Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Предисловие » Дополнения к анкетам персонажей


Дополнения к анкетам персонажей

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Вношу дополнения в следующую анкету: Ванадайн
по следующим пунктам: История персонажа.

Данные изменения в персонаже действительны с --
пункт № -- История персонажа:
Так как персонаж акционный, заполнение истории не предусмотрено. Готов или в основной части анкеты добавить соответствующий пункт, или выложить отдельным постом.

- Некоторые допущения ранее обсуждались в отдельной теме ( Вопросы и предложения - пост с ответом на вопрос).
- Третий пункт касательно полного имени обсуждался в личке с Геральтом.

[indent=1,0]Ванадайн аэп Вельхар из Шаэрраведда родился примерно в середине одиннадцатого столетия после высадки эльфов на континент. К этому времени стало ясно, что жить с dh'oine мирно никак не выйдет. Началась взаимная травля - Aen Seidhe поняли, что запустили ситуацию, и забавное развлечение с малоизвестной расой перешло в игру на выживание, а dh'oine внезапно открыли для себя, что эльфов не так много, и что вытеснить их не только полезно для самолюбия, но и для жизни. Когда-то необъятный континент очень скоро (по меркам мироздания, разумеется) стал мал для двух насколько похожих, настолько и различающихся рас. Но людей было намного больше. Те, кто должен был выродиться всего через пару поколений, оказались слишком плодовитыми, и треклятый род не угас. Эльфы были вынуждены постепенно отступать. Целый миллениум спокойной жизни оборвался, и начались открытые столкновения. Оставлять свои дома задаром никто не желал. Тогда и повела Aelirenn несогласных с такой картиной мира эльфов в бой. Знаковое событие, навсегда отсёкшее мирную жизнь обеих рас от жестокой реальности.
[indent=1,0]Пожалуй, именно после него и началась та затяжная война, то гаснущая, то воспламеняющаяся вновь, которую можно увидеть и по сей день. Таким образом, Ванадайн не застал в осознанном возрасте мира, но сразу окунулся в ненависть, которую поддерживал. Не случайно же его родители пали, защищая исконно эльфские города. Впрочем, тяжёлой жизнь Ванадайна нельзя было назвать, так как о нём довольно хорошо заботились другие эльфы.
[indent=1,0]Сколь бы ни были тяжелы взаимоотношения с другими расами, на воспитании подрастающего поколения это практически не сказалось. Поскольку дети у эльфов рождаются не так часто, как у других рас, взрослые имели возможность уделять должное внимание воспитанию и образованию. Так Ванадайн обучался вполне стандартным наукам, как: чтению и письму на Старшей Речи; счёту; истории; риторике; астрономии; философии. В программу вошла и ранее не пользующиеся популярностью стратегия, а эльфские мечники и лучники научили недурно обращаться с оружием. Такая база для развития оказалась интересной. Не все науки поддавались легко, но появились и любимые. Обширная библиотека, которую собирали столетиями и пополняли различными книгами и свитками из разных уголков мира, позволила Ванадайну узнать мир намного лучше и подарила желание увидеть многое из описанного своими глазами, а танец мечей заворожил настолько, что через некоторое время среди сверстников эльф не знал равных в поединках на мечах. Успехи породили высокомерие.
[indent=1,0]В юности эльф волей случая пробовал себя в разных областях. Так довелось побывать учеником мастеров самых разных направлений. Не все они были известны, не везде Ванадайн прилежно осваивал материал. У травника и целителя он научился разве что различать разнообразные травы и верно их собирать, упустив из виду варианты применения. Портному Ванадайн помогал целую осень, но занятие слишком быстро разонравилось. В роли кожевника от эльфа оказалось также мало пользы, и сапожник продержал Ванадайна в подмастерьях неполный месяц. Гораздо дольше продержалось обучение у кузнеца - целых пол года после того, как настоящий подмастерье навернувшись с буйного коня повредил руку. Впрочем, опытный подмастерье всегда лучше, а в маленькой кузне троим тесно. Сменив горн на камин да костёр, Ванадайн прекратил метаться и искать иное занятие. Он стал много больше времени проводить с охотниками или в библиотеке. Эльфу нравилось далеко уходить в поисках достойной добычи, выслеживать, временами состязаться с ранеными зверьми в силе. Роль сыграло и то, что когда приходилось ждать очередное появление на прикормленном месте, была возможность поговорить с бывалыми охотниками, которые помимо четвероногой дичи имели дело и с двуногой. В свободное время взрослые охотно учили юного Ванадайна грамотно маскироваться, различать следы и, если шум не мог спугнуть зверя, обращаться с мечом. Это были уже не те безобидные и в меру честные поединки из детства, когда удары наносились без подлостей. Но не всегда эльфам требовалось мясо, и тогда Ванадайн не с меньшим удовольствием проводил время в библиотеке. Он не только читал старые свитки с легендами, историей и важными знаниями, но и переписывал их, дабы со временем не пропало ничего.
