Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Путевой журнал » Граница пустоты


Граница пустоты

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Личная хронология:

Пролог:

1240 г, конец августа - "Каждой луже по своей луне" (Редания: леса под Третогором) - Вириенна, Йож из Эрленвальда (Эмгыр вар Эмрейс)
1252 г, конец января - "Давно не виделись, здравствуй" (Редания: Кринфрид) - Вириенна, Ильгард
1252 г, 28 января - "Врага держи еще ближе" (Бругге: Бругге) - Вириенна, Ильгард
1252 г, 16 февраля - "На обед шипы с ткемали" (Редания: поместье Вегельбудов) - Вириенна, Ильгард
1258 г, 27 октября - "Врагов имеет в мире всяк..." (Темерия: Вызима и окрестности) - Вириенна, Геральт
1261 г, 19 июня - "Зайчатина и яблоки" (близ Кернова) - Вириенна, Ламберт

Глава I: Время перемен1264 г.

27 мая: "Carpe jugulum" (Редания: деревня Любунька) - квест
28 мая: "Волчьи сумерки" (Редания: лес в полудне от д.Любунька) - Вириенна, Геральт
30 мая: "Мы с тобой одной крови" (Редания: Третогор) - Геральт, Вириенна и Гилдарт
1-3 июня: "Мы затеяли эту войну. Мы в ней сами спалили души." (Редания: дорога от Третогора в сторону Новиграда) - Вириенна, Гилдарт
8 июня: "А эту сделку мы назовем Сотрудничеством" (Редания: Новиград) - Вириенна, Герхар
9 июня: "Новую жизнь еще нужно обустроить" (Редания: Новиград) - Вириенна, Герхар
30 июня: "Чистая глупость и черный скепсис" (Редания: Новиград) - Вириенна, Эрвин
21 июля: "За наших жен и любовниц! Пусть они никогда не встречаются" (Редания: Новиград) - Ярнам, Вириенна
3 августа: "Кот в мешке" (Редания: Новиград) - квест
9 августа: "Славься, праздник!" (Аэдирн: Венгерберг) - квест
27 августа: "Глоток воздуха" (Темерия: Марибор) - квест
28 августа: "О кровожадности и человечности" (Темерия: Марибор) - Вириенна, Адорэбель Сельда
5 сентября: "О тайностях секретных, ворах и страхолюдинах" (Бругге: Бругге) - Вириенна, Кенхельм Тидвил
6 сентября: "Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту" (Бругге: неподалеку от Бругге) - Вириенна, Ксандор вар Лорехейд
18 сентября: "Этим утром ветер с Юга подул..." (Редания: Новиград) - Вириенна, Эрвин, Вильхем
13 октября: "Доверься мне, идем со мной" (Нильфгаард: Метинна) - Вириенна, Эрвин

Глава II: И маятник качнулся1264 г.
2 декабря: "Из тьмы ночной выходили Звери" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Вильхем
16 декабря: "Дикая охота" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
29 декабря: "Походкой беспечной пришла ниоткуда" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
29 декабря: "Так что именно вы хотите мне предложить?" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
29 декабря: "С широко закрытыми глазами" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс, Эрвин
30 декабря: "От частного к целому" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс, Эрвин

1265 г.

4 января: "Воспитательный процесс" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
4 января: "О любви, чести и яде" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
8-9 января: "Вьет круги змея по сердцу, водит-гладит медным жалом" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
12-13 января: "Ночь перед полнолунием" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
13-15 января: "Рождение Зверя" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
15 января: "Новое утро и старые обязательства" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
15 января: "Немного о сложностях волколачьего бытия" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
15 января: "И тебя опять призовет твой Бог, а меня - мой упрямый Бес" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
22 января: "Порой судьба парламентеров незавидна" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Эрвин
10 февраля: "Чёрные аллеи" (Нильфгаард: Город Золотых Башен) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс, Кхайр аэп Лион

Глава III: Ярмарка тщеславия1265 г.

12 декабря: "Зло затаённое" (Нильфгаард: Город Золотых Башен) - квест

1266 г.

Вне сюжета. Альтернатива

5 января: "Мыши против собак" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Детлафф
15 января: "Я несу ее нежно, мою страшную тайну" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
15 января: "Как волка ни корми... а она все равно будет тварью неблагодарной" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
16 января: "Нет дыма без огня" (Нильфгаард: Метинна, Анкона) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс
17 ноября: "Ничто не случается вдруг" (Нильфгаард: Назаир) - Вириенна, Сейдомар аэп Роэльс, Ксандор вар Лорехейд

*Код на замену аватара оборотной формы, прочие мелочи
Код:
[*AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA][*SGN][size=10]• [b]Внешний вид:[/b] большой пепельно-черный волк с голубыми глазами[/size][/SGN]

конец эпизода

Код:
[align=center][size=14][b][i][color=maroon]К[/color][/i]онец эпизода[/b][/size][/align]

[SGN] [/SGN]

+1

2

http://s008.radikal.ru/i303/1504/42/f38f2fdea4d2.pngЗаметки о встреченных персонажах:

http://s019.radikal.ru/i613/1601/96/7daf559603cd.jpg

Эссилт - мать
Как много мне хотелось рассказать тебе за эти годы. Ты - одна из тех, кого мне пришлось обмануть и оставить в прошлом. Ради безопасности. Возможно, ты поймешь это когда-нибудь. Из соседства с кровожадным чудовищем ничего хорошего бы не вышло. Я сожалею.

http://s017.radikal.ru/i413/1504/83/cf258dedaff9.jpg

Роган - отец
(Он прожил хорошую человеческую жизнь, но люди не вечны)
Мы с сестрой очень похожи на тебя. Такие же пепельно-черные волосы... Когда я смотрю в зеркало, я не могу не вспоминать тебя, видя твои глаза в отражении. Почему у тебя был такой необычный взгляд? Я уже, вероятно, не узнаю почему. А ты знаешь, что у моего сына были такие же глаза? Ты никогда не узнаешь.

http://s020.radikal.ru/i704/1504/75/e377c69a957b.jpg

Мирианна - моя сестра-близнец
Если я - черное, то она - белое. Мы как отражения. Мы никогда не были особенно близки, словно нас разделяла зеркальная гладь. Я помню то, что она много времени проводила за книгами, когда я предпочитала активные мальчишечьи забавы. Она прониклась магией, а я взяла в руки лук. Она пыталась доказать, что лучше меня, а я просто была лучшей. Но это было так давно...

http://s014.radikal.ru/i328/1702/8c/6a540b356cc3.jpg

Гилдарт - старший брат
Так уж сложилось, первый любовник. Порочная связь с ним окончилась большой драмой: я ревновала свою собственность, как считала, и отравила его жену. А вот узнав что это моих рук дело, он уехал в ночь, не оглядываясь. Конечно, я последовала за ним, пытаясь вернуть Гилдарта домой, но в лесу обнаружила растерзанного коня и напавшее на меня чудовище. Та ночь была поворотным моментом в моей судьбе: я выжила, но перестала быть человеком. И уже не вернулась домой.
Снова наши дороги пересеклись 30 мая 1264 года в Третогоре. Я путешествовала с ведьмаком, с которым нашла общий язык,
а ведьмак получил заказ на тварь, что оказалась на меня похожа. Это сходство привело меня к тебе и я вновь обрела своего брата, как мне казалось. Я чувствовала что должна тебе помочь, уговорила ведьмака нас отпустить.
Однако, в начале июня, оставшись со мной один на один ты показал мне свое истинное лицо. Тебя мучила ненависть и месть.
Я была интересна тебе лишь за одним, узнать почему ты меня встретил, когда я должна была находитсья у твоего знакомого мага Ильгарда. Узнав, что он мертв и я нашла способ справиться с ним, ты просто перевернул мой мир, рассказав о том как все было на самом деле, что маг был не виновен ни в чем, и что я сама своими собственными руками сделала все лучше, чем мог бы сделать ты, стремясь причинить мне еще больше боли. Мой сын все это время был жив. Мой тяжелый и "верный выбор" оказался ни к чему. Однако, Гилдарт меня не убил, когда ему представилась возможность. Оставив меня израненной после нашей волчьей свары, он исчез, посчитав что тяжелее мне будет жить. И не ошибся. Однако, я найду его и убью. Когда-нибудь.

http://i064.radikal.ru/1504/a3/9aceff92bee3.jpg

Рейнар - сын
Ты был со мной всего пять лет. Потом я потеряла тебя. Я не знаю где ты и не знаю хочу ли этой встречи теперь, когда узнала что ты жив. И от кого? От брата, который все эти годы ненавидел меня и хотел причинить мне страдания. Тебе уже много лет, кто я для тебя? Нет, ты не нуждаешься во мне и встреча ни к чему. А Гилдарт заплатит сполна.

http://s017.radikal.ru/i414/1504/95/5223170596af.jpg

Ильгард - чародей
(Умер в мае 1264 года)
Ты научил меня многому, маг.
Подорвал уверенность в голосе рассудка.
Я всегда думала что ты убил моего сына, а оказалось - нет. Почему я узнаю об этом после твоей смерти? Я ненавидела тебя долгие годы, а ты молчал и сохранил мне жизнь, найдя какой-то извращенный способ сосуществовать. Я привыкла к тебе, но не смогла простить за то, чего ты не совершал.
Пожалуй, ты - единственный, кого мне хотелось бы вернуть и что-то исправить. Возможно, когда-нибудь я найду какого-нибудь дурачка, заставлю его залезть в такие глубины колдовства, которые еще не знаю, и получу хотя бы призрачный шанс снова увидеть тебя.

http://s019.radikal.ru/i644/1504/18/affd059051f9.jpg

Геральт из Ривии - беловолосый ведьмак
Впервые встретились осенью 1247 года, когда чародей Ильгард, во власти которого я находилась, послал меня за сердцем виверны в болота под Вызимой. Геральту он обещал награду за виверну и оборотня. Несмотря на меркантильную заинтересованнось в награде, ведьмак не стал меня убивать. Чудной ведьмак. Чуть позже мы разделили с ним пищу и прониклись обоюдными интересом.
Второй раз пересеклись, когда чертовщина творилась в Редании. Май 1264 года, деревня Любунька. С удивленим обнаружила, что ведьмак меня еще помнит. Проигнорировать столь интересую встречу не смогла, особенно с учетом пристального наблюдателя в лице другого ведьмака. В итоге все обошлось, но ведьмаки уехали из деревни ни с чем. Мы с Геральтом отправились вместе до Третогора, умертвив по пути большого и злющего катакана. В пути признала, что ведьмак мне больше друг, чем враг. Странно.
Расстались мы с Геральтом странно. В начале июня 1264 года, когда мы добрались до Третогора, ведьмак взял заказ на оборотня. Оборотень оказался моим братом. Я спасла Гилдарта, но с Геральтом нам пришлось разойтись. В тот момент хотелось верить, что не навсегда.

http://s020.radikal.ru/i700/1504/e6/d878ce708400.jpg

Герхар - чародей
Друг Ильгарда, к которому я обратилась после смерти бывшего хозяина. Мы пошли на сделку: он, пользуясь связями, помогал мне решить последние нюансы и остаться чистой и непричастной к делам ренегата, а взамен я помогала ему. Неопределенное время. Сначала сделка казалась мне интересной, я искала замены возникшей пустоте в душе и привычному быту, но потом маг сделал свою работу и кроме интереса к его личности меня с ним уже ничего не связывало. В какой-то момент я ушла.

http://s020.radikal.ru/i715/1506/9c/fca0f3f674ce.jpg

Эрвин - мой подмастерье
Мальчика я встретила на улицах Новиграда. Он искал работу, а мне требовался помощник в лавку. Позже я присмотрелась к мальчику и решила вовлечь его в свой хитрый план, который подразумевал поиск средства вернуть к жизни Ильгарда. Я забочусь о тобе, Эрвин, потому что тебе предстоит быть ключом и совершить невозможное.
18 сентября 1264 года я увезла тебя с собой в Нильфгаард, где хотела воплотить в жизнь задуманное. Я заботилась о тебе и там, но, к сожалению, в январе 1265 года все мои планы рухнули и ты оказался не нужен. В чужой стране, в поместье графа,
как слуга, ты и остался. Но тебе, хотя бы, было где жить.

http://s018.radikal.ru/i527/1504/e7/332d807147a7.jpg

Сейдомар аэп Роэльс - нильфгаардец, обращенный мной
Полуэльф. Граф. Волколак. Любовник.
Мы впервые встретились в середние декабря 1264 года в твоих владениях, когда я, повинуясь зову луны и пытаясь вспомнить что такое быть Зверем, пировала в твоих землях, чем привлекла твое внимание. Но мне тогда было интересно кто ты такой и на что способен. Сначала я тебя недооценила. Ты напомнил мне, что люди могут удивлять чудовищ и забывать об этом не стоит. Однако, я не смогла убить тебя, а те раны, что остались на тебе от моих зубов в полнолуние, перенесли печать моего проклятия еще и в твою жизнь. Подумав, что с этим делать, я пришла к выводу о том, что тебя неплохо было бы использовать, обменяв наставления и некоторые мои секреты по сдерживанию проклятия на спокойную жизнь без посторонних глаз в моем доме вместе с отсутствием интереса к моим делам, что я там вела. Все у нас складывалось не слишком гладко, было много раздумий и подозрений, которые нужно было решить до твоего первого обращения, мыслей закончить все и убить тебя, но мы с этим справились. Отчасти в этом наверняка помогла власть инстинктов, сопутствующей нашей распутной внебрачной связи. Ты обратился и продолжал жить. Но только после этого я узнала то, что ты от меня скрывал: ты связан с Верховным Трибуналом и все оказалось куда сложнее, чем я представляла. Нарушив наше соглашение в середине января 1265 года, ты все таки влез в мои тайны, которые тебе не понравились, а после не нашел ничего лучше, чем уничтожить цель моего пребывания в твоих землях, потому что поступиться ей я не захотела. Однако, в конце концов, когда эмоции и гнев отпустили меня, мы смогли договориться и я осталась. Больше у меня все равно не было ничего.
В конце октября 1265 года у нас родился сын. Официально ребенка граф не признал, по крайней мере пока, так что он скорее мой.


