрим, что удастся узнать нам. — Ещё раз осмотрев карту и прикинув где именно надо искать следы, которые, разумеется, уже успели затоптать горожане, девушка повернулась в сторону краснолюда, все ещё сидящего на скамье и, похоже, не собирающегося уходить.
   — Я так поняла, что ты остаешься здесь? — Гвюдмундюр бы с удовольствием остался не будь уверен, что девушки запросто уедут без него, если им все же не удастся ничего узнать, а поход к каналу будет лишь тратой времени. “Меньше народа - меньше растрат“ - всегда говорила Рина, демонстративно поглядывая в сторону их низкорослого напарника, а посему краснолюд решил не давать девушкам повода для насмешек, или чего лучше - радости.
   — Иду - иду, куда ж вас денешь? — Оторвав седалище от лавки, он неохотно поравнялся с напарницами, моментально схлопотав от оных два весьма ехидный взгляда. «Не удивлюсь, если к концу этого дня ты где-нибудь загостишь, в очередной раз сбежав от нас к какому-нибудь родственнику», когда дело пахло не приключениями, а часами проведенными в засаде, краснолюд предпочитал ретироваться, поясняя это тем, что у него уже давно больная спина, кою надо беречь, любить и на печке обогревать.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2017-03-15 17:27:27)

+3

44

Таверна “Красавец-волколак”

    Марибор, укутанный в мистическом тумане, болезненно гудел: шипел, чихал и шухарился. Простой люд напряженно переглядывался, передвигаясь по улицам чуть ли не по стеночке, а те, что побогаче и вовсе отказывались высовывать распухшие носы из-за безопасных стен своих уютных домишек, разве что в сопровождении маленьких армий из озолотившихся на чужом горе наемников.   
      Город в смятении. Вся суть, вся гниль человеческая как на ладони…Материалу добротного, подчас с десяток телег - бери, изучай!
      Чем, собственно, и занималась последние несколько дней юное дарование в лице Уточки - Циранки, бардессы удивительно талантливой, но пока, правда, в королевстве малоизвестной.
     Казалось бы: и занесла ж нелегкая! Но нет. Ведь что простому человеку страх и ужас, то барду, особенно не самому искушенному - эмоция, нерв живой! Ни дать ни взять самое благоприятное время для литературных изысканий.
     Не смотря на заряженный беспокойством воздух в городе, таверна не стояла пустой и минуты с той самой поры, как изящные ножки Сциллы коснулись обитого порога.
     Деньги платили здесь смешные, но на теплый угол и кусок хлеба хватало, а о большем юная менестрель пока и не мечтала. Последние несколько недель девушка не могла выдавить из себя и строчки, так что давящая атмосфера мистических событий ее не то, что не угнетали, воодушевляли! 
    Настраивая свою старенькую лютню перед выступлением, Присцилла настороженно переводила взгляд с одного постояльца на другого. Все ее существо было напряжено от макушки до кончиков пальцев ног, но не от страха или смятения: она слушала, смотрела и запоминала. Что-то нехорошее назревало.
     Присцилла чувствовала это всем своим естеством, отчего хмурилась и прикусывала губы, но стоило струнам ее инструмента ладно выстроится, лицо юного барда преобразилось. Мягкая, нежная улыбка раскрылась на губах и девушка запела…
    О море, прибое и безмятежных чайках. О том, что как бы силен и беспощаден не был шторм, когда придет время, взойдет солнце и буря утихнет.
    Потому что такова наша природа и это - хорошие новости.

Отредактировано Цираночка (2017-03-24 17:42:21)

+3

45

День. Мариборские вонючие каналы

День был занят приготовлением к вылазке в самое нелюбимое место из всех: канализации. По словам командора пропадают стражники около канала. Никто не видел, не слышал. Тел нет, крови также нет. Нечисть или же люд? Утопцы так близко к городам шумным не подбираются. Скромные паршивцы, уединение любят, но и гостей тоже. Канализации, мелкие деревеньки, запруды. Да и крики были бы, и спасенные от гадов этих мокрых тоже нашлись бы. Ну не жагница же это, в конце концов. Не до такой степени местные загадили воды здешние. Оставалось лишь проверить одно это место.
       Коли стражники ночами пропадали, следовательно, лезть надобно было днем, пораньше, когда активность всяких тварей слегка сонная. Чуют они, чудища разные, когда солнце светит, когда луна, даже если под землей хоронятся. Внутренние биологические часы – по-научному называется.
       Весемир усмехнулся в усы, когда невзначай вспомнил про этот термин. И какого лешего он тогда выпивал кружку другую с профессором одним. Тот ему все уши прожужжал разнообразными теориями: как скучными, так и ох-как затягивающими.
       После недолгого разговора с Антуаном, командором Мариборской стражи, ведьмак получил всё, что требовалось, и ретировался прочь из зловонного скопления порядка и закона.
       Поскольку лезть следовало в недра не самые благочестивые, следовало быть готовым ко всему. Проверив хорошо ли выходят мечи из ножен, Весемир, не обращая внимания на зевак, открыл ржавую калитку, что закрывала проход, ведущий вниз по мокрым, хладным ступеням. С допуском о спуске проблем не возникло. Ключ выдался сразу же.
       Каждый шаг спускал ведьмака всё дальше во тьму, в неизвестность. Весемир радовался, словно совсем зеленый паренек, в первый раз отравляющийся на дорогу приключений. Давно уже не было этих вонючих катакомб. В них всегда полно всякого для ведьмака отрадного.

Отредактировано Весемир (2017-03-29 14:57:26)

+3

46

Улицы города, неподалеку от кузницы.