[indent=1,0]Быть может, Ванадайн бы так и остался простым охотником. Война с dh'oine угасла, почти сошла на нет, и открытых столкновений не предвиделось. Тем более эльф жил довольно далеко от опасной границы и от людей вообще. Поселение, застывшее в промежуточном состоянии между богатой деревней и крохотным городком, не пользовалось популярностью у путешественников, поскольку тракты все проходили стороной. Однако всё изменил случай, когда в одну на редкость неприятную осень заместо захворавшего гонца потребовалось доставить какое-то письмо кому-то из знати. Настоящий посыльный тогда слёг с сильным жаром, и исполнить его роль получили Ванадайну. Рассказали, как и куда доехать, кому передать. Так эльф уехал, чтобы больше не вернуться - через пару месяцев лишь местные узнали, что некий Филавандрель аэп Фидаиль решил стать наставником Ванадайна. Дело в том, что когда Ванадайн только доставил поручение, Филавандрель спутал его с настоящим гонцом и не обделил новыми заданиями, которые юный эльф без лишних разговоров принялся выполнять, не усмотрев в этом ошибки. Когда же правда наконец раскрылась, Филавандрель не прогнал гонца поневоле, решив, что тот может оказаться весьма полезен. Так Ванадайн стал оруженосцем, хотя при отсутствии активных военных действий его было бы правильнее назвать личным слугой. То ли имя Вельхара что-то напомнило Филавандрелю, то ли роль сыграли личные качества оруженосца, но Ванадайн оказался востребован. После недолгого обучения он стал практически постоянно сопровождать наставника в различных поездках, вскоре же его статус повысился ещё сильнее, позволив уже не только сопровождать господина везде, но и оглашать его волю, выступать от его лица, заключать некоторые договоры.
[indent=1,0]Так прошла большая часть службы, и изменения пришли только с появлением бригад скоя'таэлей. Ванадайн не тешил себя надеждами, что это может спасти народ - собравшаяся сила слишком ничтожна и не организована, чтобы нанести весомый урон dh'oine. Чтобы прочувствовать обстановку, Ванадайн присоединился к одной из бригад. Нельзя сказать, что это было его решением, но посмотреть было действительно интересно. Та бригада без возражений приняла в свои ряды умелого бойца, не догадываясь о его основной задаче. В один из налётов на купеческий караван dh'oine бригада столкнулась с хорошо обученной охраной, среди которой нашёлся весьма хороший (или везучий) арбалетчик, умудрившийся подстрелить командира бригады. Позже скоя'таэли принялись выбирать себе нового командира. Достойные личности были, но выбор лидером одного из всех желающих повлёк бы за собой если не открытое разделение на две разные бригады, то нездоровую атмосферу уж точно. А как воевать бок о бок с теми, к кому доверия нет? Поэтому все сочли разумным выбрать в качестве командира кого-то иного. Стоит ли упоминать, что выбор пал на Ванадайна, который был старшим среди скоя'таэлей и неплохо проявил себя в стычках с dh'oine? И хоть мнение самого Ванадайна никого не интересовало, эльф не отказался от доставшейся должности.
[indent=1,0]Скоя'таэльская жизнь тянулась как тянулась - были тяжёлые времена, были и относительно лёгкие. Конечно, не все стычки оканчивались победой, но поражения были редки. Бригада просуществовала вплоть до конца одна тысяча двести шестьдесят пятого года. В преддверии Йуле бригада была разбита. Зима вообще началась тяжело, к концу саовины столкновения стали всё жёстче и чаще, почти не оставалось времени для отдыха и восстановления сил. Сильно задержалась бригада в тех краях, вовремя не ушла. Вот и расплата приключилась в виде вооружённых отрядов dh'oine на пути. Возможно, роль сыграл и графский приказ, требующий набрать пленников из нелюдей. Жителям Диллингена было обещано представление. Когда ещё на главной площади вешают скоя'таэлей? Вот только в темницах немало городских эльфов нашлось, которых просто на улицах схватили и нарекли "белками". Ванадайну не хотелось знакомиться с верёвкой. Спасение пришло в виде эльфки, неизвестно как пробравшейся в темницу. Она подкинула нож, запрятанный в ломте хлеба. Им Ванадайн убил тюремщика и освободился сам. Удалось также освободить сокамерников и посодействовать освобождению остальных заключённых. Дальше весь побег слился в одну длинную схватку. На свободу вырвалась лишь горсть скоя'таэлей. Дальше пришлось бороться за жизнь уже с зимним лесом. Впрочем, после спасения из темниц славного Диллингена умереть было бы обидно и глупо.
...Seo n'ess deireadh...

0

32

Ванадайн, одобрено. Анкета открыта.
Добавляй новым сообщением.

+1

33

Прошу внести правки в следующую анкету: Внешность обманчива
в следующие пункты: 4-11

Текст изменений:

Свернутый текст

4. Род занятий:
Странствующий наемник, в прошлом рыцарь при Туссентском дворе.

6. Характер:
Дерзкие героические порывы из детства сменились на расчетливость, жестокость и цинизм. Цели, которым Кристоф служил прежде, казались ему пустыми, и он их отбросил, выставив перед собой более осязаемые приоритеты. Погоня за бессмысленной славой обрела продолжение в виде погоней за местью и достойной жизнью. Де Горгон имеет хорошо поставленную речь, знаком с психологией людей разных сословий и в целом способен на равных общаться с любым человеком на Континенте разве что кроме Императоров и Королей, а годы в свою очередь сделали его более жестоким: бывший рыцарь перестал ценить человеческую жизнь, если это не особый случай, а периодические посещения арен и им подобных мест извратили вкусы и испортили, как он считал, прежде добродетельного человека. Лишен расовых предрассудков - считает идиотами тех, кто думает иначе.  Не бессердечен, как может показаться на первый взгляд - таким его сделала жизнь и если судьба даст ему выбирать, то он определенно откажется от кровопролития и попытается решить проблемы как-то иначе. Пытаясь отвлечься от осознания никчемности текущей жизни, часто выпивает и заходит в бордели.  Не лишен человеческих чувств и порой может открыться с неожиданной стороны, но чтобы это произошло должно погаснуть солнце - для Кристофа каждый, кто хочет с ним сблизиться - убийца с кинжалом за спиной, но все это не работает, когда дело касается его мести - здесь Кристоф готов практически на все, чтобы добраться до убийц своей семьи.

5. Внешность:
Пожалуй, единственное, что Кристоф ненавидит в своей внешности больше всего — это то, что её крайне легко запомнить. По меркам Континента де Горгон обладает внушительным ростом семь с половиной футов и соответствующими ему пропорциями тела. Крепко сложен, мускулист, обладает весьма недурной физической силой. Цвет глаз — карий. Цвет волос — коричневый. Кристоф чистоплотен: при первой возможности он всегда постарается отмыться от грязи и избавиться от лишней растительности, но жизнь в дороге приучила его мириться и с грязью. В остальном же де Горгон внешне представляет из себя типичного южанина, который, несмотря на свое происхождение, довольно скверно переносит долгие контакты с жарким солнцем, предпочитая тому прохладные помещения или затененные кронами деревьев стоянки. Кожа имеет слегка бледноватый оттенок. Выражение лица, как правило, граничит с хмурым — Кристоф очень редко дает увидеть посторонним свои настоящие эмоции, что, впрочем, ни капли не касается тех случаев, когда нужно врать и втираться в доверие. Тело украшено синяками и шрамами, причина появления которых варьируется от стрел, до ножевых ранений, но самыми яркими являются длинный шрам поперек груди вплоть до живота и небольшой, но четкий шрам между лопаток. Правую часть верхней и нижней губы также пересекает небольшой поперечный шрам. В остальном внешность Кристофа можно назвать весьма недурственной, чему не дадут соврать некоторые фрейлины — широкий лоб, густые брови, аккуратный, но не избежавший переломов нос, а так же довольно гармонирующие с остальными элементами внешности губы. Обладает ровной осанкой и уверенной походкой. Имеет один комплект серо-темных потертых от старости доспехов, кольчугу, которые носит с черным плащом без герба. Шлемы Кристоф использует исключительно с закрытым забралом, на спине порой может находиться тяжелый каплевидный щит. В ножнах на поясе, где помимо всего прочего имеется место боевому ножу — полуторный меч.

7. Цели:
Кристоф жаждет убить всех, как он считает, виновных в его несчастьях. Иметь стабильность в жизни, постоянный дом. Возможно, найти людей, на которых можно положиться.

8. История персонажа:
Кристоф де Горгон родился у подножия Горгоны в семье местного дворянина и нильфгаардской аристократки, которых несравнимая ни с чем атмосфера Туссента влюбила друг в друга и заставила навеки связать свою жизнь. С ранних лет Кристоф был окружен доходящей до абсурда заботой, но вовремя получал полагающиеся людям его сословия образование и прочие необходимые умения. Его отец в свое время мечтал стать рыцарем, но у него не вышло, поэтому свою давнюю мечту он решил воплотить в своем сыне, нанимая тому в наставники бойцов из княжеского двора и прочих мастеров меча, дабы сделать все возможное, чтобы Кристоф с горы Горгоны рано или поздно получил тот самый заветный рыцарский титул, о котором так мечтал его отец.

С матерью Кристоф посещал разные провинции нильфгаардской империи и от неё же он унаследовал знаменитый акцент, поскольку именно она обучала его речи. Именно мать научила юного рыцаря манерам и этикету и в общем-то дала ему умение находить подход к людям, привив тому принцип, что не всегда все проблемы можно решить силой, а порой достаточно удачно подобранных слов или поступков.

Если опустить скучные подробности детства и юности Кристофа де Горгона, в которые входили тренировки, званые вечера, приемы и тому прочая ерунда, то стоит сказать, что, наконец, рыцарский титул был им получен в девятнадцать лет и тогда же он начал вовсю участвовать в рыцарских турнирах и зарабатывать себе репутацию при княжеском дворе. Он ещё не понимал, что живет жизнью, которую хотел его отец, но в любом случае, Кристоф бы ничего не смог с этим поделать. Турниры сменялись попойками, попойки — женщинами, а иногда приходилось пачкать лезвие меча о преступников, что пытались нажиться на честных людях. Такая жизнь устраивала молодого рыцаря. Он свято верил, что будет способен выдержать любой удар, но в силу своей молодости не понимал, что жизнь всегда бьет сильнее, чем того ожидаешь.

Однажды расследование незначительного с виду преступления завело молодого рыцаря слишком далеко и его поглотил интерес добиться истины во что бы то ни стало. Он узнал, что в Боклере действовала целая сеть преступных организаций, которые тем или иным образом были связаны с несколькими чиновниками и парой рыцарей при Туссентском дворе, при помощи которых они отмывали деньги и действовали намного наглее, чем обычные преступники. Чиновник, который раскололся Кристофу, не назвал рыцарю всех имен, но обезумевший от подлости товарищей мужчина не придал этому значения и поспешил поделиться информацией со своим оруженосцем и отправиться ко двору, что стало его роковой ошибкой. Князь выслушал рыцаря, но без весомых доказательств все его обвинения были пустым звуком. Обвиняемые лишь крутили пальцем у виска, надсмехаясь над молодым рыцарем и показывали всем своим видом, что Кристоф бредит. Впрочем, тем же вечером на него совершили покушение при помощи его же оруженосца и нескольких головорезов. Мальчишку-оруженосца де Горгон придушил собственными руками.

Кристоф понял, что его семье грозит опасность и поспешил в свое фамильное имение у подножия Горгоны, но его опередили - обнаженные родители со слугами и стражей висели на садовых деревьях, а имение пылало ярче солнца. Оседлав коня и преисполненный яростью, он поскакал обратно, но остановился на полпути, логично предположив, что его там ждет лишь одно - смерть. Разочарованный невозможностью выпустить внутренности из всех причастных тут же он решил покинуть окрестности Туссента и отправился бороздить просторы Империи, прекрасно понимая, что это ещё не конец и просто так его не оставят. Он отрастил бороду, стал одеваться более незаметно и изменил некоторым своим привычкам, чтобы его не настигли убийцы. И ещё он не стал задерживаться на одном месте более, чем на два-три месяца. То, что его объявят в розыск, он очень сомневался, поэтому иногда, когда того требовали обстоятельства пользовался своим титулом и именем.     

Впрочем, за те шесть с половиной лет, что Кристоф провел в скитаниях по Континенту, он успел полностью забыть про свою рыцарскую честь и достоинство и превратиться в озлобленного на обстоятельства человека. Ради выживания Кристофу приходилось делать многое - он сражался на подпольных аренах на потеху публике, откуда и вынес самые страшные свои шрамы, так же нелегально он занимался торговлей людьми, убивал за звонкую монету всех без исключения, сопровождал и охранял грузы. Ему было отвратительно жить, пока люди, которые лишили его всего в его жизни, жили и радовались. У него не стало дома и не стало близких. В конце-концов, он решился на то, чего боялся все эти шесть лет - отправиться в родные края ради возмездия. 

9. Навыки и умения:
Кристоф — человек, которого обучали военному делу с самого детства. Он прекрасно владеет мечом и щитом, уверенно держится в седле и способен вести бой верхом. Обладает базовыми навыками стрельбы из лука и боя копьем, знаком с военной терминологией и, в принципе, способен командовать на уровне десятника. Помимо всего прочего, де Горгон наделен большой физической силой — вследствие чего его удары наносят ощутимый урон по не ожидающему ударов такой силы противнику. В состоянии оказать первую помощь раненым и выжить несколько дней в лесу.
Имеет хорошо поставленную речь, обучен этикету, знаком с большинством состязаний в рыцарских турнирах, так как принимал в них непосредственное участие, умеет танцевать. Обучен грамоте, счету и чтению, а также старшей речи. Разговаривает с ярко выраженным южным акцентом.

10. Слабые стороны:
Кристоф — тяжелобронированный, а оттого и невероятно медленный боец. Он очень силен и живуч, но катастрофически неповоротлив по сравнению с более маневренными бойцами, что впрочем не дает последним права на ошибку. Из-за размеров по нему довольно просто попасть. Его техника боя весьма примитивна для тех, кто в этом разбирается, и благодаря этому понимающий воин без проблем найдет брешь в обороне де Горгона. Кристоф побаивается чародеев и некоторых населяющих Континент гадов вроде архиспор и сколопендроморфов, но уже на уровне отвращения и боязни быть ими сожранным. Весьма остро переживает за собственную жизнь, однако боязнь скорее чисто психологическая — у него остались очень важные неоконченные дела.

11. Имущество:
Сгоревшее фамильное имени на окраине Туссента, где теперь наибольшую ценность представляет земля. Комплект доспехов и обычной одежды, щит, короткое копье, лук с колчаном стрел, кинжал, ездовая лошадь.

Ну и в планах на персонажа сменить на просто "Путешествие в новую жизнь".

Отредактировано Кристоф де Горгон (2019-01-30 00:11:10)

0

34

Кристоф де Горгон, изменено, приятной игры

0

35

Прошу внести правки в следующую анкету: Ванадайн
в следующие пункты: 1, 7, 8.

Текст изменений:
[indent=1,0]Пункт 1. Имя:
[indent=1,0]Ванадайн аэп Вельхар из Шаэрраведда /* В прошлый раз не дополнил, имя так и осталось только в истории. */

[indent=1,0]Пункт 7. Навыки и умения:
[indent=1,0]Удалить строку "Умеет пить, хотя пользуется этим навыком редко." за ненадобностью.
[indent=1,0]Добавить строку "Сносно разбирается в травах и их сборе, однако не разбирается в  их применении". /* Вытекает из соответствующего момента биографии, где упоминается обучение у травника. */

[indent=1,0]Пункт 8. Слабые стороны:
[indent=1,0]Добавить к первой строке (про ненависть к dh'oine) пояснение, что "Выражается она не столько в открытой агрессии, сколько в презрении и недооценивании."

+1

36

Ванадайн, готово)

+1

37

Порылся на датабуках и вычислил пару неточностей в своей анкете. Во-первых, Денесле, по словам пана Сапковского, находится в Редании, а не в Каингорне, а во-вторых, Святая и Добрая Книги - две разные книги. Первая упоминается Эйком в "Пределе возможного", а вторая им же в "Кровной вражде".

Посему прошу внести правки в следующую анкету: Эйк из Денесле.
в следующие пункты: [Характер, История персонажа].

Текст изменений:
пункт № 6:
Эйка из Денесле можно по праву назвать Доном Кихотом Северных Королевств, потому как он, будучи невероятным идеалистом, совершенно аналогичным образом посвятил свою жизнь крестовому походу во имя Добра и Справедливости.
Эйк безмерно требователен к себе – отступления от основных рыцарских добродетелей, для него просто немыслимы. Он честен и прям в словах и поступках, не привык скрывать своих намерений и своего истинного отношения к людям, хотя и старается быть как можно более учтивым, особенно с женским полом. Для него свято понятие рыцарской чести, а потому, будучи оскорбленным, он не преминет потребовать от обидчика извинений, а в случае отказа – смыть оскорбление кровью нахала, вызвав тот на поединок.
Эйк безукоризненно отважен и щедр, а потому всегда готов прийти на помощь тем, кто в этом нуждается, даже если придется рискнуть для этого жизнью или пожертвовать своим материальным благополучием. Кроме того, рыцарь из Денесле считает ниже своего достоинства требовать награды за оказанную помощь.
Особое место в жизни Эйка занимает служение добрым богам. Он регулярно молится и свято чтит каноны, описанные в Святой Книге и Доброй Книге. Он активно руководствуется положениями данных религиозно-этических трактатов в своих странствиях и без конца цитирует их. Эйк верит, что чтобы сделать мир лучше, нужно приступить к непосредственным действиям по его усовершенствованию, и начинать надо, прежде всего, с себя.
Вместе с тем, Эйка из Денесле нельзя назвать человеком широких взглядов. Следствием максимализма рыцаря, то есть разделения им мира на «черное» и «белое», является предубеждение оного против наёмников, нелюдей и чародеев. Данные лица для него являются порочными по умолчанию, а посему Эйка крайне сложно убедить в положительности конкретного индивида если он имеет отношение к одной из перечисленных категорий.
Эйк человек действия, а потому не склонен доверять словам, но лишь поступкам, однако, увлеченный своей борьбой со злом, рыцарь часто сам нисходит до излишнего словоблудия, что, вероятно, является следствием желания вдохновлять окружающих.
Особое внимание стоит уделить политическим взглядам Эйка, которые, просто-напросто отсутствуют, так как он считает себя в первую очередь защитником Добра и вершителем Справедливости, а потому участие в политических играх, движущими силами которых являются жадность и гордыня, не для него.

пункт № 6:
Эйк родился в семье отставного солдата и дочери капитана городской стражи, в местечке под названием Денесле, что в Редании, на Севере.
Будучи единственным сыном своих родителей, будущий рыцарь с самого детства привык к тяжелой работе по дому, что, однако, ничуть не омрачало его жизнь. Мать Эйка, будучи женщиной религиозной, с детства привила своему сыну почтение к богам Севера, познакомив того с мудростью, изложенной в двух ключевых священных писаниях Севера: Святой Книге и Доброй Книге.
Завороженный невероятными историями о добрых богах и их чемпионах — рыцарях, Эйк, ещё в очень юном возрасте пристрастился к чтению книг, которыми были полны храмы Мелитэле и Креве.  Тогда же, зародилась его мечта стать благородным рыцарем, защищать простой народ и нести в мир Добро и Справедливость во имя богов. Стоит ли говорить, что подобные наклонности мальчика нашли огромное поощрение у матери и служителей храмов?
Чтение было Эйку много милее игр с другими детьми, однако совсем уж беззащитным книжным червем он не был. Отец и дед, оба люди служивые, справедливо полагая, что мужчина должен уметь постоять за свою семью, стали активно передавать младшему свои боевые знания и умения.
Свой первый подвиг Эйк из Денесле совершил в возрасте пяти лет.
Помимо чтения, мальчишка любил также прогуливаться по улочкам Денесле, мечтая о приключениях, в которых ему предстоит принять участие.
Во время одной из таких прогулок, мальчишка наткнулся на соседских мальчишек, издевавшихся над дворовым псом.
Твердым шагом, Эйк направился к обидчикам с требованием прекратить свои бесчинства. Семилетние великаны только рассмеялись в лицо отважному юнцу и бросились к нему. В тот же момент на нечестивцев обрушился град камней, заставивший оных ретироваться.
Увлеченный, Эйк вечно находился в поиске свершений, и неизменно находил их. Из каких-то он выходил победителем, после других был бит, но он никогда не изменял себе.
В возрасте 16 лет, Эйк, уже тогда на голову, а то и на две возвышавшийся над своими сверстниками, был принят в местную стражу.
К служебному долгу юный стражник подходил на редкость ревностно и честно, чем снискал, по большей части недоумение среди сослуживцев и местного населения. Высокий стражник, на полном серьезе патрулировавший улицы, не отлынивавший от работы, непьющий и не вымогавший взяток был диковинкой. Эйк вечно рассказывал всем о своем долге и предназначении, что, по первой, напрягало его начальство. Но спустя время все к нему привыкли.
К восемнадцати годам наш герой, чувствуя, что оседлая жизнь стражника не для него, добровольно ушел в солдаты. Увидев габариты рекрута, капрал-вербовщик обошелся без лишних вопросов.
Уже через год Эйк разочаровался в военной службе. Его не покидала мысль о том, что он постоянно идёт на поводу у чьих-то амбиций, конечной целью которых является не высшее благо, а заполнение и без того ломящихся от золота сокровищниц.
Во время совместных военных учений, проводимых под бдительным взором нескольких владык Севера, Эйку довелось нести службу в карауле, когда он услышал истошный вопль. Часовой из Денесле кинулся в лес, откуда и донёсся звук. Там он увидел человека, преследуемого какой-то страшной бестией. Недолго думая, солдат бросился на помощь убегавшему (а точнее, как потом выяснилось — убегавшей). Метким уколом алебарды, воин пригвоздил длиннющую тварь к земле, после чего, перерубив длинные, напоминавшие косы передние конечности, снес ей башку.
Так, славный Эйк справился со своим первым чудищем – жутким сколопендроморфом (по правде сказать, то была молодая особь, не отличавшаяся гигантскими размерами, но у страха глаза велики).
На следующий день, сменившегося со службы солдата вызвал к себе король. Как выяснилось, прошлой ночью Эйк спас от верной гибели племянницу одной венценосной особы.
В полдень, пред светлыми очами всей присутствовавшей на учениях знати, солдат из Денесле, которому едва стукнуло двадцать, за храбрость и самоотверженность был посвящён в рыцари. Это было не столько поощрением для Эйка, сколько шагом политическим, однако, несмотря на это, юный рыцарь был доволен.
Король даровал новообращённому рыцарю пустовавшее имение в родном Денесле, несколько душ крестьян, оруженосца, а также призвал того ко двору.
Находясь при дворе, рыцарь Эйк из Денесле чувствовал себя не в своей тарелке. Обстановка при короле складывалась не самая привлекательная для жаждущего действий юноши. Он продолжал работать над своим боевым мастерством, участвовал в турнирах, а слыша о появлении в окрестных землях разбойников или бестий, со всех ног мчался туда дабы защитить несчастных мирных жителей.
Через год безупречной службы при дворе, Эйк обратился к королю с просьбой отпустить его странствовать по миру так как того хотели бы боги. Его Величество, проникнувшийся за год всеми странностями своего вассала, а также его помешанностью на предназначении, посовещавшись с другими придворными, принял решение удовлетворить просьбу рыцаря.
Так, в начале 1244 года, рыцарь Эйк из Денесле официально был отправлен в странствия по миру, вершить подвиги и бороться со злом во славу богов (ещё один политический ход с точки зрения короля, на этот раз направленный на поддержание хороших отношений с религиозными культами Севера).
Вместе со своим оруженосцем Хедвигом, человеком немолодым, но бывалым и терпеливым, Эйк объявил войну всем чудовищам Севера. Вместе, они объездили добрую часть материка, во время своих странствий прикончив не одно чудище.
В 1248 году, Эйк из Денесле вместе с Хедвигом прибыл в Ангрен для того чтобы сразиться с чёрным драконом, повадившимся грабить местные деревни в поисках пропитания.
Патрулируя окрестности, рыцарь наткнулся на чудовище, вступившее в схватку с местным ополчением. Дракон уже начал жечь дома своим кислотным дыханием, когда ему навстречу с копьём наперевес выскочил Эйк.
Увлеченный расправой с местным населением, ящер не заметил приблизившегося к нему на всей скорости всадника, а потому не успел увернуться от удара рыцарского копья. Получив удар, сопоставимый для человека с хорошим боковым ударом в челюсть, дракон потерял равновесие и завалился набок, в то время как Эйк, избавившись от обломка копья, спешился и выхватил меч. Подскочив к морде чудовища, он нанес удар точнехонько туда, где по его расчетам должна была располагаться сонная артерия бестии.
Драконья кровь брызнула фонтаном.
Зверь взревел, и взбрыкнув, отбросил рыцаря в сторону. Затем последовали несколько тщетных попыток подняться на лапы. Падение. Конвульсии. Затишье.
Во время падения, рыцарь не получил каких бы то сильных увечий, зато сильно ударился головой, а потому, находящегося без сознания Эйка погрузили на его же лошадь и по указке Хедвига отвезли в имение ближайшего лендлорда.
Рыцарь пришёл в себя спустя сутки, раздетый, в мягкой постели, в просторной комнате. Голова до сих пор ужасно болела, но была перебинтована. Через секунду рыцарь забыл и про это.
В помещение вошла девушка такой красоты, что Эйку подумалось, будто он перенесся в небесную обитель добрых богов. Поинтересовавшись, верно ли его предположение, он лишь рассмешил красавицу.
Её звали Игрэйн. Она была дочерью вельможи, приютившего Эйка у себя.
В тот же день, Эйк прилюдно объявил Игрэйн дамой своего сердца, посвятив ей убийство чёрного дракона, а меньше чем через неделю, они, благословлённые родителями, обвенчались в ближайшем святилище Мелитэле. Вскоре, они покинули Ангрен и направились в Денесле.
В 1249 году у Эйка из Денесле родился сын Зигфрид, которому суждено было продолжить дело отца и стать рыцарем.
Эйк многому научил своего наследника, а кроме того оставил ему обширную библиотеку, а также многочисленные гравюры, содержащие знания о чудовищах, собранные благородным рыцарем за годы своей богатой практики убийцы бестий.
В 1260 году Эйк из Денесле присоединился к отряду короля Каингорна Недамира, собранному с целью похода на дракона, объявившегося в Голополье. К своему неудовольствию, рыцарь отметил, что к походу присоединились также наёмники, в том числе нечеловеческого происхождения, ведьмак Геральт из Ривии и чародейка Йеннифер из Венгерберга. Двух последних Эйку, несмотря на неприязненное (откровенно чванское) отношение к ним, довелось выручить из беды, когда те чуть не погибли вследствие горного обвала, вызванного драконом.
Спустя время, отряд короля Недамира встретился с искомым звероящером. Необычайной красоты золотой дракон оказался разумным, и представившись Виллентретенмертом, бросил людям вызов. Эйк из Денесле был первым членом отряда, принявшим вызов бестии. Облачившись в полную экипировку и оседлав коня, рыцарь вышел на бой с разумной рептилией. Результат оказался крайне плачевным. Дракон смел славного Эйка с коня, в результате чего тот получил весьма тяжёлые травмы, а именно переломы обеих ног и сильный ушиб спины.
Увидев бесперспективность сложившегося положения, юный король Недамир приказал своим людям забрать с поля битвы поверженного рыцаря и возвращаться в Каингорн.
За данными событиями последовала болезненная двухлетняя реабилитация Эйка в  храме Мелитэле в Элландере. Жрицы долго и тщательно выхаживали рыцаря, в результате чего воину всё-таки удалось покинуть святую обитель богини-матери и снова сесть в седло.
Спустя несколько лет, Эйка покинул его верный оруженосец Хедвиг. В одном из столкновений с разбойниками у старика не выдержало сердце. Рыцарь похоронил своего верного слугу со всеми подобающими почестями, а также заплатил нескольким бардам, дабы те разнесли по свету песни о Хедвиге, верном оруженосце, чья служба была символом веры и преданности.
Последнее приключение произошло с Эйком из Денесле совсем недавно, в деревне Угодья Монахов, что неподалеку от Лирии. Местные кметы попросили рыцаря избавить их от поселившейся неподалеку мантикоры.
Эйк, уже справлявшийся с подобным чудищем, направился к предполагаемому местоположению логова, указанному старостой деревни на карте. По дороге, он встретил небольшой партизанский отряд Мэвы, королевы Лирии, предложивший рыцарю свою помощь в уничтожении чудища.
Спустя пару часов, бестия была повержена, а Эйк, поблагодаривший лирийцев и ривийцев за помощь, продолжил своё странствие.

Отредактировано Эйк из Денесле (2019-03-11 22:22:03)

0

38

Эйк из Денесле, изменения внесены, приятной игры.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Предисловие » Дополнения к анкетам персонажей