Прочие знакомства:

Йож из Эрленвальда - в конце августа 1240 года в Третогоре я встретила довольно странного оборотня-проклятого. Говор у него был нифгаардский. Я помогла ему немного, устроив  небольшой заработок в виде работы на аптекаря, на которого работала так же. Вообще, я о нем не особенно помню. Это было когда-то давно.

Ламберт (ведьмак) - Встретились в лесу близ Кернова летом 1261 года. Знает Геральта. Довольно наглый и прямолинейный человек, который не постесняется сначала сожрать твоих кроликов, а потом вылить на тебя ушат дерьма в виде плохого настроения и попытаться оскорбить. Однако, в целом, у него самостоятельное восприятие мира, что делает ему честь. Такие люди мне, в общем-то, нравятся. Оставил за собой двоякое впечатление, которое не закончилось долгим общением.

Трейнар (ведьмак) - пересеклись в Любуньке (май 1264 года). Как звать ведаю, прислушавшись к их разговору с Геральтом. На выезде из деревеньки след ведьмака простыл. И хорошо. Для оборотня.

Вернон Роше - человек-шаперон. Был замечен в обществе ведьмака Трейнара в Любуньке (май 1264 года). Спасла от смерти от собственной глупости. Впрочем, сидеть тихо человек не стал, отправившись в самую гущу инфернальных событий один. Больше его никто не видел.

Ярнам - встреча с ней произошла 21 июля 1264 года в Новиграде. Ярнам - реданская дворянка. Свел нас ее похотливый муж, с которым я провела ночь. Уходя из ее дома, у нас состоялся разговор. Женщина показалась мне кроткой, безвольной и очень печальной, но воспитанной правильно. Моя прямая противоположность. Разговор был недолгим, но я предложила свои услуги алхимика и сгладила ситуацию. Однако, я не думала что она придет и слова мои заставят ее купить у меня яд. О том, что было дальше, я не имею понятия, но имела в виду несколько не это, когда призывала брать ситуацию в свои руки.

Сигизмунд Дийкстра - тучный и любит поесть. Глава реданской разведки. Знает все про всех, особенно то, что знать не требуется. Случилось так однажды, что пришлось выполнять одну его просьбу от которой невозможно было отказаться в виду вышеупомянутого заключения.

Бард Лютик - впервые упоминался при мне Геральтом, когда ведьмак не знал вернется он с боя с чудовищем или нет. Геральт просил передать некоему Лютику вещи. Позднее, менестрель был замечен на приеме у короля Демавенда и, как дал понять Герхар, бард замечен в связях с Дийкстрой.

Йеннифэр, Трисс Меригольд, Вильгефорц - встреченные на приеме у короля Демавенда чародеи. Видела я их мельком, когда отправилась с Герхаром на их собрание. Так что запомнились они мне исключительно визуально.

Кенхельм Тидвил - чародей-полуэльф, встретившийся мне в Бругге, когда залез в дом Ильгарда. Отношения с ним у нас не сложились. Я собиралась его убить, потому как он случайным образом узнал множество моих с Ильгардом тайн, разворотил дом и стал причиной гибели в огне редкого фолианта. Но мне пришлось оставить его и дом, опасаясь возвращения второго чародея, охотившегося за ценностями моего бывшего хозяина.

Адорэбель Сельда - вампирша. Мы с ней встретились 28 августа 1264 года по дороге из Марибора, где разошлись мои пути с Герхаром. У нас очень разные точки зрения, но есть и какие-то общие точки соприкосновения взглядов. Она спасла от меня и неминуемой смерти младенца, мать которого я убила. Мы немного поговорили. Удивительным образом этот разговор подтолкнул меня к решению сделать крюк и вернуться в Бругге, навстречу воспоминаниям, а не бежать за Герхаром в Новиград. Так же, разговор затронул тревожащие меня темы памяти и окружающих лиц, которые приходят и уходят, все стремительней и бесцельней с каждым прожитым годом.

Ксандор вар Лорехейд, Черное Солнце, Ворон - наемник-нильфгаардец, как оказалось потом с родословной и вообще граф. Впервые встречен 6 сентября 1264 года неподалеку от Бругге. Он был наемником среди северян, которого послал один нехороший тип-чародей за тем, чтобы поймать меня. Разумеется наемнику не сообщили о том, что он ловит волколака и что дело пахнет ренегатами с их темными делами. Общий язык мы нашли не сразу, но все-таки нашли. Ксандор хотел мести за обман, а я была непрочь задержать или сбить со следа моего преследователя. Пообщавшись с наемником я вдруг поняла, что он человек чести и многих достоинств, которые мешают ему жить, но это было поводом к тому, чтобы я рассказала ему о его нанимателе все, что знала и перестала препятствовать намерениям наемника. Он обещал мне не впутывать в это дело Капитул, а остальное мне было не важно.
Вторая наша встреча произошла 17 ноября 1265 года уже на юге в Назаире. Прошло чуть больше, чем год. У меня уже сложилась жизнь в Нильфгаарде и теперь я была прочно связана с Сейдомаром аэп Роэльсом. Именно с ним мы были по его делам в том месте и в то время. Ксандора хотели за что-то повесить, но казнь была отложена. Позднее я вспомнила о том, что видела его, когда Сейдомар поведал мне о проблеме, для решения которой безвыходно вляпавшийся, но честный, наемник мог быть полезен. Я познакомила их... а дальше они договорились до того, о чем я и не подозревала. Сейдомар обещал помочь Ксандору вернуться на родину и получить права на титул, который ему принадлежал. Условием была свадьба с Дэйдрэ аэп Роэльс, сестрой Сейдомара, которая по глупости едва не опозорила себя.

Вильхем - волколак. Мы столкнулись впервые в Новиграде 18 сентября 1264 года. Хороших отношений между нами не случилось, он мне сразу не понравился. Все началось с конфликта, он хотел возврата денег за какое-то зелье. Вел он себя как подзаборный хам, а потому ни о какой приязни не могло быть речи. Однако, когда он ушел из лавки ни с чем, то на этом наши пути не разошлись. Уплывая из Новиграда в тот же день, я встретила этого типа на корабле. И снова мы так не до чего и не договорились.
Вторая встреча с Вильхемом произошла 2 декабря 1264 года в Метинне, в Империи, в том краю, где я обосновалась. Закончилась она резней, где в результате наших игр погибло много местных, решивших устроить облаву на неведомых зверей в лесу, которые им докучали. Вильхем в тот момент окончательно меня разочаровал, начав нести что-то о том, что имеет право судить и осуждать, и является некой высшей ступенью. Полагаю, каждый сходит с ума по своему в нашем положении. Я показала ему, что животного в нем не меньше, чем во мне, и оставила с его вопросами одного. Больше мы не встречались. Говорят, какой-то оборотень погиб в Туссенте в схватке с котолаком.

Дэйдрэ аэп Роэльс - сестра Сейдомара аэп Роэльса по материнской линии, полуэльфка, графиня. Юное и мечтательное создание, которое полюбило мужчину не своего сословия и хотело сбежать с ним, как в дешевых романах, нося под сердцем дитя. Первый раз я увидела ее 16 декабря 1265 года, когда она сбежала из своего поместья, понимая что должен приехать ее брат и зная что в лесу опасно. Ей удалось выжить и брат ее в ту злополучную ночь нашел, что стоило ему проклятия. Позже, в начале января 1265 года, когда мы с графом аэп Роэльсом договорились до сотрудничества, он попросил у меня помощи с зельем, чтобы устроить Дэйдрэ выкидыш и навсегда забыть об этой истории. Все прошло по плану. Через год девушке нашли мужа по статусу и, вероятно, даже с перспективами сделать ее счастливой.

Луиниэль аэп Роэльс - эльфка, графиня, мать Сейдомара. Довольно подавленная, но добрая женщина моих лет. Удивительно, все-таки, насколько дети отличаются от родителей порой.

Лиандра аэп Роэльс - полуэльфка, графиня, жена Сейдомара. Юное создание, которое врядли было готово к тому, чтобы быть с тем мужчиной, который ей достался. У них мало общего, графа она больше раздражает. Ее функция в глазах Сейдомара заключалась только в рождении наследника. К сожалению, она родила ему дочь, а после того, как граф получил проклятие, она и вовсе была отослана подальше, чему было много причин.

Кхайр аэп Лион - какой-то тип в доспехах, что в доме Сейдомара аэп Роэльса стал истекать зеленой кровью. Я спасла ему жизнь.

Деррит аэп Лион - пока что это просто человек, который 12 декабря 1265 года испачкал меня пончиками на торговой площади.

[SGN] [/SGN]

Отредактировано Вириенна Веремар (2013-02-08 13:25:17)

+2

3

Как же порой поворачивается жизнь, подкидывая неожиданные встречи, что привносят в бытие влияющие на жизнь и мировоззрение мысли! И, казалось бы, ты совершенно этого не ждешь. О чем можно разговаривать в глухой чаще леса паре даже не нелюдей? Как из подобного случайного разговора может вылиться несколько судьбоносных решений и важных осознаний? Иногда все происходит совсем не по плану, абсолютно немыслимо, а порой даже невероятно смешно.

http://s017.radikal.ru/i404/1504/a0/de85bb207b5f.jpg

7 сентября 1264 года

О том, как я дошла до жизни такой и стала вести этот дневник…

Недавно, 28 августа 1264 года, я встретила в лесу под Марибором вампиршу с рыжими волосами, что назвалась Адорэбель Сельдой. Это странно, когда твой естественный соперник заставляет тебя о чем-то задуматься. Случайный разговор о жизни, разумности и вечности, затронул пугающие аспекты подобного существования, которые вот уже некоторое время не давали мне покоя. Смешно было то, насколько расходятся наши взгляды в целом, но непостижимо до сих пор, что именно с ней, а не с моим союзником Герхаром, которого я уже вопрошала не раз, нам удалось завести этот разговор.
Я невольно задумалась о своем собственном сыне, памяти о себе, потом и о своей собственной памяти, где подзабывались мелочи, и, чем объемнее были воспоминания, тем больше мелочей, что раньше были очень важны, казались ничтожными и упускались из нее. А затем я вспомнила Ильгарда и вспомнила его странные записи на бумаге, в которых никогда не понимала толка. «Зачем вести их?» - много раз задавала я себе этот вопрос, считая бесполезной тратой времени подобные художества. Для меня тогда была видна лишь практичная сторона вопроса, когда на бумаге следовало записывать формулы, а не переводить ее на вскую ерунду. И вот, спустя много лет, я увидела иную ценность подобных жизнеописаний.
Наверное, поэтому я делаю это сейчас, находясь в пути из Бругге, где взяла с собой записи своего старого друга. Пока еще помню и имею возможность сохранить свою память более ясной. Я буду смотреть и перечитывать его записи и, вероятно, каким-то образом пытаться вести свои. Будет ли от этого прок?
Почему то я заранее считаю эту затею обреченной на провал...