Люди – это ушлые, меркантильные и очень хитровыкрученные создания, которые умудряются обвести вокруг пальца всех. Порою даже самих себя. И уж больно славно это у них выходит, что  часом диву даешься, как с таким хорошо подвешенным языком он все еще ходит под кем-то. А потом понимаешь, что язык этот самый только на то и горазд, что болтаться до самых колен да лезть без мыла, куда не просят.
И никогда обычный ведьмак не знал – чего ожидать. То ли действительно заплатят, то ли дубиной по макушке огреют, да еще и ограбят. Не один раз случалось подобное с Брэеном . Везло лишь в том, что бедолага просыпался живым. Пусть в канаве с раскалывающейся головой, но – живым.
От чего люди бесноватые его клинки не трогали, черт его знает. Вполне было вероятно, что наслушались росказней от своего брата, мол, возьмешь меч в руки, так то ли член отсохнет, то ли ребенок упырем родиться. И благо, это играло кошкоглазому на руку.
Легкий ветерок пробрался к ведьмаку под рубаху, словно мелкий воришка, выхватывая кусок тепла, как хлеб с прилавка. Брэен передернул плечами, щурясь и глядя в небо. Осеннее солнце кривило ему морду лица, неприветливо выглядывая из-за редких облаков, что лениво паслись поодиночке коровами на небесной тверди и особо никуда не торопились. Если задержаться на месте и заострить на них свое внимание, то действительно казалось, что они попросту висят на одном месте, прибитые гвоздями. А под определенным обзором можно было заметить, что дно у них – плоское, а выше идет рельефная поверхность. Точно и впрямь мир людей, нелюдей и монстров огражден невидимым для их глаза барьером, что даже облака упираясь в них, приобретают плоскую форму. Но у мутанта не было для этого времени. Да и не интересовался он отродясь подобным. Шумно выдохнув, он сделал шаг к людям.
В его голове прыгали и скакали слова, играя в салочки. Говорить следовало осторожно, строя каждую фразу с чувством, толком, расстановкой. Один неудачный шаг и его  могут разоблачить и погнать из города ссаными портками.
- Что же,- продолжал ведьмак, и тяжело было не заметить, как блеснул в его глазах недобрый огонек,- мне нужно понимать, что вам всем известно. Желательно во всех красках и со всеми подробностями. И нужно осмотреть место пропажи.

+2

47

Мастерский
Командория стражи, позже улицы.

А говорят, что спешка – удел молодых. Не успел командир мариборской стражи моргнуть и глазом, а старого ведьмака и след простыл. И плевать, что когда-то давным-давно, когда Антуану было не так уж и много лет, этот ведьмак выглядел точно также – время не оставило отпечаток на его навыках и смекалке.
Замешательство, вызванное столь решительными действиями убийцы чудовищ, заставили Лавье замолчать. Он даже не сразу понял, что в комнате остался кто-то еще. А когда понял, то было едва ли уже не поздно.
- Никаких подозрений, милсдарыни. Марибор, конечно, немаленький город, в нем есть немало швали и тварей человеческого и нелюдского облика, но ни один из бандитов не способен на подобное. Или я что-то не знаю об этом городе.
Антуан пожал плечами, выходя вслед за сестрами и их… другом? Пожалуй, краснолюда можно было назвать именно так.
- Нападения происходят только на стражу. На ночную стражу, - уточнил Антуан. – Поэтому я с каждым новым восходом солнца теряю своих людей: кто пропадает бесследно, а кто бежит со службы по собственному желанию.
И кто-то должен это остановить. Старый ведьмак? Молодые охотницы и ловцы удачи? Антуану Лавье это было без разницы. Город нужно спасти, а исчезновения – остановить.

Улицы города, неподалеку от кузницы.

Троица замолкла, поглядывая на ведьмака. Первым голос подал портной.
- Мастер, мы ведь ничегошеньки не знаем.
- Ни капельки, -
поддакнул басом Гонтар.
Юрган сокрушенно покачал головой.
- Люди пропадают вдоль каналов. Только стража. По ночам. И никаких следов, мастер ведьмак. Ни крови, ни следов борьбы. Были люди – и нет их. Сталкивались с чем-то подобным?

Таверна «Красавец-волколак»

Клоф Карнэ, чудом избежавший скорой расправы от рук возмущенных горожан, с удовольствием бы променял мундир городской стражи, казенный меч и пару лет собственной жизни, чтобы хоть на денек побыть допплером. И в этом не было ни капли любви к богомерзким тварям, а просто желание изменить собственный облик, побыть кем-то другим и просто-напросто выпить холодного пива.
Увы, желанию стражника было не суждено сбыться, а город – обиженный, озлобленный и напуганный, был его городом. И бежать из него Клоп не собирался.
Так же, как не собирался Клоф и бояться горожан.
Поэтому, молодцевато одернув помятую котту, Карнэ решительно вошел в гостеприимного «Красавца-волколака». И в таверне стало сразу на порядок тише.
Карнэ, привыкший к подобной реакции, уверенно прошелся к стойке, деловито постучав по ней три раза, привлекая внимание трактирщика.
- А, это ты, - протянул служитель кружки и сковородки недовольно, - как служба?
- Шла бы она.
Корчмарь кисло улыбнулся.
- Учти, в долг не накормлю.
- Что, даже не нальешь?
- Не-а.
- А, курва, - Клоф потянулся к поясу, выуживая остатки жалованья, - доволен?
Щербатая кружка медленно наполнилась холодным пивом, вызывая у Клофа ничто иное, как чувство трепета. Вот он, желанный, божественный напиток!
- Слыхал, что пропали новые стражи, - корчмарь тяжело вздохнул. – Что же у нас творится в городе, а?
- Хрень творится, - буркнул Карнэ, прикладываясь к кружке. – А я в центре этой хрени! И это меня ни капельки, ни капелюшечки не радует! Эх, выслушал бы кто меня… я бы такого про этот случай рассказал!
- Ну-ну, - кисло усмехнулся трактирщик. – Кому же ты, трепло, нужен?

Мариборские каналы

Канал проходил под всем городом, опутывая его под землей, словно гигантская паутина. Сточные воды – грязные, вонючие, хранящие следы жизнедеятельности всех горожан, очищались в нем, смешивались с притоком из реки. И в этой воде, как ни странно, было возможно существовать и речному зверью, и мелкой рыбешке.
Вот только численность и тех, и других резко сокращали редкие утопцы, которые не могли выбраться из своеобразной темницы.
Звук капель, доносившийся до ушей Весемира, нарушили посторонние, чуждые природе звуки: скрежет когтей по металлу, приглушенное дыхание… и человеческий стон.
Не прошел старый ведьмак и сотни шагов, как за очередным поворотом обнаружился источник звука.
Вжавшийся в стену ослабевший стражник, из последних сил заслонявшийся древним, изъеденным ржавчиной щитом, укрывался от хилого утопца. Чудище, истрепавшее мундир стражника, обломавшее зубы о щит и стальные рукавицы и наголенники, тщетно пыталось выудить человека.
Стражник держался, но щит его отклонялся все сильнее, а когти чудища мелькали все ближе к его лицу.
Поздно уловив посторонний запах, утопе вскочил на лапы, резко оборачиваясь к Весемиру, и зашипел.

+5

48

День-вечер, 20 X 1265

Мариборские каналы

Вжух!
       Клинок меча мелькнул перед удивленным утопцем, отделяя пополам его отвратительные челюсти. Голова бухнулась в воду, обрызгивая испуганного стражника, что вжался в стену. Тело утопца постояло еще немного, затем осело на колени и повалилось на всё еще живую жертву.
       – Ба, вот же падаль, – заворчал Весемир, оглядываясь.
       Ведьмак шел не долго по туннелям и злачным коридорам. Почти сразу же услышал стенания мольбы и стоны голода. Медальон вибрировал. Утопец пытался выудить закутанного стражника в латы, как рыбак моллюска. Только вот не успел.
      – Живой? – Весемир присел рядом со стражником. Лицо того было бледным, усталым. Он всё еще прижимал к груди ржавый щит, не веря, что смертельная опасность миновала. Вероятно, стражник шатался здесь не первый день. Неужели остальных пожрали утопцы? Сомнительно, тогда бы они сбивались в кучи, нападая стаей. Этот же, которого обезглавили, был хилый и медлительный. Не ел давно, голодал, отчего так свирепо ломал свои зубища о железо, в котором было спрятано мягкое человеческое мясо.
       Кроме тяжелых вздохов стражника, было спокойно. Никто не шлепал по воде. Не сопел за спиной. Не мычал от учуянного зловония поверженного утопца, чье набухшее тело плавало возле стражника. Весемир сапогом отодвинул его от человека.
       – Поднимайся, чего размокаешь. Не баня же, – ведьмак вцепился за край мундира и, на удивление легко для старика, поднял стражника на ноги. Затем ободряюще хлопнул его по плечу, отчего тот снова едва не свалился обратно. – Как звать, парень? Чего это ты тут делаешь?

+3

49

Таверна «Красавец-волколак»

   Жалкие хлопки, раздавшиеся после проникновенной трели Уточки, утонули в засаленном гаме таверны. Толи люд от страха совсем перестал ценить минуты музыкального отдохновения, толи репертуарчик юный менестрель подобрала себе не очень...Тем не менее Присцилла была профессионалом и, закончив выступление, в глубоком реверансе поблагодарила невпечатленную публику за внимание.
- Спасибо хоть помидорами не закидали, - подумала Уточка, протискиваясь через встревоженную толпу к хозяину таверны, - Томатный сок так плохо отстирывается…
    Незамысловатый диалог трактирщика с местным блюстителем закона и порядка заставил понурый взгляд серых глаз вспыхнуть с неподдельным любопытством.
    Присцилла каким-то прямо-таки заученным жестом поправила волосы и, аккуратно уложив лютню на засаленную столешницу аккурат у локтя стражника, вспорхнула на так удачно освободившийся табурет. Корчмарь кинул ей несколько монет.
- Что-то сегодня совсем негусто, - Уточка печально усмехнулась, но спорить с трактирщиком не стала. У нее были дела поважнее.
- Налейте-ка этому приятному господину за мой счет еще пива - Присцилла очаровательно улыбнулась, обращаясь уже к стражнику - Не слушайте старого ворчуна, милсдарь! До хорошей истории всегда охотники найдутся.
    Театральная пауза немного затянулась: “Видать, намеки до всех мужиков туго доходят” - Уточка разве что глаза не закатила, но делать было нечего.
- Я, например, - Присцилла придвинулась ближе, ткнув себе в грудь пальцем, чтобы уж на этот раз наверняка - С удовольствием послушала бы одну-другую.

Отредактировано Цираночка (2017-04-27 00:05:07)

+4

50

День. Кузница, позже каналы Марибора.

