Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Что есть власть?

Сообщений 31 страница 60 из 77

1

Время: 1265 год, 15 октября
Место: Каэдвен. Город Ард Каррайг и его окрестности.
Описание:  политика - дело тонкое.
И опасное. Именно для решения политических вопросов дипломаты и главы королевств севера прибывают в столицу Каэдвена: урегулировать торговые взаимоотношения между Темерией и Реданией, раз и навсегда определиться с правами Каэдвена на  Нижнюю Мархию. Всё это займет не один день и решит не один десяток судеб.
Льется вино рекой: алой, кровавой. Льются разговоры: плетутся интриги, заключаются официальные и негласные союзы. И только небо знает, когда это закончится.
А на дорогах и трактах, ведущих в столицу, тем временем пропадают обозы и люди.

0

31

Господа, не забываем указывать локации!
Феликс и Койон, вас это тоже касается!

Мастерский

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Плох тот дипломат, что не может найти общего языка. Не важно, кто твой собеседник. Важно, кем являешься ты сам.
С кузнецом говори о металлах да горне, с ткачом о тканях, с поэтом не забудь похвалить его талант, а перед правителем - склонить голову.
Каэрин аэп Даккэ был бы дрянным дипломатом великой империи, если бы не нашел общих тем с палачом. И был бы ужасным вивисектором, если бы не смог поддержать беседы.
Поэтому на простой, но весьма житейский вопрос, нильфгаардец улыбнулся, отчего шрамы, избороздившие его лицо, растянулись, превращая улыбку в гримасу.
- По три кроны за горшок, любезный. Но всё зависит от того, чей жир и кто покупатель.
Дипломат повел плечом, словно сбрасывая назойливую муху.
Он не убивал время - лишь заводил союзников.
После расставания с Вильхемом и Кристанной, это было необходимостью.
- Человек не сведующий, наверняка, согласится на любую сумму. Главное, знать меру. С человеком же толковым нужно держать ухо в остро и не продешевить. Конкуренты не дремлют, и сегодня на кол сажаешь ты, а завтра - кто-то захочет посадить на кол тебя.
Каэрин замолчал, давая время северянину переварить услышанное, а языку - отдохнуть.
А затем продолжил:
- Но сейчас я отошел от службы, - дипломат развел руками. - Решил поглядеть мир на старости, занялся торговлей. И здесь, на краю мира, в медвежьем углу, встречаю такую личность. Преинтереснейшую, хочу заметить.
Дипломат замолчал, подался вперед, опираясь на руки.
- И что же привело столь интересную личность в столицу Каэдвена? Поиск работы? - Даккэ цокнул языком. - Ты уж прости, но вид у тебя, как и у меня, очень уж не здешний. За версту видать чужеземца.

Предместья, таверна "Хитрый лис"

От услышанного лицо вельможи не дрогнуло. Могло сложиться ощущение, что это вовсе и не он интересовался минуту назад происхождением ведьмака.
Но стоило Койону замолкнуть, как дворянин заговорил.
- Слыхал я о ведьмаках из цеха Кота, - лысый методично подкрутил ус вверх. - Бродяги, наемники, насильники. Парочка ваших, кажется, учинила резню в Йелло. Или же в Ольво. Сейчас и не вспомнить.
Дворянин прищурился, внимательно всматриваясь в лицо Койона. Словно старался увидеть там хоть тень сомнения.
Не увидел.
- Людям свойственно болтать, - продолжил он. - Видеть чудищ, демонов, богов. Я же верю в то, что вижу собственными глазами.
Лысый кивнул на еду, словно приглашая убийцу чудовищ отобедать с ним. А затем, не дожидаясь реакции, налил себе медового отвара из потертого кувшина.
- Я - Гундар Блот, воин из дружины Родрика Бруандона, старшего сына князя Рихарда, - лысый сделал жадный глоток. - Видишь ли, ведьмак, в окрестных лесах завелась какая-то тварь, изничтожающая одиноких путников и целые торговые караваны. И до этой поры мы, пытаясь её поймать, гоняемся за ветром. Мы едем в одну сторону - нападение происходит в другой. Устраиваем облавы, и ничего не происходит. Мы ищем призрака тракта, но находим лишь трупы да расплодившихся за последнее время гулей.
Гундар сделал новый глоток, осушая кружку. Проглотив жидкость, он отер губы рукавом.
- Нам нужен следопыт, знающий толк в чудовищах. Да и лишний меч, пожалуй, при схватке не помешает, - Блот умолк на мгновение, взглянув на ведьмака исподлобья. - Ну, что скажешь?

Магазин бутафории и геральдики, полдень

Магазин бутафории и геральдики "Острие пики" мастера Готфрида Орьё славился тем, что в нём работали как минимум три человека по имени Готфрид. Мастер Орьё был старым лисом, и в случае раскрытия был готов подставить под удар либо слугу, либо подмастерье.
Когда в дверь "Острия" постучали, а голос незнакомца поинтересовался наличием щитов дома Ронье, то мастер Орьё, работавший над украшением шлема для одного из рыцарей короля Хенсельта, задумчиво поднял бровь.
Решительным жестом остановив слугу, мастер сам подошел к двери, нащупав, на всякий случай, спрятанный в нише у косяка, чекан.
- Вам повезло, любезный, всего один остался! - ответил Готфрид кодовой фразой.
Дверь распахнулась, и Готфрид выдохнул.
Его, кажется, пока что не собирались убивать.
И это радовало - от шефа давным-давно не было известий, а на все посланные донесения Сигизмунд почему-то молчал.
- Проходите, и я покажу вам товар! - Орьё улыбнулся так широко, словно хотел похвастаться своими двадцатью семью крепкими и желтыми, как у кабана, зубами.

+7

32

Ард Каррайг, королевский дворец
Полдень

Мирианне недолго суждено было быть одной. Мужчина появился неожиданно и его слова буквально вырвали чародейку из ее мыслей, заставив вздрогнуть от неожиданности. Мирианна не сумела скрыть несколько испуганного взгляда и слишком быстрого поворота головы для размеренного вида этого движения. Проще говоря, она действительно показала, что это было для нее неожиданностью. Однако, не то чтобы кричитеской, потому как чародейка почти сразу же и нашлась. Она улыбнулась гостю, показывая благодушный настрой и принимая его общество. Это было и прилично и практично одновременно.
- Да, здесь хорошо. – Ответила она, поворачиваясь корпусом к собеседнику, теперь уже плавно, и рассматривая его. Он широко и благодушно улыбался. Почему-то сложилось впечатление, что слишком широко. Бывает, что за такими улыбками прячутся ножи. Инстинктивно магичка посмотрела на его руки и обвела взглядом окружающее пространство. Никого не было. Человек вроде бы тоже ничего не прятал. Но интуиция взбесилась.
«Должно быть, это последствия после событий во дворце Демавенда. Я слишком напряжена сегодня. В любом случае подозревать людей только за улыбку – это очень некрасиво. Он ничего не сделал и не собирается».
Возможно, чародейка действительно накрутила себя и только. Голубые глаза магички скользнули по алой одежде с серебряным шитьем. Мирианна было хотела спросить не реданец ли ее собеседник, но слух зацепился за словосочетание «нашем краю», дававшее ощущение, что мужчина был каэдвенцем. «Что ж, хорошо». Но, хоть она так и подумала, хорошо не было. Уж очень много вопросов и подозрений возникло при его появлении. И вроде бы им не с чего возникать. Чародейка не делилась мыслями, стараясь найти их иррациональности объяснение и не показывать никому этого странного настроя.
Ее собеседник был молод и представился Экбертом Бруандоном, сыном герцога Рихарда.
- Я Мирианна. – Отозвалась она на приветствие и опустила густые ресницы, склоняясь в легком поклоне. Эта гордость во взгляде показалась чародейке достаточным основанием изящно выкрутиться из положения. – Я из Ковира, чародейка. Я с удовольствием приму ваше предложение прогуляться.
Она была довольно мила, и вместе с тем спокойна внешне. Мягкая улыбка, негромкий голос в котором не было вызова или агрессии.
- А вы очень проницательны, милсударь Экберт Бруандон. – Комплимент был озвучен, но был формален. Впрочем, с едва заметной улыбкой он мог бы сойти за приятцу или что-нибудь еще. Стоило ли задавать сейчас какие-то вопросы. Естественно «что вам нужно» было бы очень бестактным. Возможно, он действительно искал ковирскую чародейку за чем то, а возможно и действительно не имел никакого умысла. В любом случае, свои намерения он откроет, если таковые имелись.
- У Темерии пока еще есть время, ровно как и у нас с вами. – Она старалась найти более-менее нейтральную тему с собеседником, которого не знала. Мысленно перебирала фамилии знати Каэдвена, которые были на слуху. – Возможно, разговор о том, как поправить положение в этом ожидании будет интересен сыну герцога? Я только прибыла сюда, вы не откажетесь показать мне что-нибудь интересное?
Предложение было всего лишь дополнением к предложению составить ей компанию. Эту компанию надо было составить куда-то. Так как у Мирианны не было никакого плана, то эту задачу она переложила на чужие плечи, вместе с правом ответить и необходимостью как-то развивать дальнейший разговор.

*Заявка

Мастер, если Мирианна может что-то вспомнить про персонажа, было бы неплохо это узнать

+5

33

Место: Ард Каррайг. Нелюдский квартал. Послеполуденный час

Кнульп остановился перед небольшой лавкой, которую венчала расписная вывеска с изображениями трав и корений. Роспись была настолько мастерской, что Николас без труда различил в букете лиловые соцветия мяты, зонтик укропа и корневище аира.
- А потом возмущаемся, что в мастерские нелюдей мы обращаемся охотнее, чем в людские. Лавка начинается с вывески, а театр — с лавок. -  хмыкнул шпион и спешился.
Внутри терпко пахло травами.
Низушек за прилавком поприветствовал визитера.
- Болго Авонс?
Можно было не спрашивать. Травник точная копия своего брата Майло, только покруглее и помоложе.
- А кто его спрашивает?
- Николас Кнульп. -  предстаился шпион. -  И со мною привет от брата, а также письма и, как обещано было, - образцы продукции.
- Вашей хваленой продукции.. - не пришел в восторг травник.
-  Да, той самой. - не смутился его тоном Кнульп. - Поможете с вьюками?
- Сам справишься. У меня стремянки нет, чтоб к твоей зверюге подобраться. - отрезал тот.
Николас хмыкнул и занялся разгрузкой-распаковкой самостоятельно, игнорируя тяжелый взгляд травника.
Мда, не рад ему господин Авонс, не рад... Впрочем, Майло и не обещал теплой встречи.
Но Кнульп, нагулявший аппетит на торговом поприще, не думал этим смущаться. Ведь не только дела особые привели его в Ард Каррайг, но и дела финансовые.

- Виола, посиди в лавке, я гостем займусь. -  крикнул жене низушек.
Кнульп тем временем втащил в дом два сундучка с образцами продукции и сумку со своими документами и вещами.
Поручив лавку заботам супруги, травник провел гостя в дальние комнаты.

- Майло -  бунтарь и отщепенец. Авантюрист. Водит дружбу со скоятаэлями, со всякими темными личностями и... и...
- с Авантюристами — подсказал Кнульп, усмехаясь. -  Но тут вы не правы, Болго. Аргейт Флейм -  полуэльф, но никак не скоятаэль. Да и я к этой братии отношения не имею...
- да знаю я, к чему вы отношение имеете... Кнульп. Мне очень не нравятся дела брата, очень!

Травник, дочитав письмо от брата, не на шутку разволновался и принялся в пол голоса, чтоб жена и дети не услышали, проклинать родственника. Николас не знал точно, что там было в переписке, но знал  Майло Авонса, самого нетипичного в мире низушка.
- Он, видимо, не понимает слово «Нет»! - заломил руки травник.
- Болго, не переживайте так. Посмотрите лучше образцы. В Вергене у нас конкурентов не осталось...
- … и вы поперлись сюда в Ард Каррайг, чтобы в моей лавке кроме петрушки и валерианы продавалось ваше мыло и пудра? Чтоб и здесь у вас конкурентов не было?
- Болго, наш зубной порошок покупает г-жа Перманедер -  жена главы вергенской гильдии краснодеревщиков. Нашим лавандовым притиранием от зловония ног пользуются г-н судья и г-н старший пристав. Самые дорогие шлюхи Вергена покупают наши румяна и помаду для волос. А нашим мылом пользуется пол города. Это ли не рекомендация?
- Пол города ваше мыло берет? Стесняюсь спросить, где вы столько жира добываете?
- Рапсовое масло.
- Чтооо? - не поверил травник.
- Рапсовое и конопляное масло. -  поджал губы Кнульп. -  Бараний и свиной жир нынче дорог больно. Варим из того, что удается достать. И делаем его очень душистым. Хозяйкам нравится. Думаем, что и ваши хозяйки наш товар распробуют. Мы, конечно, понимаем, что у вас тут столица, но...

Низушек его перебил.
- Ни слова больше, я не желаю иметь с этой аферой ничего общего!
- Это не афера, Болго.
- Подите вон! Не афера это, как же! Я не собираюсь работать с этими вашими подозрительными эксперементалиями и уж тем более не собираюсь организовывать вам встречу с теми персонами, о которых было спрошено.
- Тогда почему позволили приехать к вам, а?
- Привет от брата услышать. -  буркнул низушек.
- Ну хорошо. -  пожал плечами шпион. - Зря вы так, но как знаете. Воля ваша.
- Моя-моя. Ступайте, господин хороший. Знаете, когда вы появились у братца на пороге, он мне написал -  мол, неприятностей у него теперь прибавится, верзилу на поруки дали. А я ему написал -  бросай все, бросай своего мутного полуэльфа, эту их хибару с двумя чанами ( вот смех-то) — один для леденцов, другой для мыла. Верзилу этого гони подальше, и возвращайся, дорогой брат, в лоно семьи. Приму. Не послушал он меня. Зря. Теперь его не просто выпорют за делишки, но и вздернуть могут.
- Наговариваете, Болго.
Кнульп испытывал досаду на упертого низушка, но от его причитаний, против воли тянуло улыбнуться. Вот ведь братская забота!
Жаль, конечно, столько надежд он вкладывал в этот визит. Был хороший шанс организовать сеть в Ард Каррайге, да и сбыт продукции наладить в соседнюю державу. Заманчивая ведь идея! Но увы, несбыточная, как оказалось. Травник, уклончивый, но, как казалось по письмам -  поддающийся уговорам брата, при личной встрече вот так просто выталкивает его за порог.
Низушек отвернулся к окну. Кнульп принялся защелкивать замки на сундуках, не продемонстрировав толком расхваленных образцов.
Разговор был окончен, пора откланиваться.
И в этот момент в комнату вбежала травникова жена.
- Чего тебе, Виола? Зачем лавку оставила?
Она отмахнулась от мужа, обратившись к Кнульпу.
- Господин... Это же ваш конь у лавки привязаный?
-Угу, -  буркнул он, возясь с тугим замком.
- Воронок такой красивый.
- Угу.
- Его, кажется, кто-то увел.
- Чтоооо?
Женщина затеребила передник.
- У нас оконца маленькие, стекла мутные, но я все время, пока за прилавком стояла, конскую голову видела. А потом слышу, всхрапнул конек, а там раз - и свист и цокот. Ну я выглянула -  а коня-то и нет.
- Нет? - переспросил Кнульп.
- Нет. - скорбно подтвердила Виола
- ..... -  выругался шпион.
- привязывать надо было. -  процедил Болго Авонс. -  Чай не на королевский двор приехал, а в наш, небом клятый, нелюдский квартал.
Шпион, в сердца, стукнул по крышке сундука.
- Сумки какие-то при коне были или ты все снял?
- Седло было... Не новое, но красивое.
- Красивое...  -  фыркнул низушек, восхищаясь человеческой дуростью и сентиментальностью. - Сумки-то были?
- Нет.. Я все в дом занес.
- Уже легче.
Низушек посмотрел на парня, обдумывая в голове ситуацию. Кнульп, расстегнув мантию и стащив с головы шаперон, уже не выглядел индюком дутым и даже вызывал легкое сочувствие.
- Ой, господин. - встряла Виола. -  а чем таким душистым у вас из сундучка пахнет? Не то мыло?
- Что?
- Мылом, говорю, пахнет чтоль? Уж такой запах распрекрасный!
Николас поднял на женщину глаза, и его печаль, как ветром сдуло. Запахло перспективами. Шпион медово улыбнулся.
Потеря коня уже не казалась столь горькой.
- Мылом, любезная Виола, Мылом. Извольте взглянуть. Вот это -  «душистая сосенка» , а вот эта -  «благовонная лаванда» - выкладывал пахучие (и разноцветные!) брусочки гость.
- Ооооо, какое твердое, да пахучее!
-  Угу, оно долго не раскисает.  А вот это, извольте взглянуть - «королева-роза».
- Прям как сад по весне, ишь ты... Роза!