[SGN] [/SGN]

+1

4

9 сентября 1264 года

До Новиграда, куда мне следует вернуться из Бругге, еще далеко. Я нашла свою затею интересной для того, чтобы скоротать время в пути, предназначенное для отдыха, в которое не приходится охотиться, готовить пищу или заниматься чем-то еще. Думала с чего начать и пришла к выводу, что лучшим из возможного, будет попытка коротко выстроить на бумаге запись о событиях, происходивших со мной в прошлом. Сначала очень поверхностно, ведь многое уже затерлось в памяти. Возможно потом что-то из этого вспомнится и захочется изложить детальнее. Однако, это будет потом.
[SGN] [/SGN]

+1

5

Детство

1199 год, 16 декабря - Я родилась в середине декабря. Зимним вечером я появилась на свет вместе со своим сестрой-близнецом Мирианной. В нашей семье было трое детей: мы с сестрой и наш старший брат Гилдарт, которому было уже 4 зимы. Наш отец был охотником, а мать - деревенской знахаркой, кроме этого умевшей колдовать, при том довольно образованной для этих глухих мест.
1199-1214 годы - Мое детство было беззаботным. Оно прошло в снежных лесах Вельгада, в самой северной деревеньке у подножия Драконьих гор. Я росла, не зная отказа, а, умея получить желаемое, не слушалась никого. Однако, родители все равно любили всех своих детей, даже таких, как я. Когда мы с сестрой подросли, мама стала учить нас счету и письму, а так же прочим премудростям. Мне больше нравилось бегать с братом Гилдартом и играть в компании мальчишек. А так же, несмотря на неодобрение родителей, я повторяла за братом все и взяла в руки лук. Мне нравилось стрелять, но больше стрельбы мне нравилось вести с братом негласное соревнование и устраивать шалости, переворачивающие вверх дном дом и всю нашу деревню.
1214 год - Мне было 14 лет. Эти шалости и игры зашли слишком далеко. Мы с братом сделали то, что не должны были делать. Я познала в нем мужчину, а он во мне - женщину. Мы увлеклись этим обстоятельством, ощущениями и тайной, что окутывала наши отношения.
1216 год - Брат привел в дом девушку. Кажется, ее звали Элия. Этим же летом они поженились. Не смотря на то, что наша с Гилдартом связь имела продолжение и в его браке, он со временем стал отдаляться, и я поняла что теряю его. Могла ли я отпустить его? Могла. Но не хотела.
1217 год - Я долго боролась с собой, но чувство собственности и желание наказать ослушавшегося меня брата пересилило. Домашние дела, в которые я пробовала уйти не помогали. И тогда я задумала недоброе, впервые заинтересовавшись содержимым маминых полок с книгами.
1218 год - Элия умерла, не дожив до весны. Я отравила соперницу, притворяясь ее другом, а вместе с ней, как оказалось, погубила и дитя брата, которое росло в Элии. Брат быстро понял что к чему, нашел виновницу, выбил из меня признание и... уехал. Тот час же. Я пыталась его догнать но в конце пути меня ждало кровавое месиво и чудовище, которое погубило, как мне казалось, моего брата. Огромный алчущий крови Зверь напал на меня, но что-то помешало ему завершить начатое, а мне удалось спастись. Я бежала, пока были силы, и выбежала к ближайшей деревне, потеряв там сознание от потери крови. Последующий месяц был последним месяцем моей человеческой жизни.
*Тогда я не знала, что чудовищем, напавшим на меня, был мой брат. Тогда я думала, что он мертв.
1218 год, через месяц - Я обратилась в полнолуние в такое же чудовище, как то что напало на меня и оставила точно такое же кровавое месиво за собой, когда скрывалась во тьме от кошмаров опустевшей деревеньки, полной трупов.
*С этого момента я больше не человек. Та девочка, чьи лицо, тело и воспоминания были моими, умерла в полнолуние, когда изменилось ее тело и под полной луной родилось новое чудовище.

После обращения

1218-1222 годы - Долгих, как мне тогда казалось "бесконечно долгих", 4 года пыталась примириться с новой собой с переменным успехом. То чудовище брало верх надо мной, то я училась контролировать его. Эти 4 года я постоянно бежала, меняла деревни, города, королевства Хенгфорской Лиги. На Юг. От себя, от людей, от убийств. У меня не получалось с ними сосуществовать, я меняла города и села как перчатки, ища то место, которое смогу назвать домом.
1222 год - Я довольно долго смогла продержаться на одном месте, в крупном городе под названием Тридам. И вот, мне уже 22 года. Я вышла замуж и родила сына. Мне казалось, что общество людей поможет мне не забыть свою человечность, поэтому я тянулась к ним и старалась изо всех сил. Я думала, что если найду кого-то, ради кого у меня будет отчаянным стимул бороться с собой - я все смогу. Но как наивны были эти мечты.
1225 год - Я попыталась осесть и завести семью, мне удавалось убивать лунными ночами так, чтобы оставаться вне подозрений. Ради сына. Цепи и голод, замуж, ложь... все ради него, по большому счету. Я нашла того, для кого буду стараться, но вот ребенку, в отличие от меня, неведомы подобные жертвы. В возрасте 3-х лет Рейнар обратился. Это было ужасное испытание для мальчика. Еще большее испытание для его отца, который все понял и догадался кто на самом деле убивает людей и скот в селе. У меня ничего не вышло, я забрала сына и убежала прочь.
1226 год - Мы с сыном оказались в Редании, где какое-то время скитались, но нашли свое пристанище в лесу под Барсучьим Яром. Ему уже 4 года. Больше в села и деревни я не заглядываю, разве что наведываюсь на рынки. Не хочу рисковать жизнью Рейнара. Я еще думаю, любила ли я мужа когда-нибудь, или он был лишь средством достичь желаемого и устроиться с людьми?
1227 год - Этот год оделся в алое. Рейнару было 5 лет, мы старались жить мирно и не трогать никого поблизости от логова, однако каким-то образом нас нашли. Неизвестный маг убил моего мальчика и пытался убить меня, когда я пыталась помешать и отомстить. Мне трудно об этом писать даже сейчас. В 27 лет я потеряла сына навсегда. Не знаю куда и зачем он забрал его тело, но со мной ему покончить не удалось. Кровью людей окрасились ближайшие села и годы.
*Тогда я не знала, но много лет позже узнала, что причиной тех событий был мой собственный брат. И сын на самом деле был жив.
1227-1229 годы - Я искала чародея, который лишил меня сына и покоя. Моя боль утихала только в крови людской, что опьяняет и притупляет ее. Я 2 года искала убийцу Рейнара, сменяла одно королевство за другим, но ничего не смогла найти. Я не знаю кто он, а люди на улицах все не те.

Кринфрид

1229 год - Моя ненависть и жажда крови привели очень далеко. 2 года мне удавалось уходить от всех желающих покончить со мной и продолжать искать убийцу сына, но однажды я не смогла. Это было на исходе года. Меня посадили в клетку и доставили в Кринфрид - город неподалеку.
1229-1239 годы - Человек, к которому меня отвезли, оказался алхимиком. Его звали Агельмар, пусть поначалу мне это и не было интересно. Он жил и работал в Кринфриде, у него была семья и маленькая дочь, а у меня теперь - его подвал, опыты и вивисекция. Позже я узнала, что этот человек исследовал таких тварей, как я, не просто так. Алхимик искал в свойствах нашего организма способ лечения недуга, которым больна была его дочь. Отчаянное положение требовало отчаянных мер. В чем-то я могла его понять, ведь сама потеряла сына. Как бы то ни было, бежать у меня не было возможности, время текло и подтачивало гордость. Сначала мы начали перебрасываться фразами, затем я стала читать книги в его лаборатории, вникать в то, что он делал со мной. Позже увлеклась и начала изучать искусство алхимии углубленее. Агельмар охотно делился знаниями, что-то объяснял, где-то помогал, в чем-то помогала ему я, когда набралась опыта... А потом мы сблизились еще больше. Это сейчас я понимаю, что в этих отношениях не было ничего удивительного: у меня было молодое тело, способное очаровать, а он был мужчиной и, кроме того, что умным, единственным рядом со мной на тот момент. С Агельмаром я жила гораздо больше, чем с мужем, но детей он не хотел, заставляя пить различные зелья и настои.
*За эти годы мы совершили много ошибок и так ни к чему и не пришли. В процессе наших изысканий мы получили не то, что искали, а эликсир, способный удержать оборотня от перемены формы.
1240 год - Но все когда-нибудь кончается. Закончилась и наша с ним история. Состояние дочери алхимика поддерживать более было невозможно, лекарство не было готово и отец, не желающий смотреть на то, как у него на руках умирает дочь, попросил меня ее обратить. Он думал, что это поможет, но я отказалась идти на такие меры. Вразумить Агельмара мне не удалось и наша последняя с ним встреча закончилась скверно. Он заставил меня это сделать. Его мать, заставил!!! А после я убежала. Я снова была одна и свободна.
*Я была благодарна за то, что Агельмар и наши исследования подарили мне надежду на жизнь. Теперь я могла себя контролировать, научилась сдерживать и избавилась от пристрастия к человеческой крови. Но случившаяся история оставила отпечаток во мне: я точно поняла, что больше ни одна сволочь не станет пользоваться мной - я желаю быть по другую сторону баррикад.

Оксенфурт

1240-1242 годы - оставив Кринфрид и не интересуясь дальнейшей судьбой Агельмара и его дочери, я направилась дальше, и дорога привела меня в Оксенфурт. 11 лет практики с алхимиком не прошли даром, я многое знала, но теперь озадачилась вопросом получения образования. Только вот за все то нужно было платить немалые деньги, чем первое время я и занималась в окрестностях Альма-матер. Ясное дело, заработной платы помощницы в аптеке на все бы никогда не хватило. Мне пришлось использовать доступность различных веществ и влезать в нехорошие истории. Я бы не хотела о них рассказывать, оставив те в прошлом. Иногда эту завесу лучше вообще не приоткрывать.
1242-1250 годы - Я наконец достигла своей цели и попала на Кафедру Алхимии. Студенческие годы летели беззаботно и легко, открывая двери в будущее. 8 лет прошли незаметно, особенно учитывая все пережитое. Мне уже полвека, а я не постарела. У меня словно началась новая жизнь. Быть может, так выглядит второй шанс?
1250 год - Покинув Оксенфурт, я отправилась в Кринфрид. Во мне больше не было глупых обид и мне хотелось рассказать старому другу о том, чего я достигла, но в городе его не оказалось. Желая разобраться в том, чем закончилась эта история, я обосначалась в городе и завела там свое дело.

Месть чародею

1252 год, конец января - До этого времени я успешно вела дела в Кринфриде, но именно тогда меня настигло мое прошлое. Зимним вечером в лавку зашел покупатель, в котором я узнала своего давнего врага. Убийца моего сына не должен был уйти безнаказанным. Я снова напала на него, полная решимости в этот раз не упустить. Но он снова одолел меня.
1252 год, 28 января - На этот раз маг не оставил меня. Он забрал меня в свой дом, наложил на меня чары и представился. Я узнала его имя. Ильгард. Ильгард из Бругге. Теперь я могла забыть о своей прежней жизни и возвращении обратно. На долгие годы мое место теперь было подле этого чародея, в Бругге.
1252-1258 годы - После еще одной неудачной попытки отнять его жизнь, я поняла, что наложенные на меня чары не дают мне возможности убить треклятого мага! Я ненавидела его, но мне пришлось смириться с положением дел. Но это не значит, что сломаться и не желать отомстить каждую секунду.
1258 год, конец октября - Я уже 6 лет живу с Ильгардом. За это время он много раз пытался ломать меня, натаскивать охотой на монстров и развивать мой потенциал чудовища себе на благо. В этот раз я впервые столкнулась с ведьмаком. Ильгард отправил меня на охоту за виверной, но туда же пришел и беловолосый ведьмак, которого маг нанял, чтобы он принес ему, помимо внутренностей ящера, голову оборотня. Ведьмак не стал меня убивать, назвался Геральтом. Он предлагал мне покончить со служением чародею, но он так многого не знал... Я вернулась к своему врагу. Я не могла отпустить мага, а он не мог отпустить меня.
1258-1264 годы - Мои усилия, направленные на выстраивание хороших отношений с Ильгардом нашли нужный отклик. За долгие годы я поняла некоторые его слабости и сыграла на них, направив интерес чародея в область запретных магических учений. Кроме того, мы, казалось, поняли друг друга и занялись общим делом, где я из слуги в его глазах, стала весомым партнером. Я чувствовала как заигралась в это все, как мне нравятся его хорошие стороны и как мне трудно будет поставить точку в этом всем. Что это за чувство внутри меня? Я не хочу его терять, но должна отомстить и довести дело до конца. Как же мне хочется отступить от плана и оставить все так, как есть...
1264 год, конец мая - Чародей мертв. Я отомстила за сына и снова свободна после 12 лет служения ему. Куда теперь идти? Что делать? Я не имела понятия. Не было ни малейшего представления как строить свою жизнь, снова оставшись ни с чем. Но и иначе я не могла.

[SGN] [/SGN]

+1

6

http://s017.radikal.ru/i411/1506/2f/ff03700f8c6a.png

*Пергамент с планом дома
1 этаж

https://a.radikal.ru/a19/1712/8b/5fe2d1c59a66.jpg

2 этаж

https://b.radikal.ru/b26/1712/ae/70a54cb25361.jpg

*Вложенный и сложенный пополам листок с заметками

Винное полоскание для зубов
Прополоскать рот после обеда можно очень хорошим вином. Можно прополоскать рот вином, в котором варилась береза или мята. Затем хорошо протертеть зубы и десны льняной тканью, но не до крови. Каждый вечер пить вино, в котором варился иссоп, или корица, или колос, или перец кубеба - полезно для зубов и отбивает запах. И после каждого приема пищи, промывать рот и протирать десны и зубы, как сказано выше.

Для такого полоскания подойдет:
1. Хорошее белое вино
2. Мятное вино:
- 6 веточек свежей мяты/садовой мяты приблизительно 3-4 " длиной, приблизительно с 40 листочками.
- 2.5 чашки белого вина
Кипятить, пока мята не обретёт легкий коричневый цвет, затем перелить и дать настояться.
3. Мятное вино
- 2 столовых ложки высушенной мяты
- 1 чашка белого вина
Кипятить в течение тридцати минут и охладить.
(Смесь с сушеной мятой получилась более ароматной, но я думаю, что смесь из свежей мяты более активна).
4. Послеобеденное вино:
- 1 столовая ложка корицы (кассии) измельченной или одна её палочка
- 1.5 чашки красного вина
Кипятить в течение 20 минут

Мятная жидкость для полоскания рта
Если пахнет изо рта, а зубы и десны грязны, можно омыть рот и десны с уксусом, в котором предварительно была вымочена мята; после этого, протереть зубы порошком мяты или высушенной мятой.
Что необходимо:
1-пинтовая фляга, заполненная веточками мяты (Mentha Citrata, оранжевая бергамотовая мята)
1-пинта красного винного уксуса
Уксус залить в мяту и оставить для того, чтобы он пропитался, на всю зиму; после чего уксус слить и применить для полоскания рта. Мелко нарезанную, высушенную мяту можно применять для протирки зубов.

Травы для жевания\протирки зубов
В течение дня можно пожевать сладкий укроп, любисток или петрушку, которые очень хороши для зубов, потому что обладают хорошим запахом, очищают десны и отбеливают зубы. Можно использовать смесь из свежего майорана и мяты в равных пропорциях и ей же протирать зубы.

Угольная притирка из розмарина
Розмарин сжечь до углей, измельчить в порошок и поместить в льняную ткань. Протирать зубы этим составом.

Порошок, освежающий дыхание
Взять унцию перца, много мяты и много каменной соли. Жевать порошок, пока можно, а после выплюнуть его.
Рецепт:
На 1 унцию перца
1 унция сушеных листьев садовой мяты
1 унция соли
Смешать все вместе.

Средство для свежести дыхания:
Смешать немного листьев лавра и немного масла мускуса.
Подержать эту смесь под языком пока дурной запах не исчез.

Отбеливающее средство с шалфеем
Для пожелтевших зубов.
Взять по равной мере шалфея и соли и истолочь их вместе, затем испечь, чтобы смесь стала твердой, и сделать из неё порошок. Протирать зубы этим порошком утром и вечером и желтизна с зубов уйдет.

Смесь №1:
1 четверть чашки высушенных листьев шалфея.
1 четверть чашки столовой соли.
Толочь вместе в ступке пока не получилась зеленая соляная смесь, выпекала более часа.
(Смесь не показывала никаких признаков затвердевания. Хотя она становилась жестче/более вяжущей порошкообразной субстанцией на вкус).

Смесь №2:
60 свежих (маленьких) листиков шалфея
2 столовые ложка морской соли
(Я толкла листья шалфея с солью по 10-20 листьев, постепенно добавляя остальные, чтобы сформировать достаточно сухую пасту. Большее количество шалфея и меньшее количество соли сформировало бы более густую пасту – я пробую сделать так следующий раз. После 20 минут выпекания, образовалась твердая корка. Я оставила смесь печи для высыхания, затем покрошила её и пересыпала для хранения).

Жидкость для отбеливания зубов:
Взять крепкого уксуса, порошка из квасцов, белой соли и меда. Кипятить пока смесь не станет столь же жидкой, как вода; затем перелить ее в закрытый пузырек и держать его при себе. При случае мыть смесью зубы и основательно протирать их тканью, но не до крови
Что необходимо:
1/2 чашки красного винного уксуса
1/2 ложки порошка соленых (протравленных) квасцов
1/4 ложки белой соли
1/4 ложки меда
Нагревать вместе до закипания и кипятить чуть более пяти минут.

Пилюли из специй
Эти пилюли хороши для всех типов запаха изо рта: взять гвоздику, мускатный орех, корицу и сушеной шелухи мускатного ореха, красного сандала десять драхм, перца кубеба и кардамона. Смешать их с соком мяты и сделайте пилюли размера с инжирину. Принимать по 2 одновременно под язык.
Что необходимо:
1\2 унции Saunders (красного сандалового дерева)
1\3 унции корицы
1\3 унции сушеной шелухи мускатного ореха
1\3 унции гвоздики
1\3 унции мускатного ореха
1\3 унции перца кубеба
1\4 унции кардамона
сок мяты

[SGN] [/SGN]...Некоторые из смесей занятны, но вот одна из тех, что для отбеливания зубов, должна применяться с большой осторожностью...

+2

7

http://s016.radikal.ru/i337/1508/4f/4b15ecdeb8c8.jpg

20 сентября 1264 года

…Слышу, как волны бьются о борт корабля. Удивительное ощущение в море. А, ведь, за свое большое количество прожитых лет я ни разу не бывала на корабле, предпочитая осязаемую и незыблемую землю под ногами. Там, с другой стороны, где хлещет дождь, уже темно и бушует непогода. Эрвин сейчас спит сладким сном, после того, как раздобытое мной зелье успокоило его морскую болезнь. Да и мне пора бы уже засыпать, но все никак. В голове проносится множество суетливых мыслей о том и о сем. По большей части, о том, что нас ждет там, куда мы попадем. Похоже, что к этому дневнику я обращаюсь исключительно в минуты праздности и безделия, когда других дел не остается, а я остаюсь один на один с собой и всей своей жизнью. Впрочем, с того дня, как я начала переводить сюда чернила, прошло не так уж мало времени, но все эти дни были насыщены сначала путем до Новиграда, а там уж сборами в плавание.
Удивительно, как иногда случайная встреча или спонтанное решение разворачивают жизнь.
…Я прервала свои записи в прошлом, не зная как написать о том, о чем следовало бы. Здесь, ведь, можно быть откровенной? Бумага, как говорят, стерпит все. Это невероятно странно: вести диалог с пером и бумагой. Не правда ли? Но они не осудят.
Так как же мне поступить дальше? Я продолжу в том же духе, хотя бы кратко рассказав о том, что произошло за последнее лето, объяснив куда направляюсь и зачем, а так же кто такой тот самый упомянутый Эрвин. Наверное, так будет правильней. От краткого к большему и, может быть, потом мне захочется остановиться на чем-то подробнее.

[SGN] [/SGN]

+1

8

Речь в дальнейшем пойдет о годе 1264-м. О переменах в моей жизни и поиске смыслов в днях грядущих, после того, как я освободилась от того, кто ставил цели передо мной и не давал свободы. Тогда мне казалось, что я все делаю правильно. Ильгард никогда не говорил о том, заблуждаюсь я на его счет или нет. Я была уверена, что именно он - убийца, лишивший меня сына. Только эта мысль, только сосредоточие на том, что должно было быть сделано, как мне казалось, не давало мне спокойно наслаждаться той неплохой жизнью, что у меня была рядом с человеком, с которым не нужно было претворяться не собой. А к концу нашего совместного с Ильгардом сосуществования, мы хорошо знали друг друга, несмотря на разделявшую нас неприступную стену прошлого, кою ни один не смог перешагнуть. Я не знаю какого рода были эти отношения. Подобное было новым в моей жизни. Мы не были любовниками, но, в то же время, были больше, чем друзьями. И только впустив в свое сердце можно было так вероломно предать… а потом сожалеть, повторяя разумом, что так правильно и иначе ты не могла. Преступление должно быть наказано. И ни одного из людей мне еще оставлять позади не было так страшно.
Мертвые не оценят - скажут многие из людей. Но кем бы я была, если бы продолжала спокойно жить рядом, простив ему, как незначительные промахи, смерть моего сына? Жизнь научила меня доверять разуму. Темное начало зверя удавалось сдерживать лишь им. И очень, очень часто жизнь ставит нас перед выбором, где ни одно твое решение не будет правильным. Мое решение было между «должна» и «хочу». И я привычно послушала разум, отбросив все остальное. Я давно не могла полагаться на чувства. Подавлять и контролировать это самое неуемное чудовищное «хочу» мне приходилось с того самого момента, как перестала быть человеком.

1264 год, конец мая
По ту сторону свободы
...Мне удалось все устроить так, чтобы это произошло. Ильгард не вернулся за мной, не рвал и метал, понимая что я его предала, не появлялся, чтобы забрать мою жизнь. Он был мертв - это единственное объяснение. Мой долгий план, который я взращивала очень долго и воплощала несколько месяцев, был исполнен. Однако, я не была рада этому ничуть. Я не желала чтобы это произошло, в глубине души еще надеясь, что магу удастся уйти от преследователей, которых я навела на след, и он вот-вот появится. День, два, три... Никого. Ничего. Пусто. Я не упивалась этой победой. Я, скорее всего, была полностью разбита и не хотела ничего. Даже жить дальше, потому что жить было некуда. Я снова оказалась одна. Позади был мертвый сын, местью за которого я существовала до этого момента. Был исчезнувший чародей, мертвый брат, мертвые загубленные мной жизни. У меня не было теперь даже смысла, потому что позади осталась и месть. Я до сих пор думаю, что лучшим из выходов была бы возможность услышать те самые страшные шаги, которых я боялась. Я хотела, чтобы чародей остался жив, переиграв меня и разрушив мой план. Чтобы он пришел мстить и разорвал этот круг. Но я была одна. Я сидела на осколках изувеченного прошлого, понимая, что альтернатива погибнуть, совершая свое злодеяние, была бы лучшим исходом. Я не могла сожалеть или раскаиваться. Я не могла любить его - я ненавидела, но больше у меня не было ничего. Я погружалась в полное опустошение... это было единственным чувством, что я ощущала.
Так начались бесцельные скитания в поисках новых целей и смыслов. Мне некуда было идти, но приходилось двигаться вперед. Глупым было стоять на месте или лезть в петлю, это выход малодушных и слабых. Если куда-то идти, то рано или поздно куда-нибудь попадешь. Идти, пока не найдешь - это уже было похоже на план.

27 мая, деревня Любунька - нелегкая привела в тихую деревеньку Любунька, в центре Редании, где можно было залечь на дно, скрываясь от преследований тех, кто занимался делом моего мертвого господина. Казалось, тихую деревеньку. Я люблю такие места, вдали от шумных городов, но тишина была обманчивой и предвещающей беду. В этой деревне что-то происходило, но поняла я это поздно. Я встретила там сразу двух ведьмаков, которым позже нашлось применение. Одним из встреченных монстробоев оказался ведьмак со странными седыми волосами, но молодым лицом. Мы с ним уже однажды встречались в прошлом, когда Ильгард играл с нами обоими, решив стравить извечных врагов. Однако, тогда мы с Геральтом расстались в хороших отношениях. Быть может, я расскажу о ней потом. А, может и нет. И новая наша встреча оказалась скорее приятной, пусть даже много воды утекло с далекого 47 года. Оказавшись под подозрением убийцы чудовищ, знающего о моей сущности, я оказалась втянута вместе с ним в неприятную историю с намеками на некромантию - магию запрещенную в северных королевствах Капитулом. Все было очень запутано, людей убивали немертвые творения не назвавшегося авторства, но вместе с ведьмаком мы вышли из истории живыми. Пожалуй, это самое важное.
Сейчас, смотря со стороны, я вижу: странным образом вокруг меня собирались мертвецы. Все больше и больше. Возможно, потому что Ильгард моими стараниями связался с этой магией, очернил свое имя и довел себя до могилы? Бывает ли так, что влезая во что-то, ты притягиваешь к себе подобное? Это было совпадением, но в последнее время я действительно видела множество мертвых тел и богомерзких ритуалов. Большинство из них помогала проводить. Как же много ведьмак не знал обо мне...

28-30 мая, дорога к Третогору - Покончив с Любунькой и ее кошмарами, я согласилась составить компанию беловолосому ведьмаку в пути до Третогора. Мне нравилось проводить с ним время, он был… довольно открыт, в отличие от того же Ильгарда. Простота и какая-то бесхитростность подкупали меня, но рядом с ним я чувствовала себя кем-то другим. Лучше, чище, приятнее. Он не видел всего, что скрыто было в глубине. Я показывала ему только лучшие стороны, но в этот вечер мне захотелось быть откровеннее. С ним мне не хотелось играть или лгать, но ему хотелось рассказывать о превратностях судьбы под распиваемое у костра вино, приоткрывая завесу прошлого и давая увидеть другое свое лицо. Наверное, будь я не собой, то эти отношения имели бы какое-то продолжение. Я буду помнить коварные лесные ямки с запахом сырости и свободы, но не могла бы стать не собой даже для него. Обманывать кого-то, к кому испытывала  дружественные чувства, не имела желания. Недолгое время нам было хорошо вместе. Он даже, казалось, понимал все и не осуждал. Но этому общению скоро суждено было прекратиться, и судьба снова развела нас с внезапно обретенным (…приятелем? другом?…) в разные стороны. Собрав по пути неприятностей в виде неудачливых насильников и набросившегося на них (и нас в последствии) катакана, мы к тридцатому числу оказались там, где и должны были. В Третогоре.
...Никогда не понимала насильников. Упиваться собственной несостоятельностью вчетвером удовлетворить рыдающую девчонку, когда нормальному здоровому мужчине на это нужно не так уж много времени? Уникальное явление.
30 мая, Третогор - Третогор встретил ведьмака новой работой: город нуждался в избавлении от чудовища. А мне этот город ясно давал понять, что тропы наши с монстробоем различны и расходятся. Это был неопровержимый факт, несмотря на то, что хотелось поблуждать вокруг истины гораздо больший отрезок времени, чем было отведено. Все начиналось с того, что мне нужно было попасть в Новиград, где я надеялась найти знакомого человека, что поможет мне замести последние следы, ведущие ко мне от убитого Капитулом ренегата, и Третогор был лишь крюком в дороге по земле Редании; а заканчивалось там, где ведьмак опознал в своей жертве волколака. Я не желала участвовать в его делах, прекрасно понимая что к чему, но так и не смогла этой позиции держаться, когда Геральт пришел и вывалил на меня переворачивающую все мое сознание правду. У этого чудовища были такие же, как у меня, глаза и темная шерсть. Такие глаза были редким явлением и ведьмак подозревал меня, но впустую, а я теперь уже мучилась догадками о том, кем же была эта тварь. В ночи у костра, на подступах к Третогору, я уже рассказывала Геральту о том, что мой сын был убит. Погиб очень давно и брат. Неужели оборотнем была сестра? Я понимала, что мне необходимо в этом разобраться, пока ведьмак не выполнил свою работу и ответы еще возможно было получить. Наши с ним интересы стремительно расползались в разные стороны.
И вот, опять жизнь состояла из выборов сплошь неправильных. Конец этой истории был сумбурным и не реальным. Он лишь еще больше запутывал все, что я знала и принимала о прожитых десятках лет. Первой того волколака действительно нашла я, он будто искал встречи со мной… Но чудовищем оказалась не моя сестра, не мать, не отец и даже не какой-либо неизвестный потомок. Людей в Третогоре убивал мой брат. Такой, каким я его помнила с детских лет. Это просто переворачивало все с ног на голову. Как же это было возможно? Действительно ли это мой брат? Эти два вопроса были только верхушкой обрушившейся на меня лавины вопросов, которые я должна была прояснить.
Могла ли я дать теперь ведьмаку убить его? Нет, не могла. Я знала только, что должна его увести. Когда нас нашел монстробой, то было поздно что-то менять. Свары не случилось, все остались живы. Меньшее зло? Вероятно. Мы говорили о том, что у подобных мне созданий есть шанс. Я, ведь, могла сосуществовать с людьми… Ведьмак, по-моему, так и не понял меня, но Гилдарта увести все-таки позволил.
Это было прощанием. С ним. Я оставила Третогор и ведьмака, благодаря судьбу, свое красноречие и сделанный Геральтом выбор за то, что мне не пришлось ненавидеть последнего.

[SGN] [/SGN]

+1

9

22 сентября 1264 года

Я хотела бросить эти записи. Мне кажется, что здесь сказано слишком много. Последние слова о конце весны этого года были чересчур откровенными. В них было больше моих мыслей, которые следовало бы держать в себе. Это же безбожно глупо - разговаривать с бумагой. Я задумываюсь «зачем?». Для кого это все? Я уже не знаю нужно ли мне это все. Тем более, что я вынуждена буду в продолжении рассказывать о том, что приносит еще больше переживаний, о которых мне не хотелось бы вспоминать.
Возможно, я боюсь всколыхнуть память и снова пережить это? Это было очень личным и очень неприятным. Будь моя воля, я бы оставила себя в неведении открывшихся истин. Следующая неделя, то путешествие... они перевернули жизнь. Возможно, это лучше оставить и не касаться того.

http://s018.radikal.ru/i522/1508/39/f2ab92e3a66a.jpg

30 сентября 1264 года

Я много думала. Кажется, я нашла ответ на свой вопрос. Бумага вытерпит все и не станет осуждать - это правда. Осуждать станут люди и живые существа, которые, вероятно, когда-нибудь это увидят. Я не хочу раскрывать свои тайны и опасаюсь говорить обо всем прямо. Для людей вокруг я всегда поддерживаю образ Вириенны уверенной в себе и сильной, не имеющей права сожалеть ни о чем. У меня не должно быть внутреннего мира, по слабым местам которого можно ударить. Жить так и являть миру это лицо я привыкла очень и очень давно. Я не хочу чтобы было иначе и кто-то знал, что есть другое, глубже. И слабости свои признавать я тоже не имею желания, мне это крайне неприятно. Этакий всеобщий обман, в том числе и самой себя. Потому что если ты сама не веришь в свои слова - никто не поверит. Это самое главное правило успешного лжеца. Верить, помнить и знать, что все происходило так, как тебе нужно.
Однако, я пришла к выводу, что свои записи буду продолжать.
Вместе с неприятными плодами познания самой себя, описанными ранее, ко мне пришло и иное: я поняла, что хочу, чтобы это прочли. Нужные глаза. Если у меня выйдет что-то исправить с Ильгардом, найти ответы в его трудах и глубинах магии о том, как вернуть утраченное… Я хочу этого достичь и хоть что-то исправить. Кроме того, я хочу ответов на новые вопросы, что провоцирует его смерть. Не это ли искомая мною возможная цель? Достаточно невыполнимая, чтобы посвятить этому жизнь и добиться любой ценой. А вдруг получится? Я знаю, что у меня не будет возможности объясниться и что-то сказать, если задуманое удастся. Я знаю его… тебя… достаточно хорошо. Да и не стала бы себя оправдывать - слишком горда для этого. И дело не в том, что я считаю тебя недостойным, я просто не нашла бы слов, а язык бы словно окаменел, не позволяя произнести их. У нас, похоже, одна болезнь на двоих, не правда ли?

[SGN] [/SGN]

+1

10

…В прошлый раз я остановилась на том, что обрела своего брата и рассталась с ведьмаком в Третогоре. Что ж, тогда я не знала, к чему приведет произошедшее. Что я буду жалеть об этом, и не раз. Я не оправдываю свою слепоту, но тогда, в то самое время, я бесцельно бродила по миру в поисках своего места, а в этом призраке прошлого нашла новую цель. В жизни появились новые вопросы, и это нужно было решить здесь и сейчас. А если это действительно был Гилдарт? Я надеялась начать с чистого листа и найти новое место в жизни. Ухватилась за это. В глубине души я хотела ему поверить, но боялась обмануться.
Только вот правда оказалась хуже ожиданий.
Брат. Он был мне не только братом по крови и по проклятию. Как оказалось, он был ровно той же породы, что и я. Мы вдвоем стоили друг друга.
Занятно, мне немного проще об этом излагать, представляя, что ты действительно это когда-то прочтешь и от души посмеешься над тем, как тесен мир и как недальновидна оказалась я. Ты ведь все это время знал кто такой Гилдарт, чем он живет, что на самом деле происходит и что хорошего от него мне не стоит ждать. Думая об этом сейчас, я очень хочу сделать тебе больно так, чтобы каждая косточка напоминала об этом еще очень долго. Но не могу. На твое счастье.

1264 год, начало июня.
Брат

1 июня. Дорога от Третогора - Покидая Третогор, я не верила, что мой брат жив. Да и кто бы на моем месте поверил, повстречав мертвеца? Голова разрывалась от миллиона предположений, но если то, что я видела, было ложью, - понять это надлежало мне самой. Версий было несколько, но ни одна не казалась правдоподобной по различным причинам. Путем нехитрых расчетов и исключений вероятных версий я пришла к выводу: либо это был незнакомец, на которого искусно наложили чары недруги, рассчитывая воспользоваться моим прошлым, и который должен был привести меня в ловушку, или же брат действительно оказался жив. Оставалось внести ясность и расставить все по местам.
Так и началось наше путешествие.
Я старалась быть осторожной и наблюдать, внимательно подмечая детали. Я рассуждала от противного, опровергая желаемое. Он, вероятно, понимал то, что я ему не доверяю, но продолжал вести себя уверенно, сразу же, на скором привале, предприняв попытку перейти к телесной близости и наслаждениям. Причин отказывать у меня не было, этот опыт мог стать бесценным и рассказать о моем брате больше, чем говорили слова. Если начистоту, то желание возникло и у меня, с того самого момента как мы остались одни. Но помимо удовольствия и едких комментариев, я получила и информацию. Гилдарт действительно был волколаком. Запах его тела был действительно запахом оборотня, и это не было воссоздано не естественным путем. Ему пришлось попотеть, чтобы мы оба получили искомое удовольствие от... общения друг с другом. Кроме того, после его укуса в процессе акта у меня не осталось сомнений в его природе. И даже мой зверь признал Гилдарта за своего. Другим очень важным наблюдением стало то, что я не чувствовала в Гилдарте ни толики магии. Оборотни чувствительны к присутствию чар, на него их не накладывали. Находясь к нему так близко, я бы точно ощутила, если бы что-то подобное было с ним связано. Я не могла опровергать эти вещи. Если бы Гилдарт был колдуном, сумевшим обмануть ведьмака и притвориться моим братом, то он не смог бы быть чудовищем. Волколакам недоступны чары. Что-то не сходилось. Более того, Гилдарт был в курсе того, что между нами происходило то, что люди называют инцестом. Исходя из самых параноидальных фантазий я могла представить его разве что допплером, если не настоящим братом.
После привала нам удалось поговорить, и мне удалось направить разговор в нужное русло объяснений о том, как же так произошло, что я вижу его здесь живым и здоровым. Да, у меня были сплошные сомнения и пятна провалов памяти о той ночи, когда я потеряла его навсегда. Я мало что помню точно, иное могло бы быть искажено. Но помнила страх, кровь, страшное чудовище, которое набросилось на меня… Была и павшая лошадь моего брата, тушу которой пожирал монстр. Я ждала объяснений. Гилдарт сказал, что спасся чудом, но я не верю в чудеса. По словам, его выбросило с дороги, а от верной смерти спасло только то, что страховидла отвлеклась на что-то другое. Могла ли я в этом усомниться? Могла бы. Я усомнилась, потому что помнила, что к моменту моего появления чудовище уже расправлялось с лошадью. Но было ли это на самом деле или сознание играло в прятки с памятью? Возможным ли было, что Гилдарт и был тем самым чудовищем? Он был охотником из нашей деревни. Мог ли он получить это проклятие, встретив чудовище в лесу на охоте? Я не помнила случаев нападения. Мог ли он скрыть? Мог бы. Однозначного ответа на вопрос не было, а свои сомнения я оставила при себе, продолжая слушать его рассказ. Я не видела ничего плохого в том, что он боялся признаться, что возможно сам сделал меня чудовищем той ночью. Я помнила, что Гилдарт никогда не был особым храбрецом, а, значит, и подобная ложь не должна была показаться мне чем-то настораживающим. Впрочем, я и не отрицала, что могла заблуждаться.
Гилдарт рассказывал. Не так охотно, как мне хотелось бы, но я верила ему. Как же сложно было разобраться, когда видишь, что от тебя что-то скрывают. Я находила угодные себе объяснения, оправдывая это образом прошлого, где все сходилось… Его история была похожа на мою. Он тоже искал себя, тоже губил людей, бежал от гонений и мало в жизни осознавал. Я чувствовала, что это искренне. Мы понимали друг друга в этом вопросе, как понимать могли только подобные нам создания, что было не удивительным, окажись правда на любой из чашек весов.
И тут, совершенно запутавшись где же ложь, а где правда, я ударила по больному. Я заговорила о прошлом и о том, как сожалею об убийстве Элии, его жены, и их ребенка. Сейчас я понимаю, что это был верный ход, но тогда я говорила это искренне. И из-за переполняющих меня эмоций не заметила того, на что стоило бы обратить внимание. Гилдарт ушел от этой темы так, как сделала бы я. Он сказал, что ему не хочется к тому возвращаться и сорок лет - достаточный срок. А вместо того, чтобы задуматься, что здесь что-то не так, я стала винить себя. Я всю жизнь не могла простить убийство моего сына Ильгарду, даже когда мне очень хотелось это сделать, оставив прошлое и начав другую жизнь, место в которой я нашла. Неужели время лечит настолько? Неужели оно так чудовищно выкорчевывает с корнем то, что когда-то было важно? У меня сложилось такое ощущение, что меня моя вина и поступки съедали всю жизнь больше, чем его. Когда же он забыл свою Элию? Как же это вышло у него? Чувство вины подтолкнуло к ответу, который не должен был стать единственным. Я думала, что ему слишком больно. До сих пор. Я больше не стала расспрашивать его, хотя позже поняла, что нужно было сделать как раз обратное.

1-2 июня. Деревенька Малые Синюжки - К ночи мы оказались в мрачной и нелюдимой, на первый взгляд, деревеньке в несколько домов. Она носила название «Малые Синюжки». Погода застигла нас врасплох, размыла дорогу, ведущую сквозь лес и спускающуюся по глинистому крутому склону к воде внизу. Как бы ни хотелось мне на другой берег, но нам пришлось вернуться обратно, в то самое последнее увиденное нами с братом людское поселение, чтобы переждать и обсохнуть. Сказать по правде, мне эта деревня не нравилась совершенно: было в ней что-то нехорошее, даже зловещее. Гилдарта это, как казалось, беспокоило меньше, чем меня. Его стараниями мы нашли ночлег в одном из домов, где за поздним ужином стали свидетелями шумного исчезновения двух юных обитателей Синюжек в ночи. Мало ли, что происходило у них в доме. Брат поддерживал меня в том, что чужие беды – не наша забота. Лишь под самое утро, когда я проснулась позже него, мне пришлось усомниться в своем решении. Деревенские говорили, что дети пропали. Дом приютившей нас с Гилдартом женщины тоже был пуст. Я подумала о том, что была слишком беспечна, доверившись Гилу. А вдруг он был причастен ко всему? Он мог бы… Я засомневалась, но следов или запаха крови на нем не обнаружила. Хозяйка дома нашлась потом, на улице, где кметы ждали новостей и толковали о пропавших детях.
Как бы то ни было, но втягиваться в грядущие проблемы мы с братом не желали, а потому сразу же покинули деревню и отправились искать переправы через реку, не огладываясь назад.
И когда же я стала так доверять брату, отбросив помыслы и подозрения? Я переживала за него?
Еще одним толчком в этом направлении послужил случай у переправы, где мне и брату пришлось разделиться ненадолго. По возвращении я видела кровь и трупы тех самых деревенских, что отправились искать пропавших ребят в лесу. Здесь уже без сомнений постарался мой брат. Я испугалась за него. За себя. Я не справилась с обещанием ведьмаку. Отнятых жизней было не вернуть, но вот ведьмак… А если его обещанию идти по следу, браться за подобные контракты и убить обоих суждено было исполниться быстрее ожидаемого? Меня потихоньку охватывало паническое беспокойство за судьбу Гилдарта. Я перестала думать о том, кто друг, а кто враг. Перед опасностью я окончательно отбросила сомнения, сосредоточившись на поиске лучшего выхода. Тем более, мне так хотелось верить ему.
Переправившись через реку, мы снова завели разговор о конечной цели моего пути. Брата еще у Третогора интересовало, что у меня за дела в Новиграде и с кем мне так необходимо встретиться. Тогда у меня были причины уходить от ответа, а сейчас ответ ему заставил задуматься еще больше. Кем была для него я? Он не подозревал о том, сколько у меня проблем. Я ехала в Новиград, к другу и пособнику ренегата, в силах которого было замести следы, по которым меня могли найти чародеи. Я задумалась о том, должна ли быть рядом с Гилдартом, если одним своим присутствием навлекая на него большую вероятность проблем. Тот лучший выход, который я искала, ему бы не понравился. Я понимала, что мне придется оставить брата в ближайшем селе.

2 июня. Поселок Ульма - После Синюжек нам посчастливилось заехать в большое село, носившее название Ульма. Большим преимуществом этого поселения был его размер, отличавшийся от зловещих Синюжек в лучшую сторону, и наличие корчмы, в которой нами решено было остановиться и, наконец, по-человечески отдохнуть. Нет, я не думала оставаться с братом, и собиралась оставить его. Мне нужно было торопиться, потому что я не знала, как скоро меня найдут. Я обманула брата, настояв на необходимости отдыха и лечения его раны. Мы посвятили друг другу остаток дня, потакая желаниям настоящего и приоткрывая тайны прошлого. Эта ночь должна была стать последней, несмотря на искушение остаться. Он вряд ли бы понял меня, но, быть может потом, когда все уляжется, я нашла бы его и все смогла объяснить.
Только вот Гилдарт меня знал и видел насквозь, не дав мне оставить его.
Сейчас я понимаю куда больше, чем в тот момент, и знаю, почему ему так важно было держать меня при себе. А той ночью мне хватило его слов про помощь и жажду крови. Он переубедил меня, открыв насколько ему важна моя поддержка, и что он на самом деле боится скатиться в полное безумие. Я осталась и позже  мы вместе продолжили начатый путь.

3-5 июня. На пути к Новиграду - Оставшись рядом с Гилдартом и разрешив все свои вопросы, я почувствовала, что мне стало легче. Я отдалась этому чувству, совсем потеряв бдительность. Я чувствовала себя нужной и на своем месте, а с трудностями должна была справиться. Мы с братом продолжили продвигаться к Новиграду, чтобы я смогла наконец встретить того самого человека, который должен был мне помочь. Даже погода разгулялась, а от спутавшего наши планы небывалого ливня не осталось следа. Мы с братом о многом говорили за это время и, как мне показалось, наконец-то сближались. По крайней мере, я стремилась к тому и приняла его поведение за это же самое, открывая ему те свои мысли и переживания, о которых не говорила никогда. Я надеялась, что он меня поймет, а потому рассказала ему об Ильгарде, о его смерти, о том как сожалею и как мне было сложно все это разрешить. Я делилась с ним воспоминаниями о сыне, и он поддерживал меня, делая вид, что его это волнует. Наши разговоры с Гилдартом об общем на двоих проклятии вместе с моими попытками ему помочь перебороть звериное нутро, точно сближали нас. И я до сих пор не понимаю, что из этого было правдой, и была ли она вообще.
Это случилось под ничем не примечательной деревней Бичевая, где мы в лесу остановились на привал.
Все закончилось внезапно. Без объяснений причин. Гилдарт просто перечеркнул все, что случилось за прожитые пять дней, пустившись в свои откровения. Он говорил безумные вещи, вместо того, чтобы шептать на ухо какую-нибудь приятную ерунду, поглаживая мое тело после приятных минут близости. Я даже не сразу поняла о чем он, а когда начала осознавать, то не могла поверить и прийти в себя после перевернувшегося внутри меня мира. А он держал меня, прижимал к себе и продолжал говорить то, о чем я слышать не хотела.
Тем вечером я потеряла брата, в возвращение которого поверила.
Все, что я знала о последних четырех десятках лет моей жизни, оказалось неверным и искаженным. Я узнала каково это, когда все, во что ты верил, вместе с миром, переворачивается в одночасье. Все твои поступки и все твои решения, которые давались болью и выводами из прошлого, оказываются не просто не верными, а неисправимо неправильными. Он признался, что долгое время жил только мыслью о том, чтобы доставить мне столько же боли, сколько я причинила ему. Он признался, что именно своими стараниями устроил тот инцидент с «гибелью» моего отпрыска. Гилдарт открыл мне, что все это время он знал, где я нахожусь, потому что знал Ильгарда. И периодически даже вел с ним переписку, которую передавала я. Он говорил, что знал Ильгарда с того самого дня, как я потеряла сына. Что маг принес ему Рейнара, согласно сделке, но мальчик не погиб и чародей спас ему жизнь, тогда как мое появление, с попытками помешать, сына чуть не погубило. Гилдарт говорил о том, что я превзошла все его ожидания, уже после того, как тот оставил меня в покое и решил больше не вспоминать… Что он не смог бы делать лучше, чем я, разбивая свою собственную жизнь и уничтожая того, кого не желала, собственными руками за то, чего тот, в сущности, не совершал.
Я слышала в голосе брата столько искренней ненависти, что не могла не верить в происходящее. Он продолжал сдерживать меня и говорить так, чтобы я понимала каждое слово. Дальнейшее же не составит труда представить любому. На той злосчастной поляне, где только что на меня вывалили всю истину, я возжелала убить своего брата. Ярость и болезненность полученных осознаний ослепили меня, и все закончилось битвой двух чудовищ. Но самым отвратительным был ее конец. Я не смогла его одолеть, он был намного сильнее. А он не стал меня убивать, как желал ранее. Он оставил меня, разбитую духовно и телесно, одну в темноте. Со своей жизнью, поступками и осознанием произошедшего по моей вине или его воле. Гилдарт исчез, давая мне понять, что более я его не интересую, и он сделал все, что хотел.

[SGN] [/SGN]

+1

11

http://s017.radikal.ru/i411/1506/2f/ff03700f8c6a.png

30 декабря 1264 года

Черновые заметки

Наблюдаемый: Полуэльф, 46 лет. В отличной физической форме.
Примечание: Первые две недели я не могла оценить его состояние как должно, меня не было рядом, а потому данные не точны.


Первая неделя:
1-3 день: Со слов наблюдаемого, рядом с которым я не присутствовала и не могу точно измерить данные, первые три дня прошли достаточно спокойно. Рану обработали должным образом, заражения (загноения) не произошло, она его не беспокоила больше должного и заживала достаточно хорошо. Наблюдаемый чувствовал себя бодро, говорил что была некая «эйфория» и душевный подъем.
4 день: Все изменилось. Ухудшилось настроение (обострилась агрессия, раздражительность?). Наблюдаемый ссылался на то, что обострилась работа органов чувств (только ли обоняние и слух?) и это его раздражало. Запахи стали резче, звуки громче.
К концу недели: Наблюдаемый снял повязку с раны. Рана зажила, оставив лишь красноватый след. Заметно повысилось способность организма к самовосстановлению. (Я ничего не могу сказать о глубине раны и как-либо соотнести скорость заживления. Полагаю, неплохо было бы поговорить с личным врачевателем, что обрабатывал ее. Но разумно ли это, учитывая то, что вопросы могут вызвать подозрения?) Все происходившее с ним натолкнуло на мысли о том, что происходит что-то необъяснимое и он начал подозревать что-то, искать ответы. (Повысилась ли тревожность?)

Вторая неделя:
К 10 дню: наблюдаемый заметил, что стал ловчее и у него возросла скорость реакции. Он пояснил, что никогда не отличался плохой реакцией, но даже для него это стало заметно. (насколько раньше это стало проявляться на самом деле неизвестно)
К концу второй недели: Он все еще обращает мое внимание на то, что стал более раздражительным и агрессивным. Полагаю, даже в сравнении с предыдущей неделей. Как момент показательный, рассказал о служанке, разбившей вазу. Если раньше он обходился словесным негодованием, то сейчас, - он отмечает, - готов был ее убить и чуть не сделал это «спустив с лестницы».
Наблюдаемый стал плохо спать. Его стали терзать ночные кошмары, я так полагаю, находящие отражение в подсознательных желаниях. Кровавые расправы, убийства… оргии. Я так понимаю о сексуальном желании он умолчал до этого момента или не счел достойным внимания. Акцентирует внимание на насилии и смертях, присутствующих в каждом сне.
К 12 дню: Наблюдаемый говорит, что именно с этого времени стал просыпаться по ночам. Отмечает то, что сбился его обычный режим дня. Спать предпочитает днем, а бодрствовать ночью. Я полагаю, что ночной режим более привычен Зверю и он постепенно добивается своего, влияя на психику. Ночью, со слов наблюдаемого, он чувствует себя то хорошо, то плохо. То он слишком активен, то чувствует «болезненное состояние» (слабость и разбитость, я так полагаю). Бросает то в жар, то в озноб.
Дни 13-14: Наблюдаемый говорит о том, что по ночам чувствует, как ему душно до невыносимого. По ночам просыпается и распахивает окна, стараясь облегчить состояние ночной прохладой, но не помогает. Отмечает, что возросла температура тела. Списывает на возможную простуду, но я в этом сомневаюсь.
К концу второй недели отмечает изменение и вкусовых предпочтений. Наблюдаемый отмечает, что предпочитает мясо более сочное и с кровью. Даже не прожаренное. Стал испытывать интерес к печени с кровью и подобным вещам, но на действительно свежее мясо или кровь еще не соблазнился, хоть и идет к тому.
Ночь 15: забегая вперед отмечу, что на кровь он соблазнился, попробовав мою. Не понравилось. Впрочем, не удивительно и будь это другая кровь, все могло бы сложиться иначе. Так же наблюдаемый отметил, что сексуальные потребности его тела так же доставляют ему неудобства тем, что возросли. Присутствует недвусмысленный интерес ко мне, который он подавляет. Желания эти провоцируют навязчивые сны, которые беспокоили его и в эту ночь. Этой ночью он не просыпался.

Третья неделя:
День 15: В этот день я встретилась с ним и предложила помощь.
Он сам не ведает, насколько изменился. При  нашей встрече я использовала уловку, подмешав своей крови в чернила и назначила встречу в храме. Как только он увидел меня, я постаралась скрыться, но он нашел меня, следуя по запаху и повинуясь инстинктам. Об этом он не упоминал в своей речи. Очевидно, он даже не замечает этого. Кроме того, я ощутила в нем себе подобного, но пока еще очень смутно. Более того, животные тоже на это реагируют. Нам удалось найти спокойного коня и обмануть его обоняние более резким запахом, после чего мы направились в мою обитель, в горы.
Во время путешествия и разговора я наблюдала, вероятнее всего, его в дурном расположении духа. Он много спорил и не желал принимать действительность, воспринимал меня очень плохо. Я думала, что не найду контакта. Наблюдения свои я продолжала. Отметила еще и то, что он не видит в темноте пока еще, так что строение глаз изменения еще не затронули. Так же, он не ощущал присутствие иллюзии на нашем пути, хотя я присутствие чар ощущаю чутко, пусть и не могу определить их природу.
Так же интересный момент случился с нами на подходе к дому, где мы встретили двух отбившихся от гнезда гулей. Чудовища, конечно, обнаглели до того, что забрались на мою территорию пока меня не было, но вот встретив нас у моего дома, проигнорировали меня, не став нападать сразу, как на существо превосходящее их силой, и проигнорировали Наблюдаемого тоже. Она напали на коня. Хотя, возможно, тот просто был добычей крупнее человека. Не знаю, что двигало их инстинктами. Возможно все надуманно и дело в том, что животное взбесилось и дернулось, спровоцировав нападение на себя. А, возможно, и догадки мои верны, да гули чувствовали опасность в нас двоих, так и не напав на второго оборотня, да и со мной связавшись исключительно потому что были зажаты в угол нашим присутствием.

Ночь 15, о которой я уже писала: Мы добрались до моего уединенного дома и разобрались с гулями. Усталость от пути или разыгравшаяся агрессия чудовища сделали наблюдаемого более раздражительным. Я почти потеряла веру в то, что мы сможем прийти к сотрудничеству и почти решилась на убийство, потому как его освобождение от меня и предоставленность самому себе могла обернуться опасностью для меня и моего помощника, при том не только в виду не лояльного чудовища, а еще и до обращения, потому как в землях этих он имеет власть. Наш разговор снова ни к чему не пришел, закончившись внезапным порывом не понятного до конца содержания. То ли он хотел поддаться желанию близости со мной, то ли еще что-то было в том. Но все закончилось интересом к моим ранам на спине и попытке впервые попробовать кровь, которая перебила обоняние и иные желания. И кровь ему действительно не пришлась по вкусу, отрезвив забывшееся под действием алкоголя и противостояния инстинктам сознание. Удивительным это мне не кажется, я так же не испытываю большой любви к крови проклятых. Но если бы это был Эрвин, то как знать что бы вышло. В целом, мне удалось отправить его спать. Он, похоже, сам испугался этим изменениям. И слава богу, что он наконец начал понимать.
Так же, он поведал мне о своих навязчивых желаниях и снах той ночью.

День 16: Это утро выдалось куда более продуктивным, чем весь вчерашний день. Оно показало, что надежда на хороший исход нашей ситуации существует и реальна. Он проснулся в совершенно ином расположении духа, что не может не обнадеживать. Все эти заметки о том, что с ним происходило с первого дня и по шестнадцатый, мне удалось сделать именно в тот день. Потом я продолжу.

[SGN] [/SGN]

+2

12

Ну что, пора бы рассказать тебе о Герхаре и том, что было дальше. Не знаю насколько это тебе интересно, но я, все же, напишу. Сказать по-честному, мне стало нехватать твоего присутствия, а вкупе с чувством вины и злобой к брату, это заставило меня считать, что Герхар может мне заменить тебя. Возможно ли было начать с чистого листа? Сейчас понимаю, что нет. Но в тот момент мне нужен был хоть какой-то выбор и место, где можно было спокойно все обдумать.

1264 год, лето.
Герхар

5-8 июня – Гилдарт добился своего. Он не стал меня убивать, хотя мог бы. Он хотел моей боли – он получил ее сполна. Как физически, так и морально я чувствовала себя разорванной в клочья. Меня снова спасала ненависть. Удивительно как мощно она движет сознанием и заставляет цепляться за ускользающую жизнь. «Я не могу умереть, я должна отомстить» - Вот в блеклых и умеренных красках то, что засело в моей голове после того, как я пришла в сознание после свары с братом. Мне хотелось только увидеть его смерть. Я понимала, что он сильнее меня, но единственное, что двигало мной – жажда его крови. Признаться, я и сейчас не могу простить ему его поступков, но тогда… тогда это было в миллионы раз острее. Он обидел и унизил меня, насмехаясь над искренними чувствами, над изменениями, что произошли за годы нашей разлуки… Тогда я была похожа на разъяренную змею, которая кусала всех подряд… сейчас же, это желание стало более осознанным. После же, эта обида приутихла, но осознание того, что он погубил две непричастные к нашим с ним делам жизни, что были дороги мне, не могут меня оставить сейчас, спустя больше половины года. Это заставляет идти дальше.
Итак, я собралась с силами и поняла, что мне нужно идти дальше. Что до моей цели, которую я преследовала до того, рукой подать… всего день пути. Новиград… Герхар… В седле было невыносимо, на мне не было живого места, но я, все таки, добралась.

8 июня. Сделка с Герхаром – Этот знакомый Ильгарда изначально лишь должен был утрясти несколько моих проблем и замести следы моего присутствия после того, как Ильгарда обнаружили и уничтожили чародеи севера. Но неожиданно Герхар стал чем-то большим. Я уже говорила о том, что кусалась и плевалась ядом куда ни попадя. Ужаленная пантера, отвергнутая в лучших чувствах женщина, униженная и брошенная сестра… Герхар принял меня и подлатал, накормил и привел в чувства. А после… После я сказала ему о том, кто убил Ильгарда. Это не было неправдой, отчасти все было так… Я назвала имя Гилдарта, ища в маге союза и желая увидеть голову брата отделенной от тела. О, сколько удовольствия бы мне это доставило! Но Герхар не желал этого знания. Зато он желал меня. И я согласилась работать с ним, в обмен на решение проблем с магами и моей связью с убитым ренегатом. Условия были очень пространными: время сотрудничества мы не установили, но и без того было ясно, что он хочет этого сотрудничества на неоправданно долгий срок.
Мной не руководил здравый рассудок. С другой стороны мне хотелось остановиться и восстановить силы, а так же оставить при себе все секреты мертвого чародея, память о котором не желала меня отпускать. Возможно ли было его заменить? Возможно, отчасти я искала в Герхаре этой замены. Но, как в последствии оказалось, маг не похож на мага, как человек на человека. Зато у Герхара были средства, связи и отличная библиотека. К последнему я еще вернусь в своем повествовании.

9 июня. Первые дни на новом месте – Мое появление во владениях чародея Герхара, - а это был целый форт! - вызвало ко мне пристальное и даже излишнее внимание со стороны его слуг. Признаться, в этом виновата и я сама. Сначала я явилась вся в крови и представляя из себя подранный шматок мяса и боли, а после решила не закутываться до пят, да гуляла по двору. Внимание было разнообразным, но не было в форте никого, кто был бы ко мне равнодушен. В основном в негативном восприятии, так уж повелось у людей. Я не могла позволить этому продолжаться и осложнять мою жизнь. Решением прошедшей первой ночи было убийство одной из слуг, которое было столь чудовищным и всколыхнувшим общественность, что про меня после всего забыли и даже больше. Герхар попросил меня найти преступника. Я указала на двух неугодных, которых потом растерзали свои же. Люди порой поразительны и жестоки. В любом случае, каждый в форте понял, что я Герхару важна, помогла разобраться с напастью, забившей юную неизвестную лопатой, и более обо мне у них судачить не было желания.

Лето. Жизнь в Новиграде – Я решила не вдаваться в подробности всего, что происходило за это лето так, как сделала это в истории с братом. По крайней мере, пока. В целом, это было спокойное время. Красоволосый маг показал ме свой дом, в коем меня всецело околдовала библиотека, и даже нашел место под мою собственную лабораторию. Последнее было просто божественно, потому как праздное существование невероятно угнетает. Довольно быстро мы с Герхаром сошлись не только в плане сотрудничества. Он был хорош… наверное да. С ним было спокойно, он понимал и разделял многие мои взгляды и знал кто я такая, не испытывая желания взяться за вилы. Кроме того Герхар обладал, как оказалось, достаточным влиянием, чтобы меня оставили в покое и вне его владения. Так же мне стоит рассказать о том, чем занимался этот мужчина делами темными и опасными, помощь в которых по нашей договоренности должна была ему оказывать я. При этом же достопочтенный милсдарь «красная борода» умудрялся внешне вести жизнь вполне тихую и достойную чародея, к которому высшие северные маги проявляли не очень много внимания.
Я просто обязана сказать о том, что Герхар был крайне любезен и позволил мне обзавестись собственным делом в городе, а значит еще более занять свой ум и крепче обосноваться там, где он желал меня видеть – под рукой, чтобы призвать меня для своих дел когда это было необходимо. Лавку в Новиграде я завела к концу июня. Ровнехонько приближаясь к сроку, к которому маг должен был утрясти дела с документами и имуществом, что могли вывести на меня ищущих сообщника ренегата чародеев иных. Признаюсь, ход этот был прекрасным, потому как задержалась в Новиграде я гораздо дольше, чем планировала, чему способствовала и моя занятость в лавке и библиотека моего нового хозяина. Именно там, именно в ней, копаясь в редких фолиантах и недоступных многим людям знаниях, ко мне начали приходить и другие мысли. Возможно, мне стоило попытаться найти в этих знаниях способ исправить свои ошибки? Могла ли магия вернуть утраченную жизнь, что для этого нужно сделать, каковы будут последствия? Вопросов было море, но ответа я так и не нашла.

Август – А еще я обязана упомянуть, что вместе с Герхаром я побывала в достаточно интересных ситуациях и местах. Встречалась лицом к лицу с Дийкстрой, главой реданской разведки, который оставит у меня двоякие впечатления. Видела трубадура Лютика на приеме у короля Демавенда, куда я попала в качестве сопровождения приглашенного туда мага. На том приеме в королевством дворце короля Аэдирна (а я вообще по сути своей имела очень мало шансов попасть хоть когда-то в подобные места, да и желания было к тому не много, право слово) было очень много знаменитых людей. Удивительным образом я повстречала там свою сестру Мирианну. Совсем мельком, больше мне о ней рассказывал Герхар, нежели я лицезрела ее. Кроме того, Мирианна оказалась в компании моего брата, с которым судьба столкнула меня еще раз. Это был шанс отомстить ему… но все тогда шло наперекосяк. На короля было совершено покушение, во дворец ворвались вооруженные люди, маги вмиг оказались бессильны… а мы с братом своим волколачьим присутствием отвлекли нападавших пока сильнейшие чародеи бежали со своего сборища, устроенного под шумок. Я жалею, что не могу рассказать об этом лично. После, когда маги смогли чародействовать, нас с Гилдартом буквально растащили по углам «наши» маги. Ух как я жалела о своем решении не разрывать Герхара на части тогда, когда он был бессилен!!! Сложно представить. Откровения брата относительно моего умения принимать дурные решения остановили меня от возможности скинуть бремя нашего с алобородым магом договора… но я не стала принимать поспешное решение, наученная горьким опытом и безвозвратностью человеческой жизни.

Конец лета. Марибор – Конец моей истории с братом положил конец и нашим отношениям с Герхаром. Я начала все больше думать о возможности что-то исправить, буквально таки загорелась идеей. У меня на руках уже были все необходимые бумаги и с Герхаром меня в плане заинтересованности почти ничего не связывало, я оставалась подле него по собственному желанию, которое плавно подходило к тому, чтобы себя исчерпать. Это случилось в Мариборе, куда Герхар отправился снова в моей компании. Отправился, дабы встретиться с моей знакомой суккубицей, содержавшей там бордель и собирающую коллекцию зеркал. К ней у него тоже был какой-то деловой интерес. После мы повздорили, и я покинула его. Вероятно, в качестве научения маг решил оставить меня в Мариборе без денег и с перспективой проделать огромный путь на своих…четырех лапах. Я же, поняв что за мной не вернутся, решилась наконец сделать крюк до Бругге.
Именно так заканчивается наша с Герхаром сделка. Больше мы не увиделись.
По крайней мере, тем летом.

[SGN] [/SGN]

+1

13

Вот я и подошла к тому моменту, когда начинала все это писать. Ты знаешь что было после твоей смерти, пусть и невероятно коротко, и знаешь, что я бы предпочла обсудить подобное лично. К Герхару я не вернулась, задумавшись о том, что у меня есть свои интересы и не найдя в нем искомого. Я еще вернусь к событиям лета, потому что вне моего внимания остался мальчик Эрвин, которого я подобрала тем летом в Новиграде. Возможно, именно благодаря ему ты сможешь это прочесть. Возможно, его глазами. Но сначала стоит рассказать о поездке в Бругге, в твою старую обитель. Я наконец-то до нее дозрела, решив встретиться с болезненным прошлым.

1264 год,
конец августа-начало сентября.

Бругге

28 августа, сразу после событий в Мариборе – В принятии окончательного решения относительно Герхара мне помогла встреченная вампирша назвавшаяся именем Адоребель Сельда. Разговор с ней толкнул меня к тому, чтобы перестать бежать от своих воспоминаний и переживаний прошлого, встретившись с ними лицом к лицу. Мы говорили недолго, но кроме жизни ребенка, которого она вырвала из моих когтей и хотела спасти, мы затронули тему памяти. Относительно жизни и смерти мы с ней друг друга не поняли и не поймем, наверняка, никогда, но эта беседа была интересной. Возможно, мне был просто необходим подобный разговор, которого Герхар вести никогда не хотел. Возможно, чародей даже понимал к чему этот разговор приведет и не хотел расставаться с ручным волколаком, который был ему нужен. Но именно тогда я окончательно поняла, что невозможно просто забыть, и что появиться в старом доме, который помнил все, чего я избегала, давно пора. Поэтому мой путь лежал вовсе не обратно к спокойной жизни в Новиград, где я успела обжиться и завести свое дело, а дальше в Темерию, в Бругге. Почему? Было совсем недалеко и я решила, что это будет правильным. Я достаточно оправилась для того, чтобы появиться в этом наполненном воспоминаниями месте, связывающим меня с хорошими, но грустными воспоминаниями. Сельда же пошла своей дорогой, зачем-то унося с собой спасенное человеческое дитя, судьба которого меня не волновала.

Конец августа - начало сентября – Из леса под Марибором я отправилась в Бругге, где я провела довольно большую часть последних десяти лет. Путешествие было достаточно спокойным, без происшествий и внезапных неприятностей. В нужном городе же я нашла искомый дом, мрачноватый, но просторный. Дом хранил множество секретов. Именно с этого места началось наше общение, пусть и не совсем гладко. Здесь я ненавидела, думала о мести и, пожалуй любила. По своему. Именно потому, что стараясь добиться расположения своего врага я поверила в те эмоции и чувства, что пыталась ему внушить, я заигралась. Мне было интересно с ним и это не было ложью, но позволить это симпатии прорости дальше я позволила собственноручно, хотя прекрасно понимала, что не должна была этого делать. Тогда я считала, что хозяин этого дома мой враг и я обязана ему отомстить за смерть своего ребенка. Сейчас же, вернувшись в этот дом после совершенной мести, я знала, что все это было не так. Еще более на меня давила та безысходность нашей ситуации, потому что я понимала, что не поверила бы ему, начни он оправдывать себя. Знал ли он об этом? Успел ли понять? Может быть, именно поэтому мы никогда не заводили об этом разговора. Такое глупое чувство сожаления и неизбежности охватило меня, что я еще долго приходила в себя. Старые вещи, знакомые запахи, обстановка, напоминающая о прошлом. Сидя и размышляя о том, что мне действительно грустно до тошноты, я наконец окончательно утвердилась с мыслью что необходимо что-то с этим делать. Но что? Как я собиралась поступить? Я хотела попробовать все исправить. И если с сыном, который оказался жив, мне было ловить нечего из-за огромного куска упущенного времени, то почему бы не попробовать что-либо изменить для человека, который пострадал куда больше? Наверное, это глупое размышление, но мне тогда некуда было идти и не было куда стремиться, а без подобного жизнь кажется весьма бесполезной. Идея воспользоваться тайными знаниями в области некромантии и найти способ вернуть к жизни того, кто мертв, была достаточно амбициозной, беспрецедентной и недостижимой, чтобы потратить на нее десяток, и может не один, лет. Оставшаяся в доме библиотека и результаты исследований в области запретной магии, должны были стать подспорьем. Была лишь одна проблема… оборотням недоступна магия, а, значит, мне нужен был чародей. При том чародей лояльный, который мог есть с рук и которым можно было бы управлять.

5 сентября. Фисштех и непредвиденные обстоятельства – Из ностальгии, которая не давала мне даже толком убраться в новообретенном при помощи Герхара жилище, меня вырвали внезапно. Я не успела толком разобраться в доме, как на его тайны нашлись желающие покуситься. Странно сейчас говорить, что это было к лучшему, но, наверное, так и было. В конце концов, эта история побудила меня хоть что-то делать, а не растекаться унынием по стенам. Хотя все случившееся, было делом скверным. Вся эта драма началась с обычного взлома, когда я застала пришельца на месте преступления. Церемониться долго я с ним не стала, он был один. Занятным было то, что домушник оказался чародеем, но вопреки моему представлению, он смог меня остановить своей магией и даже выжить тогда, когда я собиралась его убить. Видишь ли, знакомство с тобой и долгие годы жития бок о бок привели меня к мысли что лучший из чародеев – мертвый чародей, которого ты успела убить пока он ничего не понял. Такие маги не опасны. Однако этому посчастливилось свою жизнь сохранить благодаря ветхому жилищу, чей пол нашего противостояния не выдержал и обвалился, дав непрошенному гостю время, дабы меня обмануть и сковать чарами. Он не убил меня, что было глупым. Он оказался еще и наркоманом, который пробрался в святая святых, к амулетам, книгам, в лабораторию… и нюхал там свой порошок прямо со стола. Раздражающее невежество не прибавляло приятцы, как и то, что он облазил полки, спокойно перебирал книги, а я просто не могла его остановить, вынужденная скалиться стоять и смотреть. Надо думать, к взаимопониманию мы не пришли. Угрозы Капитулом и его поведение привели только к тому, что он разбил один из артефактов, выпустив оттуда то, что туда было упрятано неизвестно когда. Это нечто, с чем я еще не сталкивалось, воспользовалось нашими воспоминаниями, и в конце концов лишило непрошенного гостя его силы. Моя попытка спасти чародея, единственного пригодного для борьбы со зловещим Нечто в моем доме, обошлась ранениями и мне. А после того как тварь насытилась и ушла, так и не будучи побежденной, мы с магом остались один на один, но уже без сил к дальнейшему продолжению борьбы. Именно тогда я узнала, что этого наркомана зовут Кенхельм, что он в Бругге проездом и позарился магические артефакты в доме с дурной славой. Говорил, что его кто-то нанял, но втянул во что-то гораздо более сложное, чем было изложено условиями их сделки, поскольку ни меня там видеть не ожидали, но про некромантию и то, чем хозяин дома занимался сказано Кенхельму не было. Мы с ним договорились, что он приведет меня к тому неизвестному, но, увы, на месте все оказалось куда сложнее. В деле были замешаны еще какие-то ренегаты, вероятно охотившиеся за оставшимися в доме знаниями. Их удалось спугнуть ненадолго и отвлечь, выгадав время, дабы спрятать все в зачарованный тайник. И уехать прочь. Что сталось с Кенхельмом я знать не могу и не желаю, хотя у меня были мысли использовать его в своих планах. Я же пожелала скрыться, понимая что без меня к книгам никто не попадет. Слишком много здесь было магии, да и больше чем с одним чародеем связываться было слишком опасно.

Начало сентября. Вновь к Новиграду. – Именно тогда, убегая из Бругге, мне показалось, что магии с меня достаточно. Именно тогда я вспомнила о том, втором убежище в Нильфгаарде. Видимо, мне самое место было там. За мной мог охотиться Капитул, какие-то ренегаты, я расстроила Герхара, исчезнув и уйдя от сделки… Я могла бы вернуться. Возможно, алобородый на это и рассчитывал, и я даже подумывала об этом, но когда я осталась одна в дороге до Новиграда, у меня было много времени подумаь и все решить. И я решила не возвращаться, а забрать из Новиграда Эрвина, отплыть с ним в Нильфгаард и использовать твои знания, чтобы найти способ исправить то, что я хотела исправить.
[SGN] [/SGN]

+1

14

Я уже много раз упоминала имя Эрвин и, полагаю, пришло время коснуться этой темы. Возможно, я использую его как сосуд и новое тело, поэтому считаю, что о нем тебе стоит знать все. Возможно, этого не случится, но вероятность того мала. Эрвин был удачным стечением обстоятельств, ворвавшихся в мою жизнь и удачно присутствовавших в ней. Пожалуй, именно к осени я стала иметь на этого мальчика планы и воспринимать его как-то иначе, стараясь выстраивать отношения. Виной тому были мои личные планы на него, а виной планам был его доверчивый характер, который я не могла не попытаться использовать. Он был идеален и проглатывал все, что я ему говорю, не задумываясь о последствиях. Глупость всегда ведет к смерти, а спасение утопающих – дело самих утопающих.

1264 год.
Эрвин.
Тот, о ком тебе стоит знать

Середина лета. Первая встреча. – Это случилось тогда, когда Герхар решил занять меня новым делом в виде собственной лавки. Вернее, осесть в Новиграде решила я, попросила у мага в долг и занялась хоть чем-нибудь, кроме того, чтобы сидеть у него на шее. Я нашла помещение и спешно искала работника, который мне поможет и будет собирать заказы и продавать зелья, присутствуя каждый день на рабочем месте. Вывешивая объявление, я и не думала, что так сложно будет найти в огромном городе человека, что умеет читать, считать и писать… Но вдруг ко мне пришел довольно прилипчивый юнец. Еще утром я встречала этого паренька за городом и он искал в моем лице спасения и вот, мы встретились снова. Он казался мне глуповатым и каким-то назойливым, однако читать, считать и писать умел. Это было удивительным, он действительно нуждался в помощи и готов был на что угодно, как бы подозрительно это ни было. За неимением иной кандидатуры я все-таки наняла его на работу, дав кров, стол и карманные расходы. Он был совершенно без понятия о том сколько могут стоить его знания на самом деле, а я была рада удачной сделке и найденному в грязи самородку, который был готов учиться и работать. Разве что, стоило поправить немного его кривые руки.

Что я узнала об Эрвине и то, что должен знать ты. – За время нашего общения в Новиграде раскусить довольно бесхитростного простачка было делом элементарным. За пару недель я, казалось, знала о нем все. Откуда он, как попал сюда, кто таков… Скрывать от меня правду Эрвину не было никакого смысла, да и я всегда знала чем обосновать те или иные вопросы. Порой же мальчик рассказывал о себе сам. Он был живой и доверчивый и именно эта доверчивость была его главным недостатком, но и главным достоинством в моих глазах. Он был ведом, его можно было обмануть, его мысли были как на ладони, он был в меру труслив, не в меру беспомощен, от него невозможно было ждать удара в спину и он не умел врать. А главное – видел во мне спасителя и слушался во всем. Я бы с удовольствием посетила тот дом, где он рос, и набрала бы таких еще. Родом паренек оказался из Ковира. Он родился в семье не бедной, но не знатной. Он из семьи купцов (поэтому обучен всему, что мне было необходимо). Носил фамилию Сарканид, коей можно воспользоваться. Эрвин единственный сын и наследник. Подумай об этом, этим можно воспользоваться. Наследник, очевидно не знавший больших бед и сохранивший открытый взгляд на мир. Почему бы мальчику не вернуться в отчий дом повзрослевшим и поумневшим? Я узнала о том, почему он оказался так далеко от дома и не ищут ли его родные. Как оказалось, этот юнец сбежал от хорошей жизни и устроенной ему родителями судьбы с невестой по статусу. Не нравилось ему, оказывается, когда все за него решают, и он решил за себя сам, собрав ценностей и умотав. Представляешь? А там связался с ушлой и нечистой на руку компанией, которую еще долго называл друзьями. Они обобрали нашего горе-героя до нитки, когда поняли, что он неспособен быть таким же, как и они, увели коня и бросили где-то под Новиградом без всего. Вот там в лесу он и наткнулся в первый раз на меня. Ищут ли его? Наверное, ищут. Но в Новиграде так и не нашли. А в Нильфгаарде не ищут и подавно. Эрвин пропал и можно считать, что сирота. Словом, мне улыбнулась судьба и я воспользовалась шансом, потому что Эрвином не была. Пожалуй, то что нужно ты додумаешь сам. Чего-то сверхъестественного в этом мальчишке шестнадцати лет искать не стоит.

18 сентября. Когда я вернулась из Бругге. – После долгого отсутствия почти в месяц, Эрвин был не только рад меня видеть, но и каким-то образом поддерживал пристойный порядок в лавке, а так же старался вести дела. У него были проблемы, разумеется. Я, ведь, пропала внезапно. Именно они очень быстро обнаружили себя под ликом недовольного покупателя, ворвавшегося в дверь едва я успела оказаться на месте. Не знаю была ли действительно в том вина мальчика, но поведение неизвестного было довольно хамским и тут уже я не пожелала объясняться и идти на лишние реверансы. Этот неизвестный, к тому же хорошо подходил под предлог скрыться, потому как угрожал и это видело полулицы. Я решила использовать случай как возможное объяснение с Герхаром на будущее, а потом просто собралась и уехала, забрав с собой и Эрвина. Естественно, не пожелай он уехать, я бы не взяла его с собой и мы расстались бы в Новиграде. Однако, возможно он бы уже не был жив.

18 сентября. Отплытие в Нильфгаард. – Новиград большой портовый город и найти корабль, который идет туда, куда нужно, мне удалось. Получилось и собраться без лишнего шума, найти деньги и погрузиться на борт. Как я уже говорила, мы плыли к Нильфгаарду, в Метинну. Неожиданным моментом оказалось то, что тот недовольный клиент из лавки, наемничьего вида, оказался тоже на этом самом корабле. Было ли это стечением обстоятельств. Он не отрицал и не подтверждал. Вновь попытавшись стрясти с меня денег он остался несолоно хлебавшим. Наверное, стоит упомянуть, что назвался он Вильхемом и тоже был оборотнем. Я встретила его третий раз еще и в Метинне, но об этом потом. Тогда же на корабле он был для меня только очередным недоразумением, что посмело мне угрожать и чего-то требовать. Я лишь утвердилась в том, что сделаю этого волколака причиной своего бегства при случае, когда нужно будет объясняться с Герхаром.
В целом, плавание прошло достаточно спокойно. У Эрвина обнаружилась морская болезнь. Вильхем особенно не докучал, потому что доехать до места были заинтересованы все. Я сошла в Метинне, он отправился дальше.

1264 год, осень
Метинна.

13 октября. Прибытие в Метинну. – К середине октября мы добрались до нужного места – портового городка в Метинне, откуда нам надлежало отправиться в долгий путь до финальной точки нашего путешествия – нужного нