Персонаж из акции:
"Высший свет волшебства" - [чародеи Северных королевств]

1. Полное имя:
Сабрина Глевиссиг из Ард Каррайга
2. Возраст:
98 лет
3. Раса:
человек
4. Род занятий:
чародейка, советница короля Хенсельта
5. Внешность:
как и все чародейки прошла через изменение внешности, и неизвестно, была ли она красавицей до преображения. От предыдущего облика не смогли окончательно исправить чуть удлиненный нос, который, впрочем, с лихвой компенсируется аристократическими чертами без единого изъяна. А в сочетании с хищным взглядом почти черных глаз становится похожа на ужасающе красивую ведьму из детских сказок. Черные волосы часто меняются в различных прическах по последним пискам моды.
Фигура приковывает взгляд невероятной красотой, особенно грудь, что подчеркивается во многом развратными нарядами, в том числе декольте с большим вырезом или же разрезом платья аж до самого бедра. Что, впрочем, не означает, что на трактах или военных походах берется целый гардероб таких платьев, особенно в морозы. В таких случаях приходится обращаться к более традиционным нарядам.
6. Характер:
Быстро усвоив правила магического мира, арены интриг и самых отрицательных женских черт, Сабрина являет собой чудовищную смесь острого ума и несносного характера, компенсируемого хитростью и коварством.
Непокорный нрав чародейки выражается в беспардонном поведении с другими, ее речи резки и во многом бывают оскорбительны, даже если пропитаны лестными словами. При этом почти не имеет значения, кто перед ней, пусть даже сам король.
Порой излишняя эмоциональность приводит к поспешным и ошибочным выводам, но, к счастью, обычно всегда удается исправить оплошность или же та проходит незамеченной.
Заслуженно считает себя хищницей и редко скрывает свое презрительное отношение к кому-либо. Гордость и высокомерие считаются позволительными, как и все ради благой цели. Ради последнего можно считаться с любыми потерями.
Имеет слабость к мужчинам, а также невероятно жадна до чужого внимания. Близких друзей или подруг нет, есть лишь союзники. Но если того требует ситуация, готова пожертвовать многим, даже ради кого-то, но только если это обернется чем-то полезным для нее или ее дел, даже эта цель, которую Сабрина попросту разделяет.
7. Навыки и умения:
- сильные магические способности, владение боевой магией (в том числе разрушительными заклинаниями массового поражения)
- разбирается в политике
- знает Старшую речь
- умеет ездить верхом
- разбирается в различных науках, но чаще на уровне ученицы Аретузы (алхимия, медицина, литература, история, в истории, впрочем, гораздо лучше)
8. Слабые стороны:
- двемерит блокирует магию, как и у любого чародея
- порой поспешные выводы выходят боком
- беззащитна в ближнем бою
Об игроке:
Связь: ICQ, Skype
vesker482 - скайп
Как Вы нас нашли?:
уже тут
Пробный пост:
Пальцы Сабрины медленно перебирали тонкие бусинки украшения на шее, заканчивающегося в ложбинке груди, не обремененной укрытием в виде скромного платья. Впрочем, даже в этих движениях тонких пальцев было больше злости и раздражения, чем банального желания кого-то соблазнить.
Да и было кого… трясущийся старикан, недотепа и последний, кажется, попросту не интересуется женщинами.
Эта встреча каэдвенских вельмож была уже третья на неделе. Каждый раз менялись лица, но скудоумие и жадность не пестрело разнообразием. Впрочем, попадались умные и даже интересные экземпляры. Без таких Каэдвен бы давно развалился, а Сабрине было совсем одиноко в постели…
Похоже, Хенсельт так никогда и не поймет, что не численность армии решает все, а качество людей. Что может сделать старый барон Лейстхейн, когда седьмой десяток для него уже почти стал могилой? Хотя бы отправил одного из сыновей, удивительно, как он вообще дотянул до столицы? Или что может сделать худший из Венцков? Это был не комиссар Хенсельта, о нет, с этим можно было иметь дело, пусть он и не горел большим желанием работать с чародейкой… А это чудо откуда вылезло? Не иначе, как его мамаша согрешила с низушком и прибожком. Одновременно. Правда, Сабрина не помнила точно, как выглядят прибожки, но почему-то казалось, что с ним… Низенький и нескладный, похоже, его отправили на встречу только чтобы позлить советницу Хенсельта. Хотя, стоит отдать должное, голословный пустослов из него знатный. Ну и последним был  Фейстхейн, сосед Лейстхейнов. Казалось, идеальный выбор для создания по его подобию прекрасной скульптуры, чтобы все им любовались… но его характер определенно оставлял желать лучшего, как и наклонности. Что поделать, Глевиссиг задевало, что он вообще не обращает на ее красоту никакого внимания, пусть и не стремилась завоевать его.
И вот эта троица сейчас сидела перед ней, считая, что встреча с советницей Хенсельта – просто банальная формальность. Просто старик Лейстхейн считал, что если сам не контролирует все, у всех остальных из рук все валится. Может… так оно и есть? Да и он сюда явно приехал не только полюбоваться на чародейку. Хотя от волнения, у него, похоже, еще сильнее тряслись руки…
Венцк приехал сюда по просьбе дальнего родственника, комиссара. А Фестхейн и вовсе считал эту встречу бесполезной, не стесняясь этого показывать. Да еще опоздал…
- Мы обсуждали проблему скоя’таэлей, - подняла бровь Сабрина, возвращая разговор в требуемое русло.
Потому что старикан и прекрасный принц с ходу решили начать пререкаться.
- Все этого не было, если бы ваши люди держались подальше… - процедил наследник дома Фестхейнов.
- Да как ты смеешь… - казалось, старый барон сейчас свалится со стула, не выдержав напряжения.
Его губа поджималась внутрь беззубой челюсти, невозможно было смотреть.
Но все-таки после они обратили на Сабрину внимание и примолкли. Если не боялись ее должности, то боялись магии. Уже что-то…
Ей не хватает выдержки Филиппы. Впрочем, она не считала это недостатком, скорее, воспринимала как должное. Поэтому и старалась дистанцироваться именно от этой части политической жизни. Общение с высшими вельможами, генералами и прочими – сколько угодно. Мелкое провинциальное дворянство – увольте.
Но кто ее спрашивал? Хенсельт просто бросил в своей мужланской манере:
- Мне еще войну выигрывать!
И ушел, не став толком считаться с ее мнением. Тогда Сабрина уже крикнула в его сторону, как об стенку горох.
Можно было плюнуть, скинуть все это на других доверенных лиц государства… но нельзя. Если ничего не сделать, то скоро их ждет такой кризис, после которого Хенсельт забудет и про Нильфгаарда, и даже про Аэдирн, на который продолжает усиленно облизываться.
- Итак, - высокомерно, словно дворянин перед своими крестьянами, промурлыкала Сабрина и ослабила хватку на своих бусах. – Вы, господа, хозяева на своих землях. И корона хочет, чтобы так и оставалось. Но беспорядки поднялись во всем Каэдвене, а это значит, что со своей работой вы не справляетесь… прискорбно. И это позор.
- Мы платим непомерные налоги Хенсельту, - фыркнул Фестхейн. – Пусть корона и ликвидирует беспорядки…
- Значит, вы попросту удобно уселись на своих ленивых задницах в поместьях, и думаете, что угроза вас минует?! - словно не веря своим ушам воскликнула Сабрина. – Похоже, вы не понимаете, что вас сожрут собственные кметы с потрохами. Хотя, нет, господином Лестхейном побрезгуют, он слишком костлявый.
Старик вновь задохнулся от гнева.
- Но… - начал было Венцк, но Глевиссиг резким и властным жестом оборвала его.
Если тот начнет говорить, его без крика не заткнуть.
- Мы делаем, что можем. Наши нелюди присмирели после вывешенных трупов «белок», - Фестхейн уже был готов уйти, но хоть какое-то чувство такта у него еще осталось.
- Повесьте свой труп, господин Фестхейн, и в вашем краю будет тишь да гладь. Ваши повадки их и так раздражают… - пока дворянин собирался со словами для ответного оскорбления, Сабрина потеряла терпение. – У меня нет времени на все это! Вы уже тридцатая делегация из дворян, и мне надоело говорить одно и тоже. То, что и так очевидно. Обеспечьте проклятый порядок! – ее голос звучал грозно, без женской капризности, и от него всем присутствующим стало не по себе.
Если бы на них орал Хенсельт, это  бы  не так сработало. Рука у государя, конечно, карающая и тяжелая, да вот только сейчас он до тех же Фестхейнов не дотянется.
- Вы не вправе что-то от нас требовать, вы просто советница…
Похоже, щенок еще не изучил правила игры. Или папаша ему не объяснил.
- Молчать! – в этот раз усиленный магией голос резанул по ушам дворян, да и богатые витражи королевского замка в этой комнате едва не треснули.
Удивительно, как они до сих пор выдерживают перепады настроения чародейки…
Поднявшись с резного кресла, Сабрина оперлась руками о стол. Взгляд голубых глаз заочно пожирал плоть каждого, любой крупный хищник позавидует.
- Либо вы сделаете свою работу, либо ее сделает кто-то другой! Если пообещать этим людям ваши земли, они сделают все, чтобы добиться результата! И вы будете работать со своими соседями, по-другому вы с «белками» не справитесь. Да, это вас касается, Лестхейн! – она повторила, словно старик был глухим, хотя на слух он жаловался меньше всего.
Вернувшись на свое кресло, Сабрина повернула голову в сторону, на ближайшую картину, показывая, что беседа окончена. Мужчины молчали, словно набрали в рот воды. Лестхейн и Венцк не славились храбростью, а спесь с Фестхейна легко было сбить.
- У вас месяц. Или не я, а сам король поссорится с вами. Доброго вам дня, господа.

Отредактировано Сабрина (2016-09-16 18:57:01)