Болго Авонс, уважаемый травник из Ард Каррайда, тяжело вздохнул.

Было похоже на то, что младший брат таки победил.
Шпион, как фокусник, продолжал выкладывать образцы.
Виола ахала.
- Болго, -  подал голос шпион. - подумайте над предложением еще раз. Прошу. И уж коли вы не готовы пригласить на встречу тех лиц. -  он выдержал многозначительную паузу. - то хотя бы скажите, где искать. Ну хотя бы того дворцового истопника и младшего лакея из северного крыла.

Болго обещал подумать.

Отредактировано Николас Кнульп (2016-06-19 23:01:44)

+2

34

Магазин бутафории и геральдики, полдень

Дверь отворилась наконец, и перед Феликсом предстал сам мастер Готфрид, который так любил осторожничать и заставлять других агентов учить зубодробительные кодовые фразочки. Покачав головой, Биро вошел и закрыл за собой дверь.
- Где мы можем поговорить?
- Проходи за мной.
Орье показал рукой на открытую дверь, ведущую в соседнюю комнату. На столе беспорядочно разложены инструменты, рядом стоит почти готовый шлем с клейнодом, которому требовалось совсем немного шлифовки и доработки. Что ни говори, работал старый черт хорошо, и репутацию в городе заслужил. Реданец вошел следом за хозяином, обошел стол и пристально посмотрел на Готфрида.
- Я думаю, ты догадался, что я от нашего общего грузного знакомого. Он жалуется, что от тебя давно не было новостей, уже месяца два со срока, когда они должны были быть. Почему так?
Возможностей здесь было миллион и маленькая повозка. Бестолковая почта, убитая в пути почтовая птица, забывчивость Готфрида, работа контрразведки - что угодно. Но кроме информации, почему донесений уже давно не видать, Готфрид мог помочь Феликсу еще кое-чем. Рассказать, какие настроения в городе, что он знает о завтрашнем приеме, кто там будет, с кем можно будет работать, кого стоит опасаться и так далее... Через его магазин проходило немало довольно знатных людей, и не все они умели держать свой язык за зубами. Начнем с того, что не все они бывали трезвыми.
- В любом случае, расскажешь все мне. Если много, запиши и отдай в руки. - Феликс взял со стола маленькую фигурку гарцующего коня и принялся с интересом его рассматривать. - И что-то мне подсказывает, что ты знаешь что-нибудь о завтрашнем приеме у Хенсельта. Видишь ли, я иду туда, и мне нужна вся информация, которую можно добыть.
Ему нравились такие магазины. Казалось бы, в них всего-то ремеслом занимаются, но какие произведения искусства порой создавались в мастерских у бутафоров! Непрактичные, жутко неудобные для ношения, но с виду завораживающие. Не так давно Феликс видел рыцаря, на доспехе которого был выделан декоративный грифон, машущий крыльями. Диковинный заказ какого-то богатого ковирца, как он слышал.
Реданец поставил фигурку обратно на стол и весь обратился во внимание.

+4

35

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Ард Каррайг. "Хитрый Лис".

Они остались вдвоем, не опасаясь быть подслушанными. Ибо разговор их был не таким уж и тайным.
Говорят, что у стен есть уши. Так и есть. Начиная от множества множеств магических приборов, заканчивая примитивным стаканом у перегородки. Но медальон не колебался, а чуткое ухо не слышало взволнованного дыхания.
- Слыхал я о ведьмаках из цеха Кота. Бродяги, наемники, насильники. Парочка ваших, кажется, учинила резню в Йелло. Или же в Ольво. Сейчас и не вспомнить.
«Брэен».
- В Йелло. Он был один.
- Я - Гундар Блот, воин из дружины Родрика Бруан… - перед глазами зеленоглазого ведьмака промелькнули далекие времена.
- …окрестных лесах завелась какая-то тварь, изничтожающая одиноких путников и целые торговые кар…
Снежная пурга застелила ему обзор. А с ней – пляска смерти.
- Мы ищем призрака тракта, но находим лишь трупы…
Крики. Боль. Реки крови.
- …следопыт, знающий толк в чудовищах…
Эльфка. Подвалы.
«Винцентув… Странно, как оттуда не дошли слухи».
Он не был лучше, чем они. Такой же убийа, псих, живодер. Но… Его действия были обоснованы, ведь так? Тогда он решил, что это было так. И сейчас, наверное, решил бы так же. Бубнящий все это время бас вырвал его из ледяных объятий воспоминаний.
- Ну, что скажешь?
- Идет. Но мне нужно осмотреть хоть одно место. Сейчас.
Почему именно сейчас? Ну, хотя бы потому, что половину рассказа мутант попросту пропустил мимо ушей и нуждался в дополнительной информации. Да и по любым иным причинам туда стоило сходить. Может что-то осталось.
- А с чего вообще решили, что именно чудовища?

Отредактировано Койон (2016-06-19 22:35:38)

+2

36

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]Тракт на Ард Каррайг

Горе-разведчик ничего не ответил. То ли ему было слишком стыдно перед девкой за свою оплошность, то ли он считал себя выше каких-то едиких замечаний. Скорее всего, первое. Перед Бьянкой ему могло быть просто стыдно, а перед Роше не просто краснеть пришлось бы, начнись этот разговор прямо здесь и прямо сейчас. Потому лучшим вариантом для него было тихо убраться с глаз долой.
А командиру, кажется, не очень понравились ее несдержанные слова. Уж очень холодно прозвучало его замечание. Бьянка невольно поежилась. Неприятно было осознавать, что Роше ее в очередной раз не поддерживает. Может на то была какая-то другая причина, но девушка ее в упор не видела, и ей оставалось только и дальше думать, что он не доверяет ей серьезных дел, потому что не верит, что она может сама справиться.
— С какой-то захудалой бандой скоя’таэлей мы ведь легко справимся, — уверено ответила она. — Нас много, мы готовы к неожиданностям.
Совет «держаться поближе» пропустила мимо ушей. Ей совсем не хотелось в случае опасности прятаться за чьей-то спиной, будь то чародейка, сам Роше или любой из солдат сопровождения. Хотелось рвануться в саму гущу опасности и показать, на что она способна.
— Но что с этим Бруандоном? — понизив голос, Бьянка едва заметно кивнула в сторону ускакавшего к королю каэдвенца. — Мутный он какой-то. И морда так кирпича и просит.
Бить темерских дворян по мордасам Бьянка пока не решалась, но для Родрика Бруандона готова была сделать исключение. Уж очень высокомерные взгляды бросал он на всех и каждого в темерской делегации. Казалось, даже лошадь его выражала свое пренебрежение, мерно покачивая высоко поднятым хвостом.
Наглый каэдвенец мог сколь угодно задирать нос, а его лошадь — хвост, но факт оставался фактом: патрули в окрестностях Ард Каррайга со своей работой справлялись плохо. Дороги в Темерии тоже были не всегда безопасны, но так близко от столицы редко когда что-то случалось. А вот в Каэдвене... Что же там еще их ждет в этом неумолимо приближающемся городе?

+6

37

Отряд вновь тронулся, неторопливо поглощая остатки долгого пути, ведущего, увы, не к славе или миру, но к неприятностям. О, в неизбежности последних Фольтест ни на миг не сомневался. Король привык, что ничего в сим мире не проходит просто, где-то есть подвох, пусть скрытый за слоями тонкой ткани слов иль обещаний, жестов или действий, но он есть.

Пустив стареющего Янтаря ленивой рысью, монарх уже не думал погружаться в несколько меланхоличное созерцание действительности. Он подобрался, не только внешне (держать лицо и выправку давно вошло в привычку), но и внутренне, обдумывая неожиданный сюрприз – сопровождение из каэдвенцев. А вместе с этим приходили на ум тревожные обрывки слухов, доходившие до Фольтестовых ушей. Мол де вконец неспокойно стало на землях старого единорога и то ли белки вконец распоясались, то ли страховидла какая. Впрочем, вразумительных ответов и отчетов в этом направлении темерец так получить и не смог, добившись от шефа своей разведки лишь бегающего взгляда и неопределенного пожатия плечами. А уж если старый Талер чего-то не знал, то это не могло не тревожить короля, но не могло и заставить того отложить поездку.
Приближение каэдвенского дворянина, возглавлявшего отряд сопровождения, не стало неожиданностью, хоть и не было особо ожидаемо… впрочем, как и его слова.
- И дороги уж точно ровнее, нежели в Брокилоне, - словно бы мимоходом отметил король, по достоинству оценивший качество главной торговой артерии северного соседа и тупую боль, что давно уже овладела королевским задом. – А вообще, леса Каэдвена и впрямь густы и величественны, под стать стране и её жителям, - вежливо ответил на заданный вопрос Фольтест, на словах оставляя без внимания осторожное сравнение с Реданией, не в пользу белых орлов сказанное. На деле же он лишь усмехнулся, мысленно, конечно.
Все это мероприятие, целью которого считалось урегулирование споров меж Темерией и Реданией, а также Каэдвеном и Аэдирном, было насквозь политизировано и предназначалось не только для налаживания мирных отношений на Севере, но и для продвижения своих интересов путем заимения сильных союзников, а также перетягивания одеяла власти.

Власть… вопреки громким словам некоторых монархов, она привлекала абсолютно каждого, носящего на голове корону. Но далеко не каждый чувствовал, кроме желания ею обладать, еще и силу стать первым среди равных. Фольтест чувствовал, а еще был достаточно умен и наблюдателен, дабы понять, когда наступит время действовать. И оно приближалось с той же скоростью, с какой слабел авторитет старого Визимира, еще несколько лет назад достаточно сильного,  дабы сплотить под Содденом весь Север, но с каждым месяцем теряющего хватку. Возраст, вкупе с алкоголем, брал свое и темерец, недавно склонявший голову пред старым орлом, перешел в наступление, неторопливо, но уверенно пробиваясь наверх.
Он не скрывал особо своих намерений стать первым среди равных, от того не удивлялся, что его пытались иной раз заполучить в союзники (и дело было не только в харизме Фольтеста, но пока, скорее, в моще страны за его плечами) в определенных спорных вопросах. Прощупывал ли сейчас в этом плане почву молодой дворянин в цветах Каэдвена, сын Меделла с уверенностью сказать не мог, и тщательно контролировал свои слова, придерживаясь пока нейтралитета. Да и не говорить же Бруандону, что коли доведется ему, Фольтесту Темерскому, третейским судьей выступать меж Аэдирном и Каэдвеном, так он на стороне Демавенда будет чуть больше, чем полностью. Что поделать, приоритеты были расставлены уже давно и единорог не прельщал его своей политикой, как и своим характером и поведением.

Но это все была лирика, а тракт вился змеей промеж величественных лесов, скрывавших в своих недрах множество диковинного.
- Как обстоят дела у Хенсельта в войне с общей нашей напастью – скоя’таэлями? – поинтересовался у рыцаря король.

+6

38

Место: Ард Каррайг. Нелюдский квартал. Лавка травника Авонса.  Послеполуденный час

Низушки ушли обедать. Кнульпа к семейному столу пригласили (естественно - Виола), но он вежливо отказался. Травника лишний раз раздражать ни к чему. Да и разве харчевен в городе мало? Потом поест. И выпьет. Видят боги, это не повредит!
Авонсы позволили ему оставить вещи в чердачной комнатке. Кнульпу сразу вспомнилось его жилище в благословенном Ковире. Такой же тесный маленький чердачек, жилось бедно и холодно, но до чего ж хорошо было! Ваноццины прелести, театральные посиделки, пироги с ливером, уроки музыки для местных бюргерш. Рауде... как она?
Но тут же махнул рукой -  не время слюни распускать!
Задвинув сундучки в угол, Кнульп пристроился рядом и принялся подводить итоги.
- Итак,дорога заняла времени больше, чем заложил: я потерял потерял сутки с лишним сначала на переправе через Понтар, затем на таможенном пункте на каэдвенском берегу. А потом еще ждал вместе с купцами и путниками, когда от Бан Глеана подойдет отряд стрелков на сопровождение. Что за дикая страна! Без эскорта я проехал не больше двадцати миль, и то уже по тракту перед самой столицей.
Кнульп вспомнил, как больше пяти лет назад оказался в Каэдвене и выдохнул лишь когда капитан Кройцмар принял его к себе. До этого был страх, жуть и сплошные неприятности. Эта страна требовала от путешественника острого меча и стальных нервов.
- В результате приезжаю к шапочному разбору -  съезд на носу, а я скорее всего не успею поговорить с нужными персонами! Не смогу подобраться к той двуличной шкуре в реданской свите. С информацией будет полный швах. -  расстроился Кнульп. -  Как бы не вышло, что зря деньги потратил на поездку.
Тут еще Болго подвел. Чертов несговорчивый низушек. 
-  негодовал шпион. - Хоть бы он согласился! Нам нужна точка в Ард Каррайге. Нужна помощь травника. Речь, черт возьми, идет не только о продаже мыла. Нужна рабочая сеть для передачи денег и информации в обе стороны. Мда... Завидую я тем шпионам, что работают в златых дворцах и пуховых постелях, узнавая за ночь любви с какой-нибудь красавицей все тайны мира. Говорят, что такие везучие сукины дети действительно есть. Только меня среди них нет, увы.  -  ухмыльнулся Маэльх и принялся размышлять дальше.

- Жеребца украли. Может эта та деваха навела, что за воротами его сдержала?  Разве теперь узнаешь? Я сторговал его за тридцать семь крон плюс моя старая кобыла. Кобыла стоила мне двух сапфиров из ожерелья Ван Скобниц, это примерно полтинник, если в тех же реданских кронах. Или около тридцати каэдвенских марок. Вместе с вороным я лишился упряжи ( деньги) и седла (снова деньги). Аргейт и Майло будут в ярости! А я, похоже, до самого бирке буду ходить пешком. Разве что зимой кто решит подешевке коня продать.
Ладно, пойду прогуляюсь. Давно в Ард Каррайге не был.

С такими мыслями Кнульп  спустился вниз и откланялся чете Авонс, сообщив, что уходит в город и к вечеру вернется.
Город немного изменился, разросся, конечно же. Он с любопытством поглядывал по сторонам, не убирая, впрочем, рук от пояса, то есть -  от своего ножа-переростка и кошеля. Тут клювом лучше не щелкать.
Вскоре ноги бывшего студента безошибочно привели того к харчевне.
- Мммм... «Хвост беса»? -  прочитал вывеску Кнульп. -  Что ж, пусть будет хвост. Но лучше -  бычий. В гуляше! А к нему -  кувшин местного вина. Ох, как же вкусно мне скоро будет! -  воскликнул он, похлопав себя по животу. И вошел в харчевню.

+3

39

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Оффтоп: следующего, кто не поставит локацию, я буду безжалостно карать.

Мастерский

Таверна «Хитрый лис», предместья. Около полудня

Люди. Чудовища. Ведьмаки. Этой логической цепочке была не одна сотня лет. Что-то подсказывало, что пока земля не насытится кровью, а люди не перестанут убивать друг друга, то потребность в убийцах чудовищ не угаснет. И пусть сейчас их было очень мало, пусть общество относилось к ним как к дерьму, но ведьмаки были нужны. Хотели ли люди признать это, или нет.
Гундар Блот, прищурившись, глянул на ведьмака. Посмотрел на его лицо, пытаясь отыскать хоть тень сомнения, тень тревоги.
Не нашел.
И поэтому продолжил.
- Осмотришь. Думаю, еще предстоит возможность, – воин повел бычьей шеей. – Родрик предполагал, что охота на тварь затянется. Все дни работы тебе будут оплачены.
Нахмурившись, воин кивнул на кувшин.
- Налей себе. Нет смысла сидеть с пересохшей глоткой. – Гундар тяжело выдохнул. – Тварь начала бесчинствовать с ранней весны. Прошлась по отдаленным деревням, заставив местных забиться по хатам и оврагам. Затем подобралась ближе к столице, нападает на караваны и обозы, не чурается одинокими путниками.
Блот задумался, словно припоминая что-то.
- Конечно, можно обвинить во всем бандитов… или херовых белок, да вот только где ты, ведьмак, видел, чтобы обыкновенный бандит людям головы отрывал?

Королевский дворец, полдень.

Каэдвен – суровый, сильный и богатый край. По мнению многих – весьма бесхитростный. Каэдвен берет силой, берет напором, ломая любые преграды на своем пути. Если это было так, то Родрик Бруандон был идеальным каэдвенцем. В отличие от своего старшего брата, Экберт был человеком более изысканным и проницательным. Он не мог похвастаться бычьей шеей и широкими плечами, но без тени скромности мог считать себя безумно ловким и опытным политическим игроком, зная, что слово подчас острее и опаснее меча.
В ответ на слова ковирской чародейки Экберт улыбнулся. Широко, добродушно. Если бы Мирианна знала его получше, то наверняка почуяла бы ту тонкую нить фальши, которая сквозила в словах и действиях большинства дворян.
- Боюсь, что Темерии придется задержаться, чтобы я мог полностью насладиться вашим обществом. Пройдемся по королевскому саду? – Экберт подал чародейке руку.
Они свернули в одну из многочисленных аллей.
Цветы, увядшие с приходом осени, сменились ярким букетом одетых в золото и кармин кустарников.
Улыбка вновь скользнула по губам герцогского сына.
- К сожалению, наш король ничего не смыслит в садах. Когда будете в Сангрене, в моих землях, то заглядывайте в гости – я покажу вам, что и в Каэдвене сохранился островок красоты.
Экберт, замолчав на мгновение, оглянулся, словно проверяя, не идет ли кто-то за ними.
- Как вы думаете, Мирианна, эта дипломатическая встреча станет залогом нового мира или началом новой войны? Что об этом думает ваш король Эстерад?

Магазин бутафории и геральдики, полдень

Мастер Готфрид Орьё был старым лисом, но нюх ещё не покинул его крючковатого носа, а зрение серых проницательных глаз не поблекло. Старый мастер узнал бы человека Сигизмунда Дийкстры в толпе, если бы видел его хоть единожды. И знал, что внушительного во всех смыслах шпиона никто не решится предать. По крайней мере Готрифд в этом был уверен.
Услыхав слова нежданного гостя, шпион медленно приподнял правую бровь и хмыкнул.
- Вот как. Давно не было новостей? А я думал, что это наш старый друг позабыл про меня. И поэтому не отвечает ни на одно из моих писем.
Это было удивительным открытием. И очень, очень тревожным.
Если их почту перехватывают, то канал связи нарушен, и каэдвенская разведка оказалась не такой дурной, как они о ней думали.
А значит, что с лавочкой бутафории и геральдики могут покончить в любой момент, когда они пересекут грань каэдвенского терпения.
- Боюсь, друг мой, ты собираешься сунуть голову в петлю. Я слыхал, что в город понаехало палачей со всего севера – Хенсельт большой любитель подобного ремесла. Как бы тебе не стать объектом их работы.
Готфрид прищурился, нахмурив седые брови.
- Но ведь наш общий друг не простит тебя, если ты не посетишь это мероприятие? Забавно. Тогда постарайся придумать себе инкогнито попроще да поправдоподобнее. Всякую дворянскую кровь они вычислят на раз. Представься поставщиком… купцом… артистом. Кем угодно. Вряд ли тебе позволят подойти к зале совещаний, поэтому на твоем месте я бы постарался вызнать что-то через слуг: они не очень-то жалуют своего короля, выдумывая шуточки и разбазаривая государственные тайны направо и налево. Нужно лишь внимательно слушать.

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса" и её окрестности. Полдень.

Случайности в нашей жизни вершат судьбы. Шаг влево, шаг вправо – история поменяла свой ход, и чаши весов Предназначения покачнулись.
Николас Кнульп, пожалуй, и не предполагал, что решение войти в харчевню «Хвост беса» в этот час изменит его историю. Ибо в этот самый момент, как нильфгаардец решился войти в корчму, из неё выходила примечательная парочка, на которую недобро поглядывал и трактирщик, и вышибала у двери: лысый широкоплечий рубайла с заросшим щетиной лицом и худой высокий господин в старом потертом дублете. Их, не таясь, побаивались, но не решились сказать и слова поперек.
Дверь, которая распахнулась внутрь, стукнула высокого, на мгновение отвлекшегося на служанку, по носу. Пострадавший, схватившись за лицо, выругался.
Первым, кто опомнился от всего случившегося, был лысый приятель пострадавшего.
- Эй, фуфел! – громила, выскользнув из харчевни, схватил Кнульпа за грудки и приложил спиной о стену. – Ты глаза потерял, сука?
В лицо Николасу дыхнули перегаром, гнилью, луком и неприятностями. Большими неприятностями.
Неожиданно, из-за спины здоровяка, послышался спокойный и ровный голос.
- Господин, у вас проблемы? – юноша лет восемнадцати глядел на все происходящее, придерживая рыжего мерина под уздцы. – Вам нужна помощь?
Лысый, обернувшись на мгновение, скрипнул зубами.
- Проваливай, хероглот, - рыкнул он, - не то помощь потребуется тебе.

Тракт на Ард Каррайг. Позднее предместья.

Вернон с тревогой посмотрел вперед. Слова Бьянки его не успокоили. Скорее наоборот. Не стоит недооценивать противника. Особенно, если ты его даже не видел.
Оставалось верить, что Бруандон и его люди – правда друзья, а не воплощение злого плана Хенсельта.
Что же касается «белок», то и здесь Вернон не был уверен до конца. Конечно, их немало, от предательской стрелы короля страхует чародейка, а тракт просматривается на сотни шагов вперед, возможности атаковать с флангов нет. Но чем бес не шутит? Лишняя осторожность не помешает. Никогда не помешает.
- Бруандон как Бруадон,  - Вернон пожал плечами, - мне с ним детишек не растить. Я ему на морду не глядел.
Командир специального отряда, хитро глянув на Бьянку, подмигнул.
- А коль она у него кирпича просит, так подарим. Если повод будет. Подсобишь же?
Знал, что Бьянка придет на помощь в любом случае и ситуации. В этом была вся девчонка: Вернон был уверен, что она рискнет собственной шкурой ради друзей. И знал, что рискнет собственной шкурой ради девчонки.
Вернон Роше и сам того не заметил, как тракт стал шире, а впереди замаячили выросшие из земли дома и домишки.
Командир специального отряда выдохнул.
«Приехали, - подумал он устало, - и живы. Все живы».

Услышав вопрос, Бруандон заметно помрачнел. А затем, немного понизив голос, ответил.
- Не эльфы терзают наш край, Ваше Величество. Невиданная тварь тревожит покой подданных короля Хенсельта. Ни облавы, ни капканы не дали результата. Я на свой риск решил прибегнуть к последнему средству и послал людей за ведьмаком. Думаю, без него в этот раз не обойтись.
Родрик насупился и замолчал. С языка старшего сына герцога Рихарда едва не слетели слова, за которые в Темерии запросто могли казнить.
Ведь спрашивать короля Фольтеста о ведьмаках было опасно. И, возможно, оскорбительно.
- Впрочем, может в вашей стране подобные вопросы решают иначе?

+9

40

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Таверна «Хитрый лис», предместья. Около полудня

Работа не волк - в лес не убежит. Как казалось Коту, эта пословица подходила только лишь к людям. И людям – весьма недалеким. Ибо именно в случае с мутантом его работа могла оказаться чем угодно. И волком, и гулем, и волколаком, и троллем. Кстати о троллях и волколаках. Кто-то из них, да мог бы оторвать человеку голову запросто. Да чего преуменьшать, вампиры, оборотни, тролли, цементавры, много кто из представителей ведьмачьего бестиария мог бы запросто лишить человека его драгоценной головы при помощи лишь одних лап.
Койон, пожав плечами, взял сосуд и плеснул себе в щербатую чашу напитка, в несколько глотков осушив до дна. Пить уж больно-таки хотелось, но виду подавать было нельзя. Пусть в горле скрежетала каждая стеночка, словно шестерни в застаревшем механизме. Один черт. Не взялся бы.
- Дело приобретает интересный поворот. Я могу вам перечислить целую гвардию монстров, которые смогли бы сделать то, что вы сказали, а именно – оторвать голову. Но все это – не имеет никакого значения. Такая охота напоминает сованию своих рук в темный ящик, где что-то шевелиться, скалится и воняет. Я возьмусь за нее. Но следует опросить всех, кто что-либо видел, слышал, знает, находил. - спокойно, беззлобно, уверенно;
Мужчина пожал плечами. А что еще остается делать в подобной ситуации?
В комнате с зашторенными окнами стоял полумрак, освещаемый лишь несколькими свечами. Огоньки трепыхались из стороны в сторону, уподобляясь слушателям, внемля каждому произнесенному слову этих двух. Говорит человек – колыхнулись в его сторону. Говорит мутант – реакция аналогичная. Может быть это всего лишь из-за дыхания или сквозняка, который болтуном проник сквозь щели в стенах, промчался по комнате, и исчез разносить им услышанное по всей округе. Да только услышат его лишь деревья, перешептываясь между собой.
- Сколько вы готовы платить?

+1

41

Щелк. Вот Кнульп, похлопав себя по животу, толкает дверь. Петли смазаны на совесть, дверь распахивается резво и легко.
Щелк. Вышибала, облегченно вдыхает, глядя в спины двум гостям. Ведь самая трудная работа, это принимать определенные решения. А в случае этих двоих, вроде бы правильные решения — самые неприятные и чреватые.

Щелк. Марикетта в детстве хорошо и до сыта кушала кашу, капустку и хлебные горбушки, благодаря чему выросла в девицу многих достоинств. Эти достоинства помогли ей найти хорошее место. В настоящий момент Марикетта несет, прижимая к животу, тяжелый поднос, нагруженный снедью, а ее достоинства, обильно выглядывая из-под тугого корсажа, радуют глаз и притупляют внимание.

Вот они, слагаемые случая.

После этой вполне житейской неприятности, Кнульп сочувственно скривится -  дверью по носу получать, даже вскользь, не слишком приятно. Но подобающе принести извинения не успеет , ибо через мгновение ноги потеряют опору и он самым неприятным образом воспарит над земною твердью.
Потрясение окажется буквальным. Об стену.

- Дааа, теперь тебе действительно вкусно,  - ехидно пропел внутренний голос. -  И чем тебя репа со шкварками у низушков не устроила, а?

Кнульп не удостоил себя ответом. Ему было некогда -  он боялся.
Рожа у мужика, схватившего его за грудки, была гнусной. Типичный рубайла. Но, увы, не тупой. Опять же, серьезные абырганы редко бывают тупыми. Очень уж крутой отсев проводит жизнь для желающих. При этом от него веяло хорошо контролируемой жестокостью. И, что печально, мужик желал отыграться за обиду хозяину. Кнульп, как ни странно для такого мозгляка, знал эту породу, прикинул куда и как будут его бить и заранее съежился.

Самое обидное — под рукой он ощущал рукоять мессера. Наверное, смог бы вытащить из ножен. Тренировался, как никак, чтоб совсем чулем не казаться. Но совершенно не был готов пустить оружие в ход. А этакого хмыря ножичком не запугаешь. Коли достал -  бей. А к этому нильфгаардец не был готов.
Будь дело в Ковире, шпион смог выкрутился. Он хилый, тощий, бессребреник. Взять -  нечего. Прибить -  мало чести, а отвечать придется как за нормального человека. Оно надо? Да и друзей-знакомых у него хватало.
А тут чужая земля, чужие правила.
За две-три секунды, показавшиеся вечностью, он успел заметить демонстративные спины некоторых посетителей, и, кажется, даже вышибалы. Грудастая служанка пробегавшая через залу, окинула его сочувственным, но очень коротким взглядом, после чего тоже показала спину.
О, Солнце! Какие осторожные! Пусть тогда и уши заткнут, от греха подальше, потому что он, Маэльх, во время избиения будет орать.
Ему нечем было ответить на брань, кроме жалкой, заискивающей улыбочки. Он, разумеется, что-то пробормотал в ответ. Что-то вроде «великодушнейше простить» и «тысячи извинений». Да хоть мильен!
Кнульпа еще раз приложили об стену. Дурацкая модная шапка свалилась на землю. Следующим, по закону улицы, на землю должен был упасть хозяин шапки.
Но вновь вмешался случай.
Сначала шпион, услышав вопрос про проблемы, грешным делом подумал, что подтянулся еще один слуга пострадавшего господина и с ним поговорят в две пары кулаков, но с облегчением понял, что помощь предлагают ему.
В ответ Кнульп часто-часто закивал, уповая, что его поймут верно. Ворот мантии неприятно сдавил горло и произнести что-либо в данном положении оказалось еще затруднительней, чем пару секунд назад.
- Если выпутаюсь,  филонить  и слюнтяйствовать перестану! -  лихорадочно пообещал себе Кнульп. -  Поучусь у Аргейта управляться с ножом или с орионами. Задавлю в себе вшивого интеллигента. Только бы выпутаться...

Отредактировано Николас Кнульп (2016-07-06 21:14:34)

+2

42

Магазин бутафории и геральдики, полдень

Значит, письма все-таки были. А теперь их нет. Занятно.
А главное, паршиво. Если их перехватили каэдвенцы, они знают уже многое. Хорошо, что Готфрид понятия не имел о приезде Феликса, и даже если бы его взяли, не смог бы разболтать об этом чертовым медведям на службе борова. Хорошо, что его не взяли. Готфрид был очень ценным агентом, к тому же уже давно сидел здесь, и терять укоренившийся контакт было бы крайне обидно. Впрочем, старый шпик наверняка бы придумал что-то.
- Насчет моего прохода туда не волнуйся - у меня есть официальные бумаги. Их хватит, чтоб попасть внутрь. - Он почесал подбородок. - Про палачей - спасибо. Затевается какой-то "фестиваль" в их честь, как я понимаю. Что же, буду избегать.
Феликс прошелся по комнате, остановившись напротив стойки с украшенным перьями доспехом. Ничего толкового сейчас Орьё ему не успеет рассказать, а слишком долго ошиваться в его лавке опасно. Особенно, если каэдвенцы что-то прознали.
- Значит так. Напиши новый рапорт. Отдашь его мне завтра, когда буду уезжать. - Биро поморщился. - Но нам надо и понять, откуда идет утечка. С кем ты обычно отправляешь письма?
Феликсу пришла в голову еще одна идея. А что, если поиграть с контрразведкой в их же игру? Запутать их малость, заодно все еще послужив своему государству? Написать ложный рапорт и отправить его, как ни в чем не бывало. Дезинформировать противника. Раз уж канал вскрыт, стоит извлечь из этого пользу.
Реданец понизил голос.
- Давай поступим так. Напиши ложное письмо, с дезинформацией. И отправь его как обычно. Я попробую отследить, куда оно уйдет, но вреда в любом случае не будет. - Он вздохнул. - Если что-то пойдет совсем не так, ты готов покинуть город?
Лучше бы ответ был утвердительный.
А время тикало, и до завтрашнего дня оставалось все меньше. Что они успеют сделать до завтрашнего утра? Неизвестно.

Отредактировано Феликс Биро (2016-07-06 21:08:10)

+5

43

Королевский дворец, сады
Полдень

Женская интуиция явление необъяснимое и подчас странное. Мирианне было неуютно и сомнения все еще не покидали ее. Они скользили под кожей, словно опутавшие ее липкие змеи. Ей запомнилась эта широкая улыбка, но она не вызывала той нужной искренней приятцы. И вот, ее собеседник снова улыбался именно так. Его не за что было упрекнуть, не находилось причин отказывать… Мирианна повела взглядом, окинув светло-голубыми очами очертания дворца Хенсельта, а после вернулась взором к своему спутнику, подавая тому руку.
«Темерии придется задержаться. Интересная фигура речи. Будто бы вы в силах на это повлиять».
- Конечно. – Коротко ответила она, отвечая приятной улыбкой, за которой хорошо прятала все свои настороженные чувства. Аретуза хорошо учила прятаться за масками. Вся чародейская жизнь, когда узнаешь ее подноготную, оказывалась одной большой ширмой успеха, процветания, гордости, недосягаемой красоты и мощи. Маги внушали простым людям то, что желали внушать, и этим искусством приходилось овладевать каждому способному адепту, если он не хотел, конечно, провести всю свою жизнь в какой-нибудь забытой богами занюханной деревеньке и выводить местным жителям чирии.
Следуя за Экбертом, чародейка именно следовала, превратившись в слух и внимательность. Легкое приятное выражение лица так и осталось на неизменном месте. Мирианна давно пришла к выводу что много говорить порой не просто не полезно, но еще и губительно, а потому лучше оставить это другим. Изображать внимательного собеседника, и даже быть им, оказывалось зачастую куда полезнее. Прогулка, тем не менее, бодрила свежим воздухом и радовала яркими красками осени, успокаивая тревожное сознание и не позволяя излишне проникаться недоверием к собеседнику. К слову, исключая то, что Мирианну настораживало, каэдвенец казался весьма приятен. Даже приглашал посетить его родовые земли и посмотреть на сады. Сколько же таких мимолетных мало значащих приглашений сыпалось на разнообразных торжествах и прогулках, сколько же учтивых и равнозначных ответов давалось во благо поддержания разговора и этикета.
- Столь щедрое и интересное предложение я с благодарностью приму. Вы заинтриговали меня.
Она кивнула головой, опуская ресницы, в подтверждение своих слов. Возможно, когда-нибудь этот разговор вспомнится. Только будет ли она в тех местах? Где они вообще? Мирианна пыталась даже мысленно представить где же это может быть на карте Каэдвена. Впрочем, размышления прервал новый вопрос. Этот вопрос уже не был ни данью этикету, ни праздным интересом. По крайней мере, когда дело казалось политики и власть имущих, Мирианна так полагала. «Хотите что-то узнать и интересуетесь моим мнением? Прощупываете насколько я близка к подобным вопросам? Ну вот, когда я начинаю чувствовать подвохи и дипломатическое лицемерие, я сразу вспоминаю как же уютно у меня дома, где все книги готовы делиться со мной своими тайнами без лишних слов».
- Короли считают, что эта встреча решит давние вопросы. Что-то должно было к этому привести. – Она пожала плечами. – Я же думаю, если вас интересует именно мое мнение, что ежели монархи много раз ни к чему не приходили, то и нынешняя встреча может кончиться тем же. Хотя меня действительно настораживает выбранное время встречи по данному вопросу. В виду того, что Нильфгаард сделал с Цинтрой, всем нам нужно быть осторожными. Эстерад хочет быть в курсе дел у торговых партнеров, я полагаю, что заинтересован и в том, чтобы до войны между королевствами не дошло. Особенно тогда, когда мы не понимаем как дальше действовать будет Нильфгаард. Вы же прекрасно понимаете о чем я.
Королевства севера были для Ковира и Хенгфорской Лиги своеобразным буфером, ослабление которого было бы прискорбным. Ковир был самым северным из всех королевств, он врядли будет принимать удар на себя и заинтересован в том, чтобы этого не произошло. Искренне Мирианна надеялась на то, что Каэдвен и Темерия не станут воевать, если что-то пойдет не так. Это было опасно. По мнению Мирианны недальновидно, хотя существовала возможность чьей-то победы и укрепления позиций…
- А вы что скажете? Какие настроения при дворе Хенсельта?
По правде говоря, с учетом всех подозрений, лучше было бы задать вопросы Сабрине Глевиссиг, но с чем черт не шутит.

Отредактировано Мирианна (2016-07-07 13:44:35)

+4

44

Мастерский

Харчевня "Хвост беса" и около неё.

Мир этот полон предателями и мразями всех мастей. Каэрин аэп Даккэ немало повидал их на своем веку и уже не удивлялся, встретив очередную особь данного вида. Ведь подлецы, демонстрирующие свою силу зазря и напоказ не были редкостью и на юге, и на севере.
Начало драки в харчевне "Хвост беса" старого дипломата не удивило. Обычная ссора, которая должна была закончится сломанным носом и, возможно, парой выбитой зубов. Не более. Несчастного торопыгу пнут пару раз да оставят в покое. Поэтому дипломат, минутой ранее лениво поднявший взгляд на дверь, вернулся к своему собеседнику.
Тот, к сожалению для болтливого старика, оказался не таким уж разговорчивым. Лишь хмурился да молчал, видимо пытаясь найти, что сказать незнакомцу.
Неожиданно, дипломат отвлекся, прислушался, а затем, сухо ухмыльнувшись, подмигнул соседу по столу.
- Кажется, коллега, сейчас мы стали свидетелями получения трупного жира в естественных условиях.
Каэрин поднялся, медленно ковыляя к выходу из харчевне.

Николасу повезло: в тот день на его счастье мимо одной из многочисленных харчевней города проезжал настоящий рыцарь. Юноша был знатен родом, но беден доспехом: многочисленные вмятины нагрудника, всего одна латная перчатка да плотные наручи. Но все остальное выдавало в защитнике бойца опытного, несмотря на его довольно юный возраст.
- Вы оскорбили меня, милсдарь! Извольте извиниться!
Лысый, хмуро сплюнув на Кнульпа, приложил последнего лопатками о стену посильнее.
В то время его высокий знакомец, утерев разбитый нос, поспешил на выручку другу.
- Извинимся, а то как же! - в руке высокого блеснул кинжал. - Вот только сейчас торопыге лицо поправим, а потом и до тебя очередь дойдет.
Рыцарь, оценив ситуацию, потянулся к ножнам. Лысый стукнул Кнульпа еще раз, выбивая из легких несчастного остатки воздуха, и отбросил в сторону.
- Смотри, Миклош! Этот хер поперек лезет!
Кисло ухмыльнувшись, он пошел боком, в противоход товарищу, заводя левую руку за пазуху. Юноша переводил взгляд с одного, на другого.
Лысый не вытерпел первым.
- Бей его!

В девяносто девяти случаях все закончилось бы чересчур предсказуемо. Лихие люди, взяв противника в клещи, атаковали бы по очереди или одновременно с двух сторон, заставили бы рыцаря ошибиться и достали бы, ранив юношу раз за разом. Каэрин аэп Даккэ не поставил бы на победу юнца и ломанного гроша.
Но именно сегодня был тот самый сотый случай.
Парнишка вместо отступления сделал шаг навстречу высокому, и это спасло ему жизнь: метательный нож лысого прошел всего на волосок от цели. Рыцарь не испугался: взмах, короткий удар, и опешившая жертва расторопности ковирского шпиона лишилась кинжала, зато приобрела сломанную руку. Взвыв, высокий не успел опомниться, как второй удар плашмя отбил у него печень и желание драться.
Юноша не стоял на месте. Крутанувшись на месте, он едва не пал жертвой напора лысого мордоворота. Противник, подскочивший к нему, умело ткнул широким охотничьим ножом снизу вверх, но промахнулся, потерял равновесие, подскользнувшись в дорожной грязи, и получил сильный удар перчаткой в лицо.
Брызнула кровь.
Лысый, отпрянув назад, кинулся было на противника вновь, но застыл, как вкопанный, ощутив предательский холодок стали у груди.
- Уходите.
Лысый оскалил кровавые клыки.
- Уходите, - повторил рыцарь, - ты и твой друг. Не стоит доводить это до смерти.

Это был тот самый сотый случай, когда здравый смысл одерживает победу над тупой мощью.
Все закончилось мирно, и в этот день близ харчевни "Хвост беса" никто не умер.
Лысый и его приятель ушли, прячась в переулках и улочках, скрываясь от свидетелей их позора.
Юноша же, медленно убрав меч. Затем же, взяв своего рыжего мерина под уздцы, подошел к все еще лежавшему Кнульпу и подал руку.
- Господин, вы целы?

- Прекрасно! - Каэрин аэп Даккэ стоял в дверях и улыбался, отчего шрамы на его испещренном морщинами лице складывались в причудливые уродливые узоры. - Никогда не видел ничего более прекрасного, чем этот бой! Хорошая скорость, какие движения!
Дипломат вздохнул, и улыбка покинула его губы.
Быть может, оно и к лучшему?
- И благородство, - добавил вивисектор вполголоса. - Глупое мальчишеское благородство. Как мало осталось его в этом мире.

Предместья Каэдвена. Позднее "Хитрый лис".

Родрик Бруандон распрощался с процессией очень скомкано и спутано. Лишь коротко поклонился Фольтесту, насколько это позволяло седло, да откланялся, сославшись на патрулирование тракта.
Винить его в этом было сложно. Свою задачу он выполнил сполна, а сопровождать темерскую процессию ему было велено лишь до городских стен.
Что же до эльфов, то с ними справлялись просто: кого поймали - тех на шибеницу. А остальных еще поймают, придет их час.
Оказавшись близ предместий, старший сын герцога Бруандона решил проведать и своего верного воина Гундара Блота, рекрутировавшего в этих местах для них ловчего. Подошел бы, не кривя душой, любой, кто разбирался в зверье получше хенсельтовских олухов и холуев, да не марал бы штаны при виде первого волка покрупнее дворняги.
"Хитрый лис" за его отсутствие не изменился. Здесь все также пахло мочой, подавали разбавленное пиво, а хозяин был старым плутом, которому следовало бы отрезать нос и уши, будь на то время и желание.
Увидав молодого господина, корчмарь едва не наложил в портки, кинулся бить поклоны и нахваливать свой хлев. Родрик поморщился и отправил его восвояси.
Тяжело пройдя через все помещение, он бессовестно вторгся в алькову.
Остановившись в дверном проеме, он придирчиво глянул на сидевшего напротив своего витязя. Придирчиво оценив одежду и заострив внимание на желтых глазах, он хмыкнул.
- Уверен в нем, Гундар?
- Мы можем попробовать его, - витязь тяжело поднялся. - Ваша светлость, в округе все равно не сыскать никого лучше.
Родрик цокнул языком.
- Что же, на безрыбье и рак - рыба. Пойдем ведьмак, у меня есть для тебя работа.

Они покинули таверну скоропостижно, оставив её в целостности, сохранности и обогатив на пару сотен монет: Гундар был очень скуп в своих изысканиях. При выходе под ноги им сунулся какой-то попрошайка, клянча монетку и лепеча что-то про несчастье своей семьи. Блот без колебаний пнул выкормыша, отбрасывая его в сторону.
- Нелюдская мразь, тьфу! - витязь поморщился, придирчиво оглядев мыс сапога, словно ожидая увидеть там по меньшей мере лошадиное дерьмо.
Бруандон даже не остановился.
- У тебя есть конь, ведьмак? Нам придется проехаться.
Мальчишка, получивший мощный удар, открыл рот в беззвучном крике. У него даже не хватило сил кричать. А затем, хватая воздух, как рыба, он ползком бросился прочь, падая в грязь и поднимаясь вновь. Слезы отчаяния, бессилия и невысказанной боли катились по его грязному личику.
Он бежал, полз и падал, пока не упал в чьи-то милые и даже красивые ноги. Ноги ученицы Коррина Вейлендара.

Магазин бутафории и геральдики, полдень

Готфрид Орье не был человеком трусливым и человеком глупым. Но даже ему было страшно становиться подопытным такого большого количества палачей зараз. Уж если мастера подобного ремесла вдруг станут проявлять чудеса и бороться за главный приз - истязать твое бренное тело, то впору испугаться.
Старый мастер и шпион искренне подивился храбрости своего молодого коллеге. И посочувствовал его будущей жене: с таким суженым недолго остаться вдовой.
- Посылаю письмо голубем в низовье своему агенту. Мельнику. Тот с другим голубем отправляет его на границу с Аэдирном. Оттуда в Ривию. А затем в Реданию. Такую систему придумал наш общий знакомый: сказал, что длинный путь - самый безопасный. А оказалось вон как.
Магазин геральдики и бутафории долгое время обходили стороной беды и невзгоды. И мастер Готфрид хотел бы прослужить в столице Каэдвена еще с десяток лет. Не хотелось покидать насиженное место.
- Ты уверен, что твое дело выгорит? Быть может, стоит обождать, пока все не уляжется? Видишь ли, мои старые косточки уже не те, что раньше. А скрываться по оврагам да рытвинам - не мое.

Примечание:
Мирианна, Фольтест, Бьянка - ваши части будут позднее.

+6

45

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Оффтоп: они жили долго и счастливо, но не писали в сюжетный квест. А в следующем мастерском посте их съели: и слоупоков нет, и виверны довольны.

Мастерский

Королевский дворец, сады

Нередко случалось так, что разговор о политике походил на соитие страстной пары. Причем, в угоду времени, моде и нравам, пара та была явно однополой. Пикировки, осторожные кинжальные удары, попытка вызнать что-то нужное, узнать такое, что поможет подставить собеседника под удар - всё это отвечало одному простому правилу: либо поимешь ты, либо поимеют тебя.
Средний сын герцога Рихарда слыл игроком искусным и любил оказываться сверху: в жизни, в политике, в постели. Поэтому, услыхав вопрос ковирской чародейки, каэдвенец прищурился, с интересом и даже по-новому взглянув на свою собеседницу. Уж очень точный и волнующий для Каэдвена вопрос она задала.
- Каким может быть настроение подданных, чей король не может обеспечить им полную безопасность? Скоята'эли, которых никто не воспринял всерьез, уже стали приличной проблемой. Зудом в самом неприятном, но тревожном месте.
Их путь продолжился. Бруандон даже не оглянулся в поисках соглядатаев, хотя можно было не сомневаться: король Хенсельт прекрасно знает обо всем, что происходит в его доме.
- Чтобы загладить свою вину перед народом и отвлечь его от житейских проблем, Его Величество затеял эту свару с Аэдирном. Впрочем, мой отец считает, что это было лишь демонстрация силы и проверка войск. Перед чем? Для чего? О, увы здесь я теряюсь в догадках.
Они взошли по ступеням террасы, сделав приличный круг. При этом Экберт, знавший, как оказалось, замок едва ли не лучше его обитателей, улыбнулся, простирающим жестом указывая на увядающий, но все еще невероятно красивый, среди мощности и серости Ард Каррайга, сад.
- Даже среди мертвого камня можно отыскать что-то красивое. И когда-то, будем верить, новый король поведет Каэдвен не только путем силы, но и разума.
Стук каблуков отвлек Экберта от восхищения. К ним, подбирая полы красивого и невероятно практичного (и настолько же вульгарного!) платья,  спешила Сабрина Глевиссиг.
Прогулка подошла к концу.

Город, а позднее дворец.

Они были живы. Все они.
Когда Родрик Бруандон и его медведи в латах, по прихоти хозяина вставшие на задние лапы, оставили королевскую процессию в одиночестве, Вернон не поверил своим глазам. Им сохранили жизнь, и даже пойманный шпион остался при них целым и невредимым. Именно это могло означать что угодно: либо Хенсельт действительно настроен на мирные переговоры, либо он подкупает их, отвлекает внимание и готовит какой-то подлый и хитрый удар.
Поэтому встретившего их каэдвенского камергера Роше встретил подозрением.
- Ваше Величество! Позвольте проводить вас во дворец! Его Величество Хенсельт ожидает Ваше Величество!
Роше вздохнул. Он уже предчувствовал, что от множества величеств, посетивших столицу Каэдвена этим днем, его скоро начнет тошнить.

Темерцев расквартировали в западном крыле, на первом этаже, неподалеку от конюшен. Комнаты были сухими, серыми, и некогда принадлежали слугам, ныне переселенным или и вовсе выселенным в город.
Королевские покои, вне сомнений, были намного богаче и находились на два этажа выше.
Хенсельт максимально позаботился о безопасности своих гостей: благоразумно расселил по разным сторонам замка Визимира и Фольтеста, отправил от себя подальше Демавенда. Этайн и Мэва, которые в северных конфликтах оставались нейтральны, поселились по соседству. И что-то подсказывало, что именно их союз может стать самым неожиданным, но самым плодотворным.
Чародейка Меган Сванн, едва оказалась в стенах королевского дворца, незаметно для всех исчезла, оставив лишь легкий флёр духов, загадочности и усиливая подозрения Вернона. Советница играла в свою, непонятную для него игру. Игру, которая пахла то ли политикой, то ли дерьмом. В и том, и в другом случае Роше не желал бы разбираться в этом поглубже.
Проследив за тем, где должны были расположиться его подопечные, Вернон кашлянул в кулак, привлекая внимание королевской персоны.
- Ваше Величество, у вас будут какие-то приказания?

+3

46

Маэльх крепко пожал протянутую руку и встал, внимательно разглядывая своего спасителя.
Бой был короткий, лишенный эффектных моментов, но эффективный чрезвычайно.  Наблюдая его, шпион в полной мере оценил размах неприятностей, в которые его втравили отлично смазанные дверные петли.
Парень казался совсем юным, лет на пять-семь, если не больше, моложе самого Кнульпа.  Нильфгаардцу понравились его открытое лицо и ясный взгляд.
Хвала Солнцу, что привело его на помощь.  -  подумал он.
Видимо небесная канцелярия еще имела на него кой-какие планы. Это радовало.
С другой стороны, Кнульп знал, что случайным спасителям доверять не стоит. Этому он научился на своей шкуре, здесь, в Каэдвене, больше пяти лет назад.
   Каэдвен, не любишь ты меня...
- Благодаря вам -  цел. - коротко ответил Кнульп. 
По рукаву улиткой тянулся плевок лысого.  Маэльх, поймав взгляд рыцаря, выругался, сорвал лопух и брезгливо вытер чужие слюни.
- Очень даже легко отделался.  -  добавил он, пытаясь подобрать слова для благодарности. Но в голову ничего не лезло, разводить цветник фраз не хотелось совершенно. Он попал в переделку, юноша ему помог.  Не захотел бы помогать — не помог. Все просто.
Иногда достаточно простого «Спасибо»
- Спасибо вам. Они бы мне все зубы пересчитали, не сказать хуже.
Спаситель кивнул.
Молодой.  - продолжил оценку Кнульп. - Похоже из благородных, ибо сердечен и... благороден. Ведь кто из простых рубак вступится в подобной ситуации? Только получивший предоплату, ха.
Одежда потертая. Доспех, хотя язык не поворачивается назвать этот ансамбль доспехом, плохонький, старенький. Бедный рыцарь? Возможно. Последний сын после толпы старших братьев.

- Как же мне к вам обращаться, милостивый государь? Кому я обязан своим спасением?

Бедный рыцарь. И наверняка голодный. У Маэльха, не смотря на солидное платье, денег было в обрез. Однако, за неимением другой возможности, он решил отблагодарить его так. Обедом и вином. Небогато, зато от души.

+2

47

Магазин бутафорики и геральдики, полдень.

В чем-то Готфрид был действительно прав. А Феликс как раз проявил нетерпение и азарт тогда, когда это ненужно. Не вовремя. Не подумав, как следует. Прямиком в огонь, грудью на стену копий.
Хорошо, что старый лис малость охладил его пыл, сам того не зная.
- Может, ты и прав. Я здесь ненадолго, а тебе еще жить... - он мотнул головой. - Ну хорошо, тогда пока пусть все остается по-прежнему. Не меняй поведения, шли письма, как и раньше. Пусть нио чем не догадываются. А я расскажу об этом конфузе нашему знакомому, у него-то голова получше наших кашу сварит.
Досадно, с одной стороны, что приходится вот так отказываться от неплохой возможности вычислить, откуда идет утечка. С другой, Биро прибыл в город с совершенно другой целью. Он должен быть завтра на приеме, а не бегать по улочкам и следить за другими шпиками.
К тому же, навещать Орье ему тоже приказано не было. Что-то подсказывало, что слишком много личной инициативы здесь наказуемо. Еще и может поставить под удар всю сеть осведомителей в Ард Каррайге. Поднимать шпионскую истерию в столице самого воинственного государства Севера в преддверии возможной новой войны представлялось чем-то очень неразумным.
- Завтра зайду за бумагами, ближе к вечеру. - Феликс оттолкнулся от стенки. - А сейчас... У тебя есть какая-нибудь шляпа с плюмажем или что-то подобное? Если за лавкой следят, мне не стоит выходить с пустыми руками.
Не хотелось навлекать на себя лишний хвост и лишние подозрения. Пусть даже его бумаги и в порядке, от чрезвычайно дотошных и рушащих своей настырностью и глупостью планы соглядатаев можно ждать какого угодно фортеля.
Чем он планировал заняться дальше? Прогуляться по городу, вернуться в корчму. Отдохнуть. Выпить один-другой стаканчик вина.
Культурный отдых, в конце концов, был частью программы.

Отредактировано Феликс Биро (2016-08-14 16:31:04)

+4

48

Не самый лучший по состоянию своему тракт (впрочем, и не худший из тех, что были в родной Темерии), наконец, уперся в мощные городские стены, красноречиво показывая, что на сей раз, путники могли воздать хвалы Богам. Лихо, отнимавшее человеческие жизни подле Ард Каррайга, было либо сыто, либо занято кем-то другим, ибо как показывали наблюдения темерского короля, обилие сорвиголов в латах редко отпугивало голодного монстра. Хотя теперь можно было позволить себе сосредоточиться на грядущей схватке меж бывшими союзниками, уже успевшими позабыть о недавнем страхе перед Нильфгаардом и начать зариться на земли соседа.
Задумчиво глядя в спину удалявшегося каэдвенца, Фольтест позволил себе украдкой выдохнуть и мысленно вознести благодарственное словцо Мелитэле, на миг, упустив из внимания свое недоверие ко всем без исключения религиям. Старый Янтарь тихо всхрапнул, вновь напоминая хозяину о необходимости делать хоть что-то. Тряхнув головой, словно бы отгоняя морок, король похлопал преданное создание по крутой шее и, небрежно бросив поводья подоспевшему слуге, ловко соскочил на мощеные плиты внутреннего двора. Минутное послабление было забыто, перед обилием своих и чужих людей необходимо было держать себя уверенно, как и подобает владыке могущественного королевства и, быть может, первому среди равных венценосцев. Хотя последнее было лишь в планах, ибо после Соддена сие место достаточно уверенно занимал Визимир Реданский, подвинуть коего было далеко не так-то просто, а если умудриться сотворить такое без плачевных для Севера последствий, то и вовсе почти невозможно.  Почти…
Темерец небрежно взглянул на подоспевшего слугу, кивком поблагодарив того за информацию, благо положение позволяло лишний раз не расшаркиваться и не бросаться пустыми словами, после чего позволил сопроводить себя к отведенным воле Единорога покоям, что было очень даже кстати, если принять во внимание тяжелую дорогу. На смену гардероба не ушло много времени, свежая рубаха вновь скрылась под кольчугой, в свою очередь укрытой под чистым, не изведавшим дорожной пыли кафтаном, несущим гербовые цвета королевства. Корона вновь увенчала чело, а добротная кожаная перевязь с полуторным мечом лишь подчеркнула отсутствие отъеденного брюха, свойственного многим власть имущим. Да, Хенсельт гарантировал своим гостям безопасность, но полностью довериться борову темерец не мог, предпочтя отдать меч непосредственно перед советом, не ранее. Время шло, но до назначенного часа была еще возможность вздремнуть… либо пройтись, привести в порядок хаос мыслей, крутившихся в голове.

Свежий воздух наполнил грудь Фольтеста, выбравшего небольшую прогулку, дабы размять затекшие за поездку ноги, и дать отдых ноющему от долгого общения с седлом монаршему заду. Вездесущий капитан сине-полосатых головорезов подвернулся как нельзя более кстати.
- Вернон Роше, - протянул вместо конкретного ответа на конкретный вопрос, заданный капитаном, находившийся в добром расположении нордлинг. – У тебя просто нюх на мою скромную персону, жаждущую озадачить тебя важной для королевства работенкой. Впрочем, на сей раз, от тебя потребуется лишь умение быть хорошим собеседником, я настроен исключительно на поговорить.
Сын Меделла неторопливо двинулся вперед, прекрасно зная, что Роше, сколько бы ни был занят, не посмеет ослушаться своего короля и намылиться по иным делам. Повисшее молчание было нарушено темерцем, лишь только они удалились от дворца и вездесущих слуг. А тем только и дай, что подслушать чужой разговор, а после пустить слухи либо, что более вероятно, передать полученную информацию кому следует при монаршем дворе. Да и у стен, поговаривали, есть уши, коих также следует остерегаться.
- Чуешь, капитан, что в воздухе витает? – не снимая маски рассеянности, проговорил Фольтест, заткнув большие пальцы рук за лишенный украшений пояс, да неторопливо следуя по совершенно случайно выбранной дороге. – Эта вонь называется политикой, которая куда грязней покерного турнира в забитой солдатней и шулерами корчме. Еще немного и мы все, еще недавно рука об руку едва не маравшие портки под Содденом, столь же дружно вцепимся в глотки друг другу. Впрочем, за исключением старушки Мэвы, которую я просто до неприличия жажду заиметь в союзниках, да Этайна… хотя он слишком скользок для понимания, уж поверь опытному игроку.
Небольшой камешек, подвернувшийся под королевский сапог, точным пинком был отправлен в сторону, тогда как нордлинг продолжал начатую ранее мысль, зная, что Роше все поймет с полуслова.
- Я насяду на Визимира, дабы окончательно решить вопрос с пошлинами и наглостью пограничных разъездов… хотя прекрасно знаю, что через некоторое время все вернется к тому, от чего мы ушли. Хенсельт же, выбрав момент, постарается урвать-таки у Демавенда кусок земель, на которые зарится, уже не помню сколько лет. А за нашими спинами будет разворачиваться совершенно иная возня из магиков, отыгрывающих свою партию, и шпионов. А уж эта братия здесь наверняка представлена достаточно щедро. Ставлю пол - сотни оренов, что на такое сборище северян пожаловали и черные, дабы потом отчитаться вар Эмрейсу, готов ли враг к очередному витку войны. Понимаешь, к чему я веду? – после небольшой паузы, Фольтест продолжил монолог. - Количество шпионов по возможности надо бы сократить и не важно, под чьими знаменами они служат. Но, твои ребята не контрразведка, потому и не жду особых результатов. Оставь со мной кого понадежнее, а остальных отпусти по тавернам пить и слушать. Я перед остальными монархами практически без порток… в смысле, без козырей в рукаве. Неприятное чувство, знаешь ли.

+4

49

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Харчевня "Хвост беса" и около неё.

В суждениях Присциллы всегда не доставало конкретики. Увлечение одними лишь бесплотными идеями вряд ли хоть когда-нибудь способно привести к чему-либо хорошему. И если в лучшем случае собеседники просто не воспримут склонную к теоретизации мечтательницу всерьез, то в худшем пожелают на этой вот святой наивности юного создания нажиться. К каким людям относился граф де Шниссел однозначно сказать было сложно даже людям более проницательным, чем молоденькая Цираночка. Уж больно ладно мужчина складывал речи, больно стройно выходили из его уст увещевательные слова. Граф явно знал два секрета успешной беседы - он умел слушать и заинтересовывать.
В Оксенфуртской Академии такую методику на лекциях по риторике преподаватели дружно именовали принципом земляники со сливками. - Представьте, что Вы, да-да, лично Вы ну просто до ужаса любите землянику со сливками, - говорили они. - Но вот рыба в отличии от Вас ее почему-то не очень жалует, ей все больше червяков подавай. Вот почему когда Вы идете на рыбалку, у Вас и мысли в голове о землянике со сливками не пробежит, не будете Вы думать, что Вы ее любите, Вы будете думать о том, что любит рыба.
Неудивительно, что граф быстро завладел всем вниманием Присциллы и тут же сыскал со стороны той восхищение и даже нечто вроде благоговения перед человеческой мудростью. А за человеком мудрым, добрым да еще и движимым благими целями она была готова последовать и в огонь, и в воду.
Да вот только как знать, во что еще выльется вся эта ее преданность идеалам да на какую дорожку заведет. Ведь политика - это самый настоящий лабиринт, из нее гораздо труднее выбраться, чем войти.

Но какое дело вообще может быть юной девушке до игр власть имущих, когда ей в руки дают увесистый мешок монет и недвусмысленно отправляют за покупками? Таким советам грех пренебрегать!
Чувствуя себя самой настоящей Жулькой Робертжевич из популярной постановки «Красотка», Присцилла в приподнятом состоянии духа привстала из-за скамейки и собиралась было направиться делать то, что больше всего на свете любят делать женщины, а именно тратить деньги, как перед самым выходом из корчмы вдруг образовалась какая-то заварушка. Сначала какой-то громила схватил безобидного на вид паренька за грудки и собирался немедля выбить из того жизнь, затем рядом с ними образовался еще один юноша с голосом громким и благородным (друг несчастного?), который непременно желал не дать светловолосого паренька в обиду. А потом случилась самая настоящая битва. Да такая она была резкая и стремительная, что у Присциллы аж дух захватило! Ручки невольно сжались в кулачки, уж больно ей хотелось, чтобы благородный юноша одолел задиру-великана.
И он одолел.
Какой сегодня все же хороший, чудный день!
На губах Присциллы заиграла победная улыбка. Сегодня был день, когда добро побеждает зло, когда благодушие побеждает нищету, когда мир наконец-то живет по этим замечательным, неписаным правилам.
- Как же мне к вам обращаться, милостивый государь? Кому я обязан своим спасением?
А то, что эти двое молодых людей не были знакомы, придавало в глазах Присциллы еще больше благородства и героизма молодому рыцарю-защитнику.
Разве она могла пройти мимо такого невероятного экземпляра, чья отвага непременно заслуживала славной баллады?
- Я видела, как Вы отважно сражались, сударь. - восторженно начала поэтесска, подбираясь к юношам ближе. - И хочу выразить Вам свое искренне признание. Именно такие люди как Вы дают мне веру в следующий день, именно благодаря Вам, в моей голове рождаются стихи.