Командир городской стражи знал чуть больше чем ничего. —«И как работать с подобным отсутствием какой-либо информации?», сестры Качмарчик предпочитали думать, прежде чем встревать в какие-либо передряги, оценивать ситуацию и противника, пусть и не всегда, но все же, а тут и ситуация непонятная и противник более чем загадочный. —«Все равно, что с голой грудью, да на амбразуру», Вирра уже поняла, что выяснять все детали дела им придется самим, только вот никакой радости наемница от этого не испытывала. «Если не мы, то ведьмак», да и помочь кузнецу вроде бы обещались. «Интересно, как там поживает мой меч?», покинув командорию с практически полным отсутствием хоть малейшего намека на разновидность загадочной твари, девушки поспешили назад в кузню, в надежде забрать уже готовый клинок младшей Качмарчик.
   — Тебе повезло, — услышать подобные слова с порога, было практически благословением, — выглядел он откровенно паршиво, но работы было немного. Узнали, что-нибудь нужное? — Вручив наемнице её вожделенное оружие, кое, к слову говоря, выглядело даже лучше чем прежде, кузней пожелал узнать все, что могло помочь ему и другим добровольцам  в этом нелегком деле. —«Ох, не лез бы ты в это дело, а то окунешься с головой и свищи-ищи», Вацлав, конечно, был мужиком здоровым, да вот только и стражники исчезнувшие вряд ли входили в «робкий десяток». «Пусть этим делом занимаются те, кого не жалко», разумеется, она имела в виду профессионалов в подобном деле, а не себя любимую, все же намеревающуюся пошерстить по городу в поисках загадочной твари.
   — Бывай, надеюсь, ещё свидимся. — Попрощавшись с кузнецом и загнав свое оружие в ножны, девушка направилась к выходу, строгим взглядом пресекая попытку краснолюда прихватить как «сувенир» добротный кинжал со стола заказов. —«Так, где там пропал последний патруль?», припомнив место исчезновения возле канала, наемница решила поискать следы там, ведь не может же быть такого, чтобы бестию никто не видел и не слышал! Уши и глаза есть везде, только вот надо суметь их найти. —«Будем надеяться, что местные жители улиц с большим удовольствием поговорят со мной, за блестящую монетку, чем со стражником желающим надавать бесплатных тумаков», конечно шанс благополучного исхода был ничтожно мал, но Вирра предпочитала относить себя к числу оптимистов, а потому отринув все невеселые мысли, девушка в компании сестры и их верного вечно недовольного спутника направилась навстречу приключениям, намереваясь как можно скорее обозначиться в местах исчезновения стражи. На крайний случай у наемниц был и запасной план, тайно последовать за следующим патрулем поймав существо «на живца», стражников, конечно, было жалко, но ведь для дела же собой рискуют, а не просто так.
   — А где шанс, что тварюка не решит резко сменить свой рацион? — Вопрос заданный краснолюдом, вынудил Вирры недовольно заскрежетать зубами. — «Какой шанс, какой шанс, да никакого! Лишь надежда на то, что до сегодняшнего дня бестия не изменяла своим привычкам», только вот и здесь был большой и пребольшой вопрос, ну кто хватиться бездомного или очередного бродягу? Да никто!  — Неохота мне что-то перевариваться, лучше уж переваривать!.
— Чтобы было что переваривать, нам надо заработать, а значит…«Придется рискнуть и сунуть нос туда, куда нас не приглашали»,  да и в конце концов, всегда можно примазаться к чуждому подвигу, как они с Риной сделали в прошлый раз.

+3

51

Мастерский

Мариборские каналы

Миг. Немного, немало, но именно столько требовалось, чтобы смерть настигла свою жертву, выхватывая последние капельки жизни из еще бьющегося сердца. Именно столько хватило опытному ведьмаку, чтобы расправиться с хилым утопцем.
На то, чтобы стражник пришел в себя, потребовалось времени куда больше. Паренек испуганно вжимался в стену, прятался за дряхлым щитом, трясясь, как мышь.
- Пр… прочь! Ух… уходи! – стражник стучал зубами от холода, - ты… ты еще один морок! Я… я не верю тебе!
Зубы, стучавшие веселее, чем барабаны на Беллетэйн, отзывались эхом в пустом канализационном створе.
Ведьмак не исчезал, а после и вовсе поднял стражника, одобрительно хлопая по плечу. Несчастный испуганно шмыгнул носом. А потом по-мальчишески расплакался.
- Так ты живой, - бубнел он, вытирая лицо грязной рукой, - живой… а я думал, что схожу здесь с ума! Я видел мертвецов, милсдарь! Видел чудовищ… и девушку! Меня… нас… привела сюда девушка. Она о помощи попросила! Сказала, что ей холодно. Меня, Збоха и Шнырка! Вот только потом… потом появились чудовища, мы побежали. Я не помню даже, как здесь очутился.
Паренек закрыл лицо руками.
- Все ведь закончилось, милсдарь? Вы… вы ведь уже спасли ребят, правда?

Таверна «Красавец-волколак»

Бывает, что случается как в сказке, и спасение приходит от принца прекрасного с силой немеряной. Прекрасный принц Клофа выглядел как баба, говорил как баба, но вот слова её – добрые и неожиданно отзывчивые, пришлись стражнику по душе.
Нарицательно погрозив трактирщику пальцем, стражник, повернувшись к своему «спасителю», улыбнулся, предвкушая, сколько он может выудить из богатенькой и охочей до историй девчонки.
- О, милсдарыня! А вы, собственно, кто будете? На магичку не походите, а кому другому старые байки интересны, ха?
Ответ Клопу не требовался. Карнэ, сделав новый глоток, выпятил нижнюю губу, задумчиво свел брови в кучку.
- С чего бы мне начать, сударыня? Пожалуй, начну с того, что служба наша – непростая. И, как вы наверняка уже слышали, опасна. Уж каждую ночь пропадает ночной патруль! Люди боятся… и мы боимся, что же мы – нелюди?
Карнэ улыбнулся собственной шутке, прикладываясь к кружке вновь.
- А началось все… хм, а началось все порядком уже. Помню, что в то время Антуан Лавье, драл бы его горбатый прибожек на пеньке, свадьбу затеял сыграть. Да потом разлад какой-то случился… невеста его с любовничком убежала что ли? Или еще какая беда… помню только, что девка пропала. А красивая была! Ммм, сударыня, почти такая же, как вы, вот ни дать, ни соврать!
Карнэ, сделав большой глоток, грустно посмотрел на дно кружки.
- Может быть еще?..

Мариборские каналы

Не успели сестры и их верный спутник сделать и десятка шагов, как из бокового коридора послышалась недовольная возня, приглушенное рычание. А затем двое утопцев, чей опыт и остатки мозга подсказали держаться от добычи, которая неприятно пахла смертью и ведьмаком, держаться подальше, выскочили из воды, вылупив белесые глаза. Парочка, недовольно шипя, устремилась к охотникам на чудовищ, нападая беспорядочно и нагло, как нападали всякий раз.

+4

52

Парню потребовалось время, чтобы прийти в себя. Сколько он провел в этих катакомбах – неизвестно. День. От силы два. Вряд ли он был среди первых, кто пропал подле каналов. Не выжил бы. Затем стражник зарыдал.
       Ведьмаку не престало видеть подобное за мужиками, поэтому он сварливо сказал:
       – Ну, как баба сопли жуешь. Вернись в строй, солдат. Жив-здоров. Радуйся.
       Где-то пискнула крыса, соскользнув в воду.
       И снова тишина. Лишь редкие всхлипы изможденного стражника. Тот закрыл лицо, вероятно, горящее от стыда.
       – Ребята твои, парень, – с тоской заговорил Весемир, оглядывая каменный потолок, покрытый слизью, – мне не попались. Не думаю, что среди них кто живой остался. Ты мне вот что скажи лучше, друг, что это за девушку ты видел? Сумеешь описать? Вспоминай. Куда она вас привела? Что еще ты видел?
       Еще не было в жизни ведьмака утопца, который использовал свои гнилые мозги по назначению. Поэтому Весемир ни разу не засомневался, что в выборочной пропажи стражников виновна эта утопшая когда-то нечисть. Появление загадочной девушки меняло представление запутанной истории, где больше всех страдают бедные стражники. Может быть Брукса? Завлекает гипнозом патруль, а затем питается их пропитанной водкой кровью. Но почему стражников? Всё еще остается много вопросов.
       – Идти можешь? – спустя какое-то время спросил Весемир. – Нечего на месте топтаться. Пошли. 

+3

53

Таверна «Красавец-волколак»

   Сложно оставаться добрым к людям человеком, когда в силу тонкой душевной организации и некоторого рода таланта к созерцанию прекрасного, поэт ты или художник, а может даже простой ремесленник, но до того свое дело любишь, что на порядок сам того не ведая сотню таких же ремесленников превосходишь, когда заглядывая им то и дело в глаза, не видишь ничего кроме порочной алчности и пасти голодной на месте эфемерного. Интересная это материя - душа человеческая, но до того редкий артефакт сейчас...
- О, милсдарыня! А вы, собственно, кто будете? На магичку не походите, а кому другому старые байки интересны, ха?
    Присцилла аккуратно отодвинула свой инструмент, на который расхорохорившийся мужичок даже не глянул, подальше от стражника. Его вопрос Уточка оставила без ответа, но вовсе не из кокетства.
     Не прошло и пары минут, а блуждающий, даже слегка отрешенный взгляд блюстителя закона в несколько незамысловатых пируэтов вырисовал ей всю суть человека, сидящего напротив. Присцилла слушала стражника внимательно, не моргала и, казалось, будто бы даже время от времени забывая дышать.
     Движение его бровей, шлепанье губ и красная оплеуха капилляров, налившихся кровью на бледных щеках… Слова облепляли горемыку, как стайка крошечных муравьев тушу мертвой вороны. Они скользили по его обвисшим щекам, путались в грязных волосах и стекали на затертую временем кольчугу, но пока даже не думали сцепляться в рифмы.
- У нас с вами разные представления о красоте - холодно проговорила Уточка, не сводя взгляда своих серых глаз со стражника, но потом опомнилась и, ласково улыбнувшись, мягко добавила - Вы, должно быть, немало настрадались из-за своей службы. С какими только ужасами то и дело не приходится столкнуться...
    Перспектива просадить все жалованье на этого пройдоху, Присциллу не обрадовала, но виду она, конечно, не подала. Только кивнула трактирщику, вытащив из складочки ткани на поясе еще несколько монет.
- Господин Лавье? Не хочу показаться невеждой… - Уточка заботливо убрала пену с раздутого подбородка отчаянно пьянеющего стражника, еще пару стаканов и ей придется ночевать на улице - А что, что было опосля, как барышня исчезла?

Отредактировано Цираночка (2017-05-02 00:25:43)

+3

54

Мариборские каналы
Мало кто в этом мире любил бы шастать по грязным и вонючим каналам пусть и такого прекрасного города, как Марибор. В очередной раз вляпавшись в какое-то непотребство, и выслушав длинную тираду краснолюда про то, где он видел наемниц с их странными увлечениями, Вирра возвела глаза к потолку уже жалея, что они с сестрой потянули Гвюдмундюра с собой, а не оставили его в ближайшей корчме. —«Ведь покоя теперь никому не даст и это он ещё ни во что ни вляпался!», правда вскоре, и сама наёмница пожалела о том, что лихая занесла её в подобное место, кое, кто бы сомневался, кишмя кишела всякими тварями.
   — Рина, — рядом просвистел первый арбалетный болт, пущенный уже готовой к бою сестрой. Глаза Вирры разбегались, пока она все же не выбрала себе в жертву ближайшего из утопцев атакуя его совместно с отчего-то разозлившимся краснолюдом. —«Хоть бы мне башку не снес, воитель!», в очередной раз избежав поцелуя с топором напарника, девушка прицелилась, намереваясь снести синюшную голову падальщика. Что-то, а то, что голова назад не прирастет, как и тело без неё бегать не будет, девушка прекрасно знала, только вот снести эту голову к чертям собачим было не так уж и легко. — Рина, справляешься? — Услышав утвердительный ответ и звук очередного вылетевшего навстречу противнику болта, наёмница увернулась от когтистой руки и сделала очередной выпад, надеясь, что ей наконец-то удастся отделить голову утопца от его тела.  —«Надо поспешить!», Вирра не знала, сколько ещё её сестре удастся удерживать вторую тварь, а потому оставить краснолюда один на один с недобитком она тоже не могла. У стрел Рины, в отличие от Гвюдмундюра, были серебряные наконечники, а вот им с напарником приходилось обходиться обычной закаленной сталью. 
   Где-то вдалеке противно хлюпала вода, а запах гниения, отбросов и нечистот дурманил голову. Младшая Качмарчик поморщилась в очередной раз пожалев, что они с сестрой «вляпались», а лучше и не скажешь, в это дело, оказавшись здесь, один на один с утопцами и городской грязью. «Кто знает, что ещё скрывают Мариборские каналы», сейчас девушка не сомневалась, что в подобном месте запросто сможет найти приют любая бестия. И, вполне возможно, именно здесь скрывался тайный охотник на мариборских стражников. Только вот в то, что это могли быть утопцы, верилось с большим трудом. Судя по крупицам выуденной информации, бестия, терроризирующая городскую стражу, обладала интеллектом ибо умудрилась не только ни разу не попасться, но и не оставить после себя следов. «Утопцам такому ещё учиться и учиться», хотя точнее было бы сказать эволюционировать.

+4

55

Мастерский

Мариборские каналы

У страха глаза велики. А ещё руки холодны и помыслы не самые радушные. Именно поэтому вопрос старого ведьмака заставил несчастного Саава вздрогнуть. Как он может позабыть ту девушку? Ту самую, милую на вид, зовущую на помощь из глубин вонючей канализации? Ту самую, которая в одночасье едва не стала для них погибелью.
Паренек судорожно схватился на ножны, в которых уже не было ужасного по качеству меча мариборского стражника, и хлюпнул носом.
- Могу, мастер ведьмак. И идти могу… и эту вспомнить.
Пока они шли к выходу, Саав пытался донести до своего спасителя всё, что мог.
- Я её видел раньше, - начал он неохотно, - пару раз она точно была возле командории. Кажется, приходила к командиру. Веселая была, добрая… шутила. Кажется, она была невестой Антуана.
Но молодой стражник, хоть разорви его на части, не мог вспомнить её имени. И не мог забыть её бледные губы, растянувшиеся в грустной улыбке, печальный взгляд, которым она наградила ночной отряд, прежде чем отдать их на съедение утопцам.
Впереди послышалось ворчание, звук борьбы, знакомое Сааву рычание. Стражник испуганно схватился за пустые ножны, взглянул на ведьмака.
- Что там? Что там, мастер?
Но помощь опытного ведьмака и перепуганного юнца не потребовалось. Когда Саав и Весемир подоспели к месту происходящего, все закончилось: утопцы были перебиты, сестры целы. Цел был и Гвюдмундюр, хотя его ворчанию и недовольному бурчанию позавидовал бы даже здоровенный волколак.

Таверна «Красавец-волколак»

Красота – понятие относительное. Водка – понятие точное, но эфемерное. Ведь издавна известна темерская тайна – сколько водки не возьми, а её никогда не хватит.
Вот и не хватало её Клофу Карнэ, а горло, едва смоченное, горело всё отчаяннее. Пожалуй, именно это нарушило старые принципы Клопа – не выносить сор из избы и не наговаривать на своего начальника.
Но, следует отдать должное, в словах стражника была только правда.
- Лавье? Командир наш! Человек высших правил и порядков, чтоб его! Дворянчик с принципами и рыцарскими кодексами. Вот только когда его ненаглядная пропала, то он запил, как обычный мужик, замкнулся в себе, стал серьезнее. Пытался даже наладить дежурства и стал строже нас муштровать.
Клоф скорчил кислую мину.
- Только всё это закончилось спустя месяцок. После того, как стали ночные патрули пропадать. Сначала-то, милсдарыня, это нас сплотило. Мы-то думали, что это лиходей промышляет какой, банда какая завелась, но нет же! А потом… потом это стало нас пугать. Разобщать. Подозревать друг друга. И в итоге мы окончательно стали… никем мы стали.
Карнэ, задумавшись, насупил брови, а затем поднял тяжелый взгляд на собеседницу.
- Налейте еще, горько мне.

+2

56

Один затхлый туннель сменялся другим не менее дурным коридором. Капли эхом падали в воде. Крысы, которые столь редко встречались, тоскливо пищали: вероятно, многих пожрали голодные утопцы, когда выскребать стражников из доспехов было уже невмоготу. Двое путников шли медленно, чтобы не шуметь, не беспокоить воду.
       Шагая и поддерживая потрепанного стражника, Весемир размышлял, предполагая, что за напасть могла столь неожиданно накинуться на Марибор. По словам этого хныкающего парня, жизнерадостная девушка, никто иная, как невестка Антуана Лавье, сумела завлечь патруль в сточные канавы. Несколько раз подряд. Либо магия, либо невероятная узколобость.
       – Пустые бошки у вас что ли? – ворчливо спросил ведьмак и специально тряхнул стражника плечом. – На кой хрен полезли в клоаку, где до вас пропадали прочие? Или ты был среди первых? Тихо!
       Он резко остановился. Стражник шмыгнул носом и послушно встал как вкопанный, боясь дышать.
       Где-то впереди слышался шум сражения. Сталь лизнула каменную стену. Брызги и плеск воды. Ругань. Краснолюдская. Девичьи вздохи. Свист арбалетных болтов. Булькающие звуки умирающих утопцев и нечленораздельный лай еще живых.
       Затем звуки борьбы услышал и стражник.
       Вопрос его был крайне глуп.
       – Что там, что там? Фокусы показывают, – бросил Весемир и приспустился резвой рысцой. Солдатик, страдальчески охая, побежал следом. – Поспешим.
       Они опоздали. Навстречу подплыл труп утопца с серебряной стрелой в уродливой голове. Чуть поодаль стояла знакомая компания. Две сестры с непростой фамилией и их верный спутник краснолюд, простой, как подошва башмака.
       – Удивительно, как тесен мир, не правда? – Весемир убрал меч в ножны и похлопал по спине стражника, дабы тот не столь сильно беспокоился. – Долго вы, девоньки, что-то решали спускаться или нет.
       – Как тебя звать-то? – спросил ведьмак, оборачиваясь к усталому выжившему. – Это сёстры Качмарчик, они добрые, помогут тебе.
       Когда вся ругательная спесь из краснолюда вышла, Весемир обратился к девушкам.
       – Еда есть какая? А то поди упадет еще, – сказал ведьмин, указывая на бледного Саава.

Отредактировано Весемир (2017-05-15 12:30:46)

+1

57

— Да чтобы я…да ещё раз…да с вами, — Вирра фыркнула, эту песню Гвю заводил каждый божий раз, когда ему приходилось попотеть, вместо того, чтобы распивать медовуху и горланить непристойные песни, отирая лавки в сомнительных заведениях, — вы меня, честного краснолюда, до канализации довели! — Где-то едва слышно выругалась Рина, пытаясь собрать все свои стрелы, потраченные на упокаивание неспокойных утопцев.
    — Тише, слышите? — Это было похоже на шаги. Человеческие шаги, что определенно не могло не радовать. —«Надеюсь, я не ошиблась…», развеселое трио застыло на месте. Вирра вновь обнажила свой клинок, не сводя глаз с прохода, откуда вот-вот должны были появиться их неожиданные гости. «Ну Гвю… Если твой скулеж привлек к нам гадость похуже этих пучеглазых вонючек, я лично отправлю тебе в увлекательное путешествие вплавь по туннелям!», к счастью всех, ничего зубастого и злобного более не предвиделось, по крайне мере в ближайшие пару минут. 
   — А мы, дяденька, предпочитаем места почище и поприятней. — Не осталась в долгу младшая Качмарчик, вытирая свой меч об край рубахи краснолюда, а затем пряча его в ножны. Было похоже на то, что пожилой ведьмак решил спихнуть раненого стражника на их хрупкие девичьи плечи, что, разумеется, никого не порадовало, хоть мужчина и являлся потенциальным источником информации. «Корми его ещё, тут самим жрать нечего!», сестры Качмарчик были не из числа самоотверженных глупцов, готовых отдать последнюю краюху хлеба нуждающемуся, но здесь у них, пожалуй, не было выбора.
    — Гвюдмундюр, отдай ему свой паек. — Глаза напарника охотниц расширились буквально до предела, того и гляди выпадут. — Что? Мой-то мы уже съели. — Вирра знала, что у запасливого, пусть со стороны и не скажешь, краснолюда уж точно есть кусок хлеба в заначке. Гвю никогда не упускал шанс перекусить за чужой счет, словно побитый пес глядя на хлебный ломоть или кусок солонины, отчего в горле обедающего тут же застревал ком. —«Ну-ну», несмотря на все недовольство напарника, упомянувшего «грабеж средь бела дня» и «полное отсутствие совести у некоторых блондинок», девушка не собиралась отступать, тем более что это было в их интересах, ну как этот парень действительно грохнется тут в голодный обморок, так и не рассказав ничего дельного.
   — И как ты здесь оказался? — Когда она хотела Вирра могла быть вполне милой, благо внешность девушки всегда располагала к себе. — Вот держи… — К ломтю хлеба, «щедрому» угощению от недовольного краснолюда, прибавилась ещё и фляга с водой. Ей не терпелось узнать все то, что стражник уже успел рассказать ведьмаку, к тому же наемница  догадывалась, что намек на разгадку исчезновения стражников проплыл буквально перед самым их носом. —«Пока мы занимались утопцами…», Рина едва слышно скрипнула зубами, сестры частенько понимали друг друга без слов, «надо было поспешить, а не возиться на поверхности! Конкуренция-то какая - прямо хоть мышьяком всех трави!». С одной стороны, наличие ведьмака явно облегчало Качмарчик работу, с другой - уводило из-под носа злополучные златые. «Сомневаюсь, что нам повезет как в прошлый раз…», тогда сестрицам повезло и рыбку съесть и в пруд не лезть, но такая удача выпадает редко и только по большим праздникам.
   — Может, пойдем отсудова, а? Пока ещё какая напасть не решила напасть. — Но тихое предложение краснолюда была проигнорировано. Ведь куда спешить, когда утопцы утоплены, а единственный, на данный момент, свидетель вот-вот поведает свою историю. —«Жуй уже быстрей!», мысленно «подбодрила» стражника Вирра вслух же сказав совсем иное.
   — Вы не ранены? У меня есть кое-какие лекарственные средства.

+1

58

Они выбрались из подземелья. Как ни странно – все живые. Была в этом, несомненно, заслуга ведьмака. Большей частью именно он, его опыт, его знания, подкрепленные сноровкой и силой помогли перепуганному стражнику, перепачканным в канализационных водах краснолюду и девицам, оказаться на поверхности.
Стражник, который уже и не думал повидать белый свет, едва не зарыдал белугой. Взять себя в руки Саава заставил тот немаловажный факт, что он все ещё оставался стражником. А сестры Карчмарчик хоть и ходили в компании краснолюда, чьи культурные выражения кончались на словах «Я вас всех…», но все-таки оставались женщинами. Девушками.
А на выходе из сточных каналов их ожидал уже знакомый сестрам сержант мариборской стражи.
- Фу, ну и запах же от вас! – Клоф Карнэ, покинувший одну прекрасную служительницу лютни и слова по долгу службы, поморщился, словно пожевал тухлую луковицу. – Да и видок паршивый!
Прищурившись, старый пьяница беглым, но отеческим взглядом прошелся по спасенному подопечному, боясь отыскать раны, изъяны и травмы. И, к счастью, не находя их.
- А где остальные? Где остальные, Саав?
Паренек шмыгнул носом. Слишком громко. Слишком выразительно. Слишком понятно для сержанта Клофа Карнэ.
- И чего вас нелегкая туда потащила, а?
- Я видел.
- Что же ты видел, глупая твоя башка?
- Невесту. Невесту капитана.

В командории было душно, а каморка, что служила страже в ночной час караульной, было тесно, пахло потом. Одинокий свет каганца выхватывал тройку крепких широких скамей, два крепких широких стола, две небогатые стойки с оружием да затянутый пылью и паутиной щит с темерскими лилиями.
Карнэ, протрезвевший после слов стражника, был мрачнее тучи, наливая себе и ведьмаку в который раз кваса в щербатые кружки.
- Лучше не говорить капитану о том, что привиделось этому дурню. Не знаю, чем его опоили или страх помутил его рассудок, но напоминать Антуану о потерянной невесте… не надо, мастер, не бередите его сердце. Он слишком тяжело перенес ту утрату.
Сержант замолчал, поглядывая на притихшего в углу Саава, сестер, сидевших мрачнее тучи и краснолюда, один вид которого вызывал невероятно сильное желание напиться снова.
- Быть может, это морок какой? Или же зелье, которым стражу опаивают? Слышал я, что чародеи и колдуны на такое способны!

Оффтоп: квест переходит в разряд личных. Мастер с радостью доиграет его. Пусть даже и с одним единственным активным игроком.

+2

59

Городские каналы, канализации, сточные протоки – все впитывали в себя самую последнюю грязь. Здесь, в этих избегаемых простыми жителями местах, любой авантюрист или охотник за сокровищами с легкостью мог напороться на всевозможные достопримечательности: начиная прыгающих от радости увиденной пищи утопцев и заканчивая понурой фигурой человека, умершего от бедности и несправедливости мира. Ведьмак, сестры-наёмницы и краснолюд столкнулись с характерными городскими каналами. И поползали по колено в зловонной жиже, и встретились с утопцами, и нашли одну понурую фигуру. Она, к счастью, была еще жива. Фигуру звали Саав и он был единственным выжившим из всех стражников, кого поглотила чернота Мариборских каналов. Чернота и девушка.
[indent=1,0]Невестка капитана, рассказывал Саав, когда они медленными шагами продвигались вдоль смрадного тоннеля, заманивала стражников зовом о помощи. Добрая и веселая девушка запомнилась всем. Всем кто видел её при жизни.
[indent=1,0]Ведьмак размышлял об этом долго. Он был задумчив и бане, куда пошел почти сразу же после того, как выбрался из городских канализаций, и за столом в командории, куда был приглашен сержантом мариборской стражи Клофом Карнэ.
[indent=1,0]Было почти за полночь.
[indent=1,0]Все сидели в небольшой каморке. Специфический запах этого места моментально повалил бы в обморок всевозможных мамзелей, а у благородных господ треснул бы монокль от неожиданно напряжения только чтобы не сделать ни единого вдоха. Однако присутствующие успели за жизнь нюхнуть и не такого.
[indent=1,0]Зажжённый каганец давал слабый свет. Угловатые тени дрожали на стенах, старых и местами украшенных темерскими лилиями.
[indent=1,0]Весемир в очередной раз отхлебнул налитого сержантом кваса.
[indent=1,0]Они мирно беседовали.
[indent=1,0]– Не скажу, покуда в этом не возникнет нужды, – ответил ведьмак, навалившись локтями на стол.
[indent=1,0]Крепкие наручи с посеребренными металлическими вставками лежали поодаль, как и кожаный наплечный панцирь. Плотный дублет был расстегнут из-за духоты. Под ним оставалась туника темерских цветов.
[indent=1,0]Одарив быстрым взглядом прислоненные к скамье мечи в ножнах, ведьмак постарался объяснить сержанту и всем присутствующим чем может оказаться напасть, что завелась в мариборских каналах:
[indent=1,0]– Вид хрупких девушек в беде отлично работает, когда надо утащить кого-то, обычно мужика, куда-то. Например, муля. Это низший вампир, разумный. Иллюзиями завлекает жертв к себе. Однако мули не любят скопления людей. Живут обычно в болотах, чащах. Скорее это брукса. Тоже низший вампир, но умнее, сильнее и быстрее, чем та же муля. Опасная тварь. Говорят, эти кровососки умеют любить. Истинно же, они просто находят себе трахаря и источник пропитания в одном человеке. Удобно. Боюсь им мог оказаться Антуан.
[indent=1,0]Ведьмак прервался. Дал время на осознание его предположений.
[indent=1,0]– Либо девушка несчастным образом погибла в канализациях, где осталась в виде призрака. А зовы о помощи исключительно стражников, вероятно, можно объяснить так: память прежней жизни еще теплится, и она хочет забрать к себе Антуана по каким-то личным причинам. Так или иначе, невестку вашего капитана надо уничтожить или упокоить.
[indent=1,0]Ведьмак закончил и залпом допил квас. Горький и душистый.

Отредактировано Весемир (2017-08-01 10:08:25)

+1

60

Рассуждения ведьмака – спокойные, холодные, лишенные эмоций и тревоги, эту самую тревогу вызывали. Клоф недобро поцокал языком, хмуро поглядывая на старого мастера.
- Вомперы, призраки… этого дерьма нам еще не хватало! – Карнэ хмуро шмыгнул носом. – А может, это все-таки зелье, милдсарь ведьмак? Ну не верю я, чтобы такая добрая девка чудовищем оказалась!
Ведь не мог же Антуан любить чудовище?
Капитан, помянутый минутой ранее, спешил в командорию. Несмотря на поздний час, выглядел он здраво, трезво и храбро, чем разительно отличался от своих подчиненных.
Обведя присутствующих взглядом, Лавье задержался на спасенном стражнике и ведьмаке.
- Рассказывай! – обронил он требовательно, не обращаясь ни к кому лично.
Саав, восприняв все на свой счет, вздрогнул, втянул голову в плечи и заговорил, напрочь позабыв про наставления старого сержанта.
- Мы па-па-трулировали улицы. Збох услышал девичий клич о помощи… со стороны канализационной лестницы. А потом… я… милсдарь капитан! Я видел…
- Саав! – процедил Карнэ сквозь зубы.
- Заткнись, Клоф! – оборвал пьяницу капитан. – Что ты видел, парень?
- Вашу невесту.

В караульной на минуту повисла тишина. Слышно было, как бьется сердце в груди перепуганного Саава, как ходят желваки у Антуана Лавье.
Капитан мариборской стражи с трудом взял себя в руки. Сжав добела кулаки, он поднялся.
- Этого не может быть, - Антуан покачал головой. – Гретта… Гретта умерла. Попрошайка напал на неё, испугал в полутьме, она оступилась и упала в сточные воды.
Капитан замолчал, до скрипа стискивая зубы.
- Это была самая нелепая шутка в твоей жизни, солдат.
- Но милсдарь капитан!
- Замолкни! – Антуан тяжело вздохнул. – Мастер ведьмак, чтобы развеять все сомнения и если это все же поможет, то я могу вам рассказать все, что было. Даже показать место, где все произошло.

Отредактировано Мастер Игры (2017-08-01 21:09:18)

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Пропавшие без вести