Отредактировано Присцилла (2016-08-01 22:21:32)

+3

50

Королевский дворец, сады

Мирианна старалась быть осторожной настолько, насколько вообще смыслила в политике. И все равно она казалась себе недостаточно искушенной в этом занятии. Все же, не ее это был конек. Как-либо высказывать свои измышления она не стала, а вместо того решила послушать, при том в очередной раз.
Экберт говорил. Говорил на взгляд магички вещи неординарные и, возможно даже, опасные. При этом у Мирианны вновь возникло то странное чувство, где каэдвенец ей казался более чем подозрительным. Чем больше она слушала тем более явным было это ощущение. Нет, информацию она от него какую-никакую да получила, но вот некоторые его суждения относительно Хенсельта можно было назвать дерзкими. Довольно смелыми. Смелыми настолько, будто Бруандон едва ли не говорил о скором перевороте. При должной фантазии там можно было углядеть некие намерения и намеки. Только вот… зачем было говорить это ей? «И не кажется ли мне это?»
- Я благодарна вам за нашу прогулку. Она действительно была интересной. Я бы хотела когда-нибудь оказаться в ваших краях и воспользоваться уже прозвучавшим здесь предложением…
В том, что пришла пора прощаться с ее обществом Мирианна не сомневалась в тот момент, когда увидела спешащую к ним с Экбертом придворную чародейку. Ковирская колдунья улыбнулась мужчине, подарив частичку теплоты и холодной северной красоты в приятном изгибе губ и «улыбке» глаз.
- …однако сейчас мне, по всей видимости пора. К нам неминуемо приближается реальность. И она, кажется, спешит.
Мирианна еще раз заглянула нежно-голубыми льдинками глаз в глаза своего спутника, задержалась там взором на мгновение и сделала несколько шагов навстречу Сабрине Глевиссиг, покинув мужчину, но оставив за собой легкой флер духов. И, все же, сердце Мирианны осталось холодным. Учтивость, приятные речи, внимательность… это было манерами, пусть ей было и интересно услышать и узнать что-либо из уст молодого мужчины явно горячей молодой крови, столь далекой от ее собственной, бегущей размеренно и спокойно. И не удивительно. Мирианне было уже много лет. Она легко переключилась на какие-то рабочие моменты и Сабрину. Придворная чародейка явно оказалась здесь не из праздного любопытства и не случайно. И, скорее всего, ей нужно было что-то от Мирианны. Выглядела она по крайней мере так.
- Приветствую вас, метресса Глевиссиг.
Ковирская чародейка поклонилась королевствой советнице по всем правилам этикета и теперь внимала.

+2

51

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Мастерский

Дворец, возле покоев короля Фольтеста

Политика. Союзы. Экономика. Развитие.
Для десятника вызимской стражи Роше это были слишком громкие слова, слишком сложные понятия. Всё, что мог он знать, всё, чем он мог жить, было одно единственное слово - долг. Долг десятника Роше состоял в том, чтобы на подчиненных ему улицах был покой и порядок, чтобы горожане могли без страха покидать свои дома, а бандитская шваль не смела даже показать носа из своих нор.
Политика. Союзы. Безопасность короля.
Для капитана темерской армии, командира специального отряда Вернона Роше это было смыслом жизни. Человек, награжденный орденом Храбрости, жил для защиты жизни и интересов своего монарха и королевства.
Поэтому Вернон слушал наставления и скрытые приказы Его Величества с нескрываемым интересом и должным вниманием. Он не боялся подвести короля, он не боялся, что кто-то из его людей поведет себя неправильно и будет спровоцирован в чужом городе. На это ни у них не было права.
- Я займусь Вашей охраной, Ваше Величество. Лишь только отдам последние поручения моим людям.
Роше почтительно склонил голову.
По всем этикетам и уставам это было серьезным нарушением, но король не терпел церемониальные тонкости, когда он и капитан оставались наедине.
- С Вашего дозволения.
Дверь за Верноном бесшумно затворилась.

Дворец, комнаты квартирования темерцев.

Вернон был короток и сдержан. Солдаты отправляются в город. Для защиты короля остается он и еще пара гвардейцев из личной стражи Фольтеста. Все остальные - на вольные хлеба, но если кто явится к отбою смертельно пьяным или не явится вовсе, то Роше лично отыщет мерзавца, и последнему жизнь покажется пеклом наяву.
Лишь только когда большинство из темерцев покинули свои комнаты, капитан резко окликнул Бьянку.
- Задержись, поговорить нужно.
В дверях скрылась широкая спина одного из гвардейцев.
Вернон, глянув на девчонку исподлобья, хмыкнул.
Бьянка изменилась за то время, что капитан её знал. Похорошела, окрепла, встала на крыло. Выросла.
Взгляд бездонных синих озёр и крепкая задница теперь привлекали мужиков наперебой, и, если этим воспользоваться грамотно, из этого можно было получить немалую выгоду.
- Остальные будут пить, будут трахать каэдвенских сук, даже, наверное, начистят пару рож. Всё это в порядке вещей. Но их пьяные головы не лучшее хранилище слухов и разговоров. А мне нужны разговоры и слухи, Бьянка. Я хочу знать, что происходит в городе и в окрестностях, почему треклятый Бруандон патрулирует тракты и что за опасность нас могла поджидать.
Вернон замолчал. Испуганная девчонка, которую он спас давным-давно из лап скоя'таэлей исчезла. Перед ним был боец, на плечи которого ложилась задача едва ли не тяжелее, чем  стояла перед самим капитаном.
- Только помни об осторожности. Мы должны вернуться домой. Все мы. Поняла?

Харчевня "Хвост беса"

Когда ты проявляешь себя с неожиданной для всех стороны, когда поступок твой благороден, а победа действительно удивительна, то немудрено, что скоро вокруг тебя появятся почитатели и восторженные личности.
О том, что маленькая победа молодого, но бедного рыцаря была впечатляющей, говорило количество восторженных и благодарных личностей вокруг. Количество для юного рыцаря было действительно впечатляющим - он даже покраснел от неловкости и едва прикрытой скромности.
- Астор, - рыцарь закашлялся и повторил вновь. - Моё имя Астор Бруандон. И я рад, что смог помочь Вам, милсдарь.
На восторженный комплимент от лица барда рыцарь лишь неумело улыбнулся. Растерянность скользнула по его лицу.
Отдав лошадь на поруки мальчика-слуги, он указал в сторону таверны.
- Если вы не против, - он обращался сразу и к спасенному, и к словоохотливой поэтессе, - то продолжим разговор внутри.
Астор Бруандон, младший сын герцога Рихарда, не посмел сознаться, что на жаре после перенесенного короткого боя ему стало дурно.

В харчевне "Хвост беса" царили полутьма и прохлада. Рыцарь, попросив у подавальщицы кувшин компота, вопросительно взглянул на своих неожиданных сотрапезников.
- Я не могу похвастать бездонным кошельком, но мне бы хотелось угостить вас.
Законы чести и положения обязывали его платить за всех. Он был рыцарем, сыном герцога. И плевать на его сбрую и на вид.
Рыцарь, дождавшись ответа своих сотрапезников, кивнул служанке.
- С кем я имею честь делить стол? Милсдарыня? Милсдарь?
Он улыбнулся.
На этот раз улыбка вышла намного увереннее. Астор приходил в себя.

Дворец, покои короля Фольтеста.

Не прошла и пара минут, как Вернон Роше скрылся за дверью, Его Величество Фольтеста потревожили вновь. Все тот же знакомый монарху камергер учтиво поклонился и рапортовал, что Хенсельт, сын Бенды, ожидает своего темерского гостя.
Предложение было из разряда тех, что не терпят отказа.

Для встречи Хенсельт избрал небольшую комнату с камином. Правитель Каэдвена стоял у единственного окна, больше напоминавшего бойницу.
Услышав, что за его спиной отворилась дверь, Хенсельт резко обернулся. Согнутая спина и напряженная шея выдали в этом простом движении воина - даже в собственном доме король не мог избавиться от своих ратных привычек.
Увидев камергера, готового рассыпаться в титулах и регалиях, Хенсельт скорчил мину и резко хмыкнул. Испуганный камергер, учтиво поклонившись, оставил двух королей наедине.
- Здравствуй, Фольтест, - каэдвенец кивнул на два резных высоких стула близ камина, - давно не виделись.
Весь вид Хенсельта говорил о том, что если бы не дипломатическая буча и аэдирнский плач, то и не увиделись бы в ближайшем будущем.
Не дожидаясь ответа своего гостя, Единорог опустился на ближайший к нему стул первым.
- Как добрался?

Примечание: Мирианна, Феликс, ваша часть мастерского будет позднее

Отредактировано Вернон Роше (2016-08-05 20:27:42)

+4

52

Воистину, покой лишь снится тем, кто так или иначе, но обличен властью. Стоило верному капитану покинуть короля, бесшумно затворив за собой тяжелую дверь, как едва ли не сразу, по крайней мере, времени на банальное «вздремнуть» у Фольтеста не оказалось, в покоях монарха объявился все тот же камергер, одним своим видом говоря о цели этого визита. Молча выслушав слугу, темерец лишь коротко кивнул и, водрузив на коротко остриженные, тронутые уже первыми нитями седины волосы корону, направился к удивительно скорой встрече с коллегой по цеху. Перед внимательным взглядом темных глаз раскинулись хитросплетенья коридоров, лестниц и мрачных переходов, напряженная охрана и безмолвные тени вышколенной прислуги. Воистину, Хенсельт Каэдвенский был настоящим владыкой даже в собственном доме, а ведь именно там труднее всего иной раз бывает поддерживать порядок. Рука короля, стремившегося не отстать от явно торопящегося слуги, нервно сжимала рукоять меча, что темерец позабыл оставить в отведенных ему покоях, всеми фибрами свое души бывалый воин и политик чувствовал разлившуюся в воздухе тревогу, подобно скрестившимся клинкам, звеневшее напряжение.
Нужная дверь появилась неожиданно, вытесняя посторонние мысли, настраивая на сугубо рабочий лад.

- Его Величество…
Занявшегося было нуднейшим делом – перечислением всех титулов Фольтеста, слугу прервали, ясно демонстрируя неофициальность этой встречи. Признаться, сын Меделла был заинтригован, не ожидая от Единорога столь поспешных действий.
- Постой, - остановил слугу монарх, привычным движением отстегивая ножны, в коих покоился столь лишний для дипломатической встречи меч. – Отнеси в покои…
Пусть сия встреча была задумана неформальной, но правила хорошего тона есть правила хорошего тона, и они не потерпят оружия на переговорах. Отстранив камергера, бросившегося выполнять веление высокого гостя, Фольтест, не медля более, прошествовал в небольшое, скупо обставленное помещение, мало напоминавшее зал для церемоний и встреч. От взгляда его, спокойного и лучившегося уверенностью, не ускользнула некая настороженность Хенсельта, словно бы ожидавшего встретить врага или предательский удар в спину, нежели им же вызванного человека. Приветствие Каэдвенца, как и следовало ожидать, оказалось достаточно скупым, продолженным немедля вполне конкретным вопросом, явно (о чем говорил сам вид старого вепря) не терпящим пространных разговоров и ничего не значащих фраз.
- Здравствуй, Хенсельт, - в тон ему ответил темерский гость, опускаясь на отведенный ему стул, да устремляя взгляд на собеседника. – Добрался на удивление гладко. Вижу, ты постарался обезопасить дороги королевства. И тебе это удалось, ни вшивых белок, ни страховидлы какой мне не встретилось. А уж появление охраны, отправленной тобой, и вовсе приятно удивило.
Мужчина замолк, дабы дать собеседнику время на осмысление фразы и старательно следя за реакцией Единорога… впрочем, без особой надежды углядеть хоть что-то. Пусть в народе сын Бенды и слыл человеком горячим, несдержанным, скорее разбойником в дорогих одеждах, нежели искусным дипломатом, но Фольтест давно уже не обманывался внешним видом Каэдвенца, признавая за оным не только силу, но и редкостной остроты ум и профессиональную монаршую чуйку, не у каждого правителя столь же развитую.
- Но ты же столь поспешно вызвал меня отнюдь не для обсуждения красот природы твоих земель, не так ли? - короткая улыбка скользнула по тонким губам темерца, в свою очередь не очень любившего юлить и тратить время на пустые, витиеватые речи, хоть и вел он таковые достаточно часто и небезуспешно. – О чем ты хотел поговорить со мной с глазу на глаз?

Не забываем ставить локацию!

+5

53

Мастерский

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса".

Прекрасная беседа строится из доброжелательной дискуссии, базирующейся на глубоких познаниях и общих интересах в ней всех сторон. Каэрин аэп Даккэ, привыкший за свою жизнь как к оживленным диалогам, так и к нудным монологам, устал от проявления своего великого ораторского искусства. Устал настолько, что искал более общительную и живую компанию, нежели добропочтенный кат из северных земель. Палача, между прочим, Каэрин ни в чем не обвинял: он, видно, парень неглупый, но весьма скромный, раз не дал незнакомцу понять, что хочет побыть один.
Желание одиночества свято. Даккэ, скупо поклонившись и попрощавшись, поспешил оставить хозяина клещей и топора одного. Поймав подавальщицу под локоток, дипломат попросил принести к столику, который заняла разномастная компашка из странствующего рыцаря и его воздыхателей, кувшин пива, обед на три персоны и яблоко. Одно. Каэрин даже не смутился тому ужасу, что отразился в глазах девушки при виде уродовавших лицо дипломата шрамов - привычка.
- Достойные подвиги должны воспеваться в балладах, а достойные люди есть досыта!
Нильфгаардец, который говорил без малейшего акцента, бесцеремонно присел за стол, вольготно располагаясь по левую руку от героя дня. Серые глаза смотрели беззлобно, с интересом изучая собравшись. Девушка-менестрель, странствующий рыцарь, потрепанный местными мордоворотами купец (а уж в том, что щуплый молодой человек - купец, Каэрин практически не сомневался!) и дипломат. Достойная маленькая компания для смешного анекдота.
- Я услышал о вашей проблеме, милсдарь. Мой кошелек не бездонный, как и ваш, уважаемый Астор, но тяжелее. И не стоит возражать - будет сущим преступлением, если я пройду мимо проблемы достойного человека.
Легкая улыбка скользнула по безобразным губам дипломата.
Рыцарь, внимательно взглянув на незнакомца, лишь устало выдохнул. Он не был склонен к ссорам, а резко осаживать словоохотливого старика Астор не хотел. К тому же тот не выглядел как местный пьяница: пах лучше, одет был явно богаче каэдвенской бедноты, а лицо его, несмотря на шрамы, было намного чище, чем у самого рыцаря.
- Тогда прошу к столу! Наш разговор все равно еще не стронулся с мертвой точки.
Несмотря на все его увечья и недуги, Каэрин служил империи давным-давно и умел предрасполагать людей к себе. Пусть даже и со стороны это выглядело не столь приятно, как он себе представлял.
Увидев настороженный взгляд сидевшей напротив певички, Даккэ кивнул девушке.
- Как вы помните, сударыня, я не ищу менестреля. Я - гость из Туссента, торговец винами Франзанд Бурсуа. Но, конечно же, мы все с удовольствием послушаем ваши песни. Вы же споете нам?

Дворец, небольшая комнатка для негласных встреч.

Король Хенсельт из Ард Каррайга не был молод. Седина припорошила его виски, могучий лоб избороздили глубокие морщины. Но возраст не притупил чувств старого вояки и не утолил его разбойничий нрав.
Хенсельт был победителем по натуре, и привык брать свое где силой, где уловкой. Если бы Демавенд, король Аэдирна, принес ему желаемую Мархию лично в дар, то Единорог не обрадовался бы этому подарку. Военный трофей тем и хорош, что это трофей, добытый кровью и потом в жесткой сваре.
Но иногда, ради политики, даже Хенсельту приходилось поскупиться своими принципами.
Замечание гостя заставило скорчить короля кислую мину. Было видно, что Единорогу не совсем приятен разговор об отряде Бруандона, но Хенсельт удержал неприязнь при себе.
- Я захотел выпить, Фольтест, а ты был единственной кандидатурой, с кем я бы согласился пить, не боясь, что меня отравят или проклянут.
Единорог насупился, снимая с каминной полки две простых чарки и вынимая из ниши пузатую бутыль.
- Ты - воин, я - воин. Два мужика поймут друг друга лучше, чем те бабы, что прячутся за спинами своих советников и министров. Они прикрываются политикой и миром во всем мире, а сами только и тянут свои лапища, чтобы задушить нас при помощи податей, налогов и таможенных сборов.
Водка неотвратимо разлилась по чаркам, наполняя их до краев. Хенсельт взглянул на гостя, прищурился и кивнул на стол.
- Северу нужны крепкие союзы, которые пройдут через года, - король поднял свою чарку. - За север!

Улицы города

Жизнь настоящего патриота нелегка.
Нелегка настолько, что ты изо дня в день рискуешь собственной шкурой, только бы принести своей страну пользу.
Нередко интересы государства идут врознь с принципами и здравым смыслом, но отказаться или уйти ты не имеешь права.
Булочник Ойлаг, что жил в Портняжьем переулке, был реданцем по рождению, реданцем по призванию и реданцем по несчастью. Так уж вышло, что три года назад его далекий родственник из Третогора попался на глаза одному очень влиятельному господину, который вышел на Ойлага и сделал предложение, от которого невозможно отказаться. Булочник, конечно, даже не подумал отказывать таким людям.
В его обязанности было следить за мастером Готфридом и его лавкой, и если что-то выйдет за привычные рамки и правила, то Ойлаг должен предупредить свою страну о возможном предательстве.
До этого дня Ойлаг даже не мог подумать, что его простое наблюдение к чему-то приведет. К мастеру Готфриду приходили люди. Самые разные. Но вот пришел один, и его слова заставили несчастного булочника побелеть, как мел.
Не находя себе места, Ойлаг бродил вдоль своего прилавка, ожидая, пока гость бутафорской лавки её покинет.
Минута. Две. Три. Время остановилось и превратилось в бесконечность. По спине и лицу булочника нещадно ползли капли пота.
"Где же ты? Ну?"
Дверь распахнулась, и булочник едва не забыл, что должен был сказать. Язык его, казалось, присох к нёбу.
- Господин! Эй, господин! Лучшие булки! Вкусные, пышные! Прошу, попробуйте! Попробуйте, я вас угощу задаром! - опомнился Ойлаг наконец.
Гость бутафорской лавки, казалось бы, не услышал. Булочник нервно икнул и бросился его догонять.
Ойлаг настиг свою цель в несколько прыжков, нерешительно заходя сбоку.
- Господин, отведайте... - растерянная улыбка скользнула по его испуганному лицу. Булочник выдохнул и добавил уже шепотом, - они с наилучшими пожеланиями от одного реданского друга.

Примечание:
ветка Койона будет доведена мастерским произволом.
Да, Мирианна, твоя ветка будет чуть позже = )

+4

54

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]Дворец, место расквартирования темерцев, после полудня.

Оставшийся куцый шмат дороги до столицы прошел без приключений. Бруандон развлекал короля, чародейка куда-то заныкалась. Роше, согласившись с Бьянкой, что морда сира Родрика просит кирпича, тем не менее, был совершенно спокоен и сосредоточен на пути. Выжидал.
Бьянка тоже на рожон не лезла. Горе-лазутчика больше не задирала, в сторону каэдвенцев и совсем уж не смотрела. Все больше посматривала на дорогу и неумолимо приближающийся город.
В предместьях Родрик Бруандон их покинул, к небольшому сожалению Бьянки, и темерская процессия была снова предоставлена самой себе.
По приезде солдат Фольтеста квартировали, можно сказать, почти то с королевским комфортом. Не родные вызимские казармы, но однозначно местечко теплое, опрятное. Бьянке, уже привыкшей к походной жизни в палатке на шишках, эти серые комнаты казались почти что хоромами.
Неплохо было бы сейчас в баньку с дороги, или хотя бы в реку, и отоспаться, но долг не позволял. О том, что они совсем не дома, а в чужой стране, в окружении чужих, может быть вражеских, солдат, забывать не следовало. Эти мысли подтвердил командир, вскоре умчавшийся к королю за указаниями.
Вернулся Роше темнее тучи, и большей части темерцев объявил вольную, но с таким видом, как будто на похороны отпускал солдат, а не на отдых. Бьянку же он попросил задержаться. В светлой головушке сначала мелькнула мысль, что он собирается ей доверить охрану короля, а потом — что просто хочет запереть ее в импровизированных казармах и никуда не пускать, словно старый купец единственную дочурку.
Как оказалось, командир припас для нее нечто среднее. Не запер, но дал задание, подразумевающее, что развлечения ей сегодня не светят.
— Поняла, не подведу.

Улицы Ард Каррайга, позже харчевня «Хвост беса», день

Все сослуживцы, радуясь нежданному отдыху, разбрелись кто куда, Бьянка даже не успела подрядиться к кому-то в компанию. Шататься по злачным местам одной — не лучшая идея даже в родной Темерии, что и говорить о чужом Каэдвене.
Побродив немного по городу, поближе к людным центральным улицам, Бьянка попыталась вызнать у прохожих о паре более-менее приличных заведений, куда смогла бы без опасений заглянуть одна.
«Хвост беса», — сказали ей, — идите туда, мазель, коли прилично откушать, хорошего пива испробовать хотите и деньги имеются.
Денег у Бьянки было негусто — немного казенного золота в кошеле. Но и кушать прилично ей не обязательно было, всего лишь спокойное место, где можно посидеть и послушать городские сплетни.
Приметив колодец, она набрала воды  и смыла с лица, шеи и рук дорожную пыль. Подумав, расшнуровала дублет, окунула в ведро голову и растрепала мокрые волосы. Немного не по сезону посреди октября, но уж очень ей хотелось чистоты.
Вслед за застежками дублета были ослаблены и завязки рубахи, а на лице появилось беззаботное и веселое выражение — солдат на отдыхе. «Хвост беса» и хорошее пиво ждали ее.
Харчевня оказалась действительно весьма приличной с виду. Посетители не орали похабные песни и не мерились твердостью лбов. По крайней мере в тот момент, когда вошла Бьянка. Посетители спокойно и размеренно ели, пили или болтали.
— Пива, — темерка выложила перед корчмарем монетку, тем временем разглядывая, где бы ей устроить наблюдательный пункт. — Хорошего. Говорят, у вас лучшее в Ард Каррайге пиво.
Ей очень хотелось съязвить что-то по поводу каэдвенского стаута и запросить старый добрый вызимский чемпион, несмотря на то, что пиво само по себе она не любила. Но Роше приказывал не высовываться и вести себя прилично, а в корчме не было даже никого из ее товарищей, чтобы встать на ее сторону в случае чего.
— А что, много у вас гостей-чужестранцев? — поинтересовалась она невзначай, пока корчмарь наливал ей пива.

Отредактировано Бьянка (2016-08-10 15:36:36)

+3

55

Дворец, небольшая комнатка для негласных встреч.

Хенсельт слыл на весь Север не только разбойничьим нравом, да любовью к старой доброй битве, но и несколько излишним пристрастием к спиртному, особенно крепкому. Насколько правдивы были эти слухи, устоявшиеся на столько, что ужи слыли характеристиками Каэдвенца, его собеседник не знал, но привык предполагать если не худшее, то уж точно не самый оптимистичный вариант. Потому и не особо удивился, когда Единорог направился за выпивкой, мотивируя сие действо вполне себе невинным желанием хлебнуть горячительного в доброй компании, но тайком от того – поморщился. Не чураясь выпивки, Фольтест все-таки предпочитал куда менее крепкую - пиво, позволявшее держать голову светлой более долгий срок. Вот только отказывать хозяину – дело последнее, неприличное до безобразия.
- Я, похоже, должен быть польщен такой характеристикой и доверием, - вполне себе добродушно хмыкнул Темерец, вмиг теряя наступившую было расслабленность, лишь только заслышал знакомые до зубовного скрежета слова вроде налогов и таможенных сборов, хотя и постарался не подать вида, что заподозрил неладное.
«Ну не могут два короля пить, говорить и все это без какого-то подтекста, скрытого смысла, завуалированных угроз или предложений… холера, или это я слишком подозрительным стал, как знать»
- Да, унылой дипломатии и переливанию из пустого в порожнее ты всегда предпочитал добрую драку. Впрочем, оно и понятно, иной раз она куда эффективнее, нежели все разговоры, вместе взятые, да и там сразу понятно, кто твой друг, а кто враг, - протянул Фольтест, забирая со стола предложенную чарку и салютуя ею собрату-королю, - за Север, за союзы.
В чем плюс хорошей водки – не всякая отрава в ней устоит да вред нанесет впоследствии, а уж Хенсельт явно следил за качеством выпивки. Сделав изрядный глоток прозрачного, словно слеза невинного эльфьего младенца (если таковые вообще могли быть невинными, а не появлялись на свет с мыслью скинуть людей в море) напитка, Темерец едва уловимо поморщился, на миг, прикрыв глаза.
- Неплохо пошла, но и хорошо было бы закуску увидеть, - несколько сипло хмыкнул сын Меделла, - у тебя-то глотка луженая, а я такими темпами сопьюсь просто и прости-прощай свободная Темерия, а Нильфы своего счастливого часа явно не упустят, использовав мои земли как поле для разгона их стальной кавалерии. Сомневаюсь, что тебе оно надо.
Король поболтал водку, оставшуюся в чарке, словно бы собираясь с мыслями и прикидывая, как заставить Хенсельта стать несколько менее осторожным и уж куда более болтливым, что не было характерно для Каэдвенца в обычной жизни.
- Мир во всем мире – забавно звучит, как сказка, которую няньки рассказывают своей малышне, а те и верят, развесив уши. Но мы-то с тобой уже не желторотики и понимаем, что это несколько невозможно… по крайней мере пока, а без оружия и кровопролития – тем паче сказка выходит. Хотя тебе, надо признать, удалось добиться в этом направлении многого, по дороге я не видел не то что белок, но даже намека на их существование, поздравляю. В чем секрет? Летучие отряды, облавы и зачистки по городам да селам? – король на миг замолчал и одарил собеседника куда более внимательным взглядом. – Или этой причины боятся даже твои солдаты, не робевшие даже под Содденом пару лет назад? Уж не завел ли ты на стороне ребятенка, проклятого каким недоброжелателем, и не отрастил ли оный карапуз зубки с предплечье твоего Бруандона?
Темерец, вновь обретя добродушный настрой, весело фыркнул, представив сию картину и не забывая послеживать за собеседником.

+4

56

Улицы города

Биро покинул гостеприимный магазин мастера Орьё, примеряя на ходу новенькую шляпу с плюмажем, даже подходящую по цвету к его камзолу. Выглядел в ней шпион, конечно, аляписто. Но придворные часто добиваются именно такого эффекта намеренно, с целью показать свой статус, богатство и незаурядность.
Добавьте к этому немного изысканных манер, обильно используйте разные умные слова в речи и драматизируйте по поводу и без - и образ печального, но сказочно богатого графа готов. Феликс не собирался играть такую роль.
Нет, он собирался проигнорировать прицепившегося к нему булочника, настойчиво уговаривавшего попробовать новейшую, вкуснейшую выпечку задаром. Мало ли чего это - то ли отчаявшийся зазывала решил пойти на крайние меры для привлечения покупателей, то ли кто-то все же прознал о настоящей цели визита Биро к Готфриду... Все изменилось, когда булочник упомянул реданского друга.
Сеть шпионов в столице Единорога оказалась плотнее, чем можно ожидать.
- Тихо, тихо, давай-ка лучше не здесь с твоими реданскими булками. - Биро в свою очередь понизил голос. - Давай поговорим в твоей лавке. И булки давай сюда.
Они вошли в небольшую, светлую, полную вкусных и бередящих аппетит запахов лавочку с вывеской, гласившей "свежайший хлеб в Ард Каррайге". Торговля не шла бойко - никого больше, кроме Феликса и самого булочника, тут не оказалось. Сдвинув шляпу немного назад, шпион пристально посмотрел в глаза остановившему его торгашу и продолжил:
- Реданский друг наверняка хотел не только передать булки и привет?
Он никогда не отличался расточительством и сантиментами. И редко когда делал что-либо просто так, удовольствия ради. Своего либо чужого.
Реданский друг сегодня стал подозрительно частой темой бесед в столице Каэдвена.

+3

57

- Как вы помните, сударыня, я не ищу менестреля. Я - гость из Туссента, торговец винами Франзанд Бурсуа. Но, конечно же, мы все с удовольствием послушаем ваши песни. Вы же споете нам?  -  представился господин со шрамами.
Молодые люди, допив компот, вежливо кивнули.
Будь на то воля Кнульпа, к компоту принесли бы хлеба и рагу. Но зная гордыню титулованных особ, свое предложение об угощении больше не повторял, смирившись с грушевым отваром.
- Неужели вам за прокисший эст-эст так лицо разукрасили? -  мрачно подумал Кнульп, приветливо улыбаясь виноторговцу. - ой, что-то не верится.
Вид этих шрамом изрядно его смутил.

И почему мне везет на подобные обороты? Дважды за сегодняшний день мне протягивают руку помощи. Первый раз -  незнакомая прелестница (с дурным глазом, не иначе). Что по итогу -  Болго отказался от сотрудничества, и коня свели. Среди бела дня! Чтоб его утопцы заживо сожрали, конокрада этого.
А едва минул полдень, как два хама желают мне по шее дать. Ни за что! И снова рука помощи. И кто ее протянул? Сын герцога Бруандона.

Упомянутый юноша как раз поставил свой стакан на стол. Его примеру последовала и затесавшаяся в компанию мазелечка. Юная, миленькая, бойкая. Да-да, таких и опасайся. И, вдобавок, бард. Кнульп, поймал себя на мысли, что очень не хочет стать героем баллады. Юница бросала на рыцаря восхищенные взгляды и наверняка уже придумала рифмы к словам «герой» и «отвага». Маэльх, впрочем, надеялся, что в этой балладе сын герцога будет биться, как положено, с драконом и за прекрасную деву, а не с двумя ухорезами за купеческую шкуру. Поэзия реализм не слишком жалует.

Хм, а девочку напугали его шрамы. Хорошая девочка, чувствительная. Меня этот третий за сегодня незнакомец, признаться, смущает немного. Хм, ладно, что-то я разворчался. Чужой город, чужая страна, здесь мне все незнакомцы. А третий или десятый, -  не суть, если все тянутся к юному Астору. Я тут персона исключительно вторичная. Что хорошо.

- А я - Николас Кнульп.  -  представился нильфгаардец, степенно одернув мантию. - тоже гость этой страны. Из Аэдирна. Представляю здесь мануфактуру «Авонс и Флейм» -  мыло, притирания, душистая вода. Будем знакомы.

Отредактировано Николас Кнульп (2016-08-14 21:54:03)

+4

58

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Мастерский

Дворец

Отдав указания и проводив уставшим взглядом последнюю спину из вверенных ему в подчинение солдат, Вернон Роше, не таясь, тяжело вздохнул. Чего греха таить, он не отказался бы оказаться среди счастливчиков, получивших заслуженный отдых: отмылся бы от дорожной грязи, пожрал бы как следует, прилег на предоставленную крепкую кровать, холодную и твердую, словно замерзшая на снегу рыбина, но при этом намного мягче, чем плащ поверх нарубленных еловых лап.
Королевская служба не была легкой, и командир специального отряда не имел даже права роптать. Идти в дозор вне очереди? Стоять караул подле королевских покоев? Все это - легко, если стоит вопрос о сохранности государства и жизни короля. И именно их хранил Роше в Каэдвене.
Фольтест же, как и любой ветреный монарх, о беспокойстве своих подопечных не волновался. Король, упорхнув, как пташка из клетки, оставил после себя лишь пустые покои и двух обнаглевших гвардейцев, бессовестно резавшихся в гвинт подле запертых дверей.
Вернон, взглянув на двери запертых покоев, скрипнул зубами и медленно развернулся на каблуках.
- И где король?
- Откуда мне знать? - один из гвардейцев пожал плечами и бросил карту поверх вороха других. - Ха, партия!
"Партия... партия... партия, сука! Они здесь в карты удумали играть!"
Роше, не помня себя от злости, поймал ухо выигравшего гвардейца, безжалостно скрутил его и притянул благородного выскочку, которому повезло носить дорогой камзол, в то время, как обычная солдатня издыхала на марше, к себе.
- Повторяю вопрос, - стальные пальцы крутанули ухо ещё раз. - Куда отправился Его Величество?

***

Оказалось, что волноваться не о чем. Хенсельт, как добродушный хозяин, изъявил желание лицезреть своего темерского гостя. Негласная встреча должна была пройти наедине, именно поэтому Фольтест отказался от верного сопровождения.
Услышав нужные слова, Вернон, пусть и с некоторым замешательством, отпустил несчастного гвардейца.
Негласные встречи. Короли. Политика.
Пахло не то новыми заговорами и союзами, не то скотным двором - с возрастом нюх капитана темерской армии притупился, о чем Вернон искренне сожалел.
Дворяшка бурчал что-то о жалобе. Роше не слушал. Не удостоив обиженную неженку своим вниманием, капитан задумчиво побрел к предоставленным под квартиры комнатам.
Королю, кажется, не скоро потребуется его общество. А значит, у него будет время вздремнуть. Хотя бы полчасика.

Дворец, небольшая комнатка для негласных встреч.

Предложение о закуске Хенсельт встретил громким хлопком. Когда же он не возымел должного результата, король Каэдвена громогласно кликнул камергера, да так, что услышать его могли даже в Нильфгаарде.
Опростоволосившийся поданный поспешил исполнить приказ, и уже очень скоро на маленьком столе появились столь необходимые для желудка кушанья.
Всё было просто, по-каэдвенски: жаренные заячьи лапы, печеные яблоки, сало, нарезанное тонкими ломтиками; рубленный кольцами лук украшал хариуса под мягким винным соусом. К этому малому пиршенству шел круглый хлеб, который каэдвенец, на правах хозяина, лично разрезал собственным кинжалом.
- Люди, что волки - посетовал на слуг Хенсельт, - они готовы жрать у тебя с руки, но если угощение заканчиваются, могут отхватить и пару пальцев. Вот скажи мне, Фольтест, что лично ты бы сделал с ближайшими претендентами на трон, если они вдруг начали тебе диктовать свою волю?
Кабан, развалившись на резном стуле, вытянул к камину ноги и налил себе и гостю новую порцию.
- Предполагаю, что показал бы им все прелести военного искусства: баллисты, требушеты, обходные маневры и мощь темерской пехоты, - Хенсельт поморщился. - Вот и я бы им это показал. Если бы эти претенденты не были моей родной кровью.
Король задумчиво повертел чарку в руке, а затем отсалютовал ею Фольтесту.
- За родню, ети её в душу!

Дворец, сад, а позже покои Сабрины Глевиссиг

Магия правит миром.
Сабрина Глевиссиг, придворная чародейка короля Хенсельта, знала об этом на личном опыте. Знала, что король, сколь бы не кичившийся и не бахвалившийся, прислушивается к её мнению. Знала, что Хенсельт нет-нет, да подумает, прежде чем совершить необдуманный шаг, не спросив совета своевольной магички. И Сабрина этим бессовестно пользовалась.
Магия правит миром. Но если оплошать, опоздать в нужно место, то глядь, а простой люд, пусть даже и кичившийся своим родством с самим королем, пытается спутать тебе все карты.
- Приветствую вас, госпожа Мирианна! Надеюсь, вам нравится Каэдвен!
Не обратив должного внимания на лучезарную улыбку поклонившегося отпрыска герцога Рихарда, Сабрина уколола благородного мужа своей безупречной улыбкой в ответ, подхватила ковирскую чародейку под локоток и, под видом дружеской прогулки, утащила товарку прочь.
- Ах, моя дорогая! - жаловалась Глевиссиг своей гостье на людях. - Все эти приемы и встречи... все это так утомительно для нас, женщин!

Все изменилось в мгновение ока, когда чародейки скрылись от любопытных глаз.
Сабрина замедлила шаг, восстанавливая сбившееся дыхание.
- Прошу прощения за устроенное представление. Видишь ли, присутствие этого напыщенного говнюка вызывает во мне желание отрывать птичкам крылышки. Я считаю, что это желание ненормальное и даже преступное. Если, конечно, в птичку я не превращу этого сладкоголосого Экберта.
Несмотря на принесенные извинения, отпускать локоток Мирианны советница Хенсельта не спешила.
- Все мы шпионим в пользу кого-то милая. В пользу очередного короля, Капитула, Совета, своего наставника. Всё это лишь невинные игры, пока слухи и донесения не превращаются в действия, - Сабрина скривилась. - А слухи, которые использует его милость Экберт Бруандон нередко вытекают в действия его старшего братца - того еще дуболома. Надеюсь, он ни о чем щекотливом тебя не спрашивал?
Остановилась чародейка лишь около резной, но крепкой двери. Ни стражи, ни тяжелого замка. Впрочем, отсутствовала у двери и ручка.
Глевиссиг щелкнула пальцами, и дверь, признав хозяйку, призывно распахнулась.
- Прошу в мою скромную обитель! Нам есть о чем поговорить.

Примечание: часть Феликсу и в таверну будет позднее

+4

59

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Харчевня «Хвост беса», день

Как жаль порою, что не может зачастую поэзия передать всю самобытность и правдивостью человеческого жития. Имена героев меняются на более благозвучные, произошедшие в быту события - на более возвышенные и одухотворенные, и вот от реальности в балладе не остается ни грамма прозрачной, метафорами не разбавленной правды. Поэты во всеуслышанье заверяют, что цель их творчества - увековечить чьи-то благие поступки, а на деле все равно не могут удержать свою буйную фантазию в узде и так и стараются настоящее переврать в угоду придуманной ими же искусственной красоты да потребностям общества.
Присцилла в этом плане не слишком отличалась от своих коллег по цеху: придя к неутешительному выводу, что ни имя, ни фамилию бравого рыцаря ни с чем величественным срифмовать у нее вряд ли выйдет (единственная рифма для фамилии, пришедшая ей на ум, носила скорее оскорбительный, чем восхвалительный характер), поэтесска тот час принялась подбирать у себя в голове другие имена, более подходящие, как ей казалось натуре молодого рыцаря, и, как результат, напрочь забыла его настоящее имя.
Конфуз был бы неминуем, покуда юношу не окликнул бы по имени пожилой мужчина, которого она с час назад перепутала с купцом, ищущим для семейного торжества менестреля. Несмотря на свой возраст и ужасающие шрамы, от одного вида которых у поэтесски побежали мурашки по коже, мужчина обладал острым слухом и ясной памятью. И вдобавок ко всему тяжелым кошельком и щедрым сердцем, что не могло проголодавшуюся Присциллу не приободрить.
На некоторое время возникла неловкая тишина, какая всегда возникает меж людьми, коих случайно столкнула судьба, а потом все вдруг начали представляться и знакомиться.
Дождавшись своей очереди, поэтесска негромко вымолвила: Я Присцилла, начинающая менестрель из Темерии. Больше известна под именем Цираночки. Точнее, наверное, мало кому известна.. - Присцилла замялась, слегка покраснев. Известная, ага. Известные менестрели не ищут работу по несколько месяцев и не залезают в долги по самую шею. - Но скорее всего ей обязательно стану! Не хочу хвастаться, но завтра я выступаю при дворе у самого короля! Вы только подумайте!
Присцилла лукавила. Конечно, ей хотелось похвастаться и хоть как-то о себе заявить. Кто-то самый настоящий рыцарь, кто-то торгует туссентскими винами, кто-то - аэдирнским мылом, а она что? Она что, хуже что ли?
- Конечно, конечно же, я вам спою! - поэтесса радостно заулыбалась на предложение туссентского купца, который на этот раз выразил желание прослушать ее песни, а может быть, даже оплатить ее старания. - Но можно.. можно я сначала покушаю? - голос Присциллы звучал жалобно и смущенно. - Сказать по правде, Каэдвен не был ко мне слишком радушен. По крайней мере до сегодняшнего дня.

Отредактировано Присцилла (2016-08-16 22:47:01)

+5

60

Предместья Каэдвена.
Позже - где-то около"Хитрого лиса".

Довольно грустно было терять своего попутчика. Ужасно грустно было его терять. Фьёрн доверяла ему, чувствовала себя рядом с ним защищенной. А сейчас какой-то местный житель позволил себе забрать у эльфки ведьмака. Да ещё и намекнул на то, что за ним последовать нельзя. Что за наглость! Что за секретность! Что за несправедливость!
На этом закончились веселые похождения недопутешественницы по землям Каэдвена. Подсказывало что-то, что в ближайшее время похождение бывшей циркачки станут намного скучнее, что даже строку для баллады не сложишь.
«А может проследить за ними? Знать бы хотя бы куда и зачем его отправят… И почему такая срочность по приезде… Неужели что-то серьёзное происходит? Скорее разыгравшийся страх, воплощённый каким-нибудь лесным чудищем…» - она немного грустно смотрела в след удаляющимся фигурам, стараясь не давать выйти наружу обиде и грусти, но глаза не могли (или не хотели) все это скрыть. Смотрела Фэй очень грустно, успев даже вздохнуть пару раз.
«Ладно, чего грустить. Он не первый, он и не последний»,  - а между тем перед эльфкой почти дружелюбно открылась столица. Гуляй, развлекайся, радуйся сколько угодно! Пока не кончится желание или средства в кошеле. Харчевни, бордели – заглядывай в любой… Об этом же обычно думают путешественники с дороги и при деньгах? Да, кружка пива и компания девушки совсем то, что нужно снова одинокой эльфке. Из всех возможностей Фьёрн бы выбрала простую прогулку по самым красивым улицам, или бы вообще развернулась и прошла мимо, чтобы не потеряться в тёмных улочках и встретиться с приключениями там скрывающимися.
Эти приключения встретили намного раньше и серьёзно напугали златовласую. Кто-то нагло подкрался со спины и задёргал за ногу. Такое с наездницей однажды уже приключилось, а последствия были не самые веселые. И сейчас она уже подготовилась к тому же, но нет. Показалось. Это был всего лишь ребёнок. Но то, что он напугал, факта не меняло. Мальчик, ему и десяти ещё не было. Он был один, а рядом не было никого, кто мог бы быть с ним. Пришлось на землю спуститься и даже присесть к ребёнку. Кажется, он давно тут стоял и дёргал не один раз, а Фэй этого даже не заметила.
- Я? – кудрявый, зеленоглазый и очень милый. Ему сейчас эльфка немного завидовала. Ему еще предстояло вырасти, столько повидать, он мог решить ещё, останется в этом городе или покинет его. Сколько ему было лет? Наверное, в его глазах она выглядела уже почти старой тёткой. А разница у них была не такая большая… по крайне мере по мироощущению и по уровню глупости разных поступков. – Да, ты угадал, - озарила его улыбкой. И почему его это так заинтересовало? Вероятно, не видел тех, кто одарил его такими ушами. Вряд ли все было иначе. – А ты…
Не успела, его окликнул кто-то, кто-то более авторитетный, чем незнакомая эльфка. А жаль. Уж вряд ли от него стоило ожидать что-то плохое. Пара секунд – его фигурка уже маневрировала между чужих тел и разных преград к источнику авторитетного крика. Хорошее снова быстро закончилось. Так можно быстро ворчливым на судьбу пессимистом стать.
«Город, так город.»

А город, тем временем, начал покоряться. Только недолго. Наверное, его не очень впечатлила серая фигурка, полностью завернутая в дорожный плащ, то и дело сильнее натягивающая капюшон на голову. Может быть, если бы при Фьёрн был флаг (а насколько она знала, флаг был обязательным атрибутом покорения разных земель), дело бы пошло лучше. Но нет. Город не покорился, а девушка слегка потерялась и заплутала. Хотя приметные вещи она старалась запоминать: рыжего облезлого кота, орущего на другого рыжего облезлого кота, какого-то толстяка, который свои ноги еле перекидывал в попытках пройти дальше, сердитую девушку, отчитывающую весьма несимпатично возлюбленного. Но что-то пошло не так, когда этот возлюбленный попался на глаза ещё пару раз, а толстяк и коты нет. Другого приметного на примете не было.
Вот они, невеселые приключения Фьёрн в неприветливом городе. Особенно, после того, как потерялось представление о том, с какой стороны она зашла, и в какую ей дальше идти.
Улицы посветлее, места по-люднее, на дорогах – подальше от окон, всё слишком банально. Быстрый шаг, запахнутый плащ, постоянно мечущаяся из стороны в сторону голова и немного растерянный вид. Гостья столицы, сразу заметно. То, что она, и в  глубине души «кого», искала, заметить златовласой не удалось, зато в ноги упал другой подарок. В прямом смысле упал. И вовсе не ясно было, кто сему обстоятельству был больше рад: сам подарок или субъект, его получивший. С мальчуганом в предместьях у этого не было ничего общего. Грязный, заплаканный, измученный, сердце сжималось на таких глядеть. Кто знал, с чем они столкнулись.
- Не гонится никто за тобой, чтобы так убегать, - она помогла незнакомцу подняться, - и слёзы уже можно не глотать. То что было, уже прошло. И сейчас это не больше, чем воспоминания…- эльфка попыталась его успокоить, чувствуя, как вся ситуация окончательно выбивает её из привычной колеи. Особенно чужие слезы. – А слёзы ни к кому не к лицу.
«Я сегодня нарасхват… Пожалуйста, пусть он будет последний, кому посчастливиться обратить здесь на меня столько внимания.»
[AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1601/9c/3afa22449ade.jpg[/AVA]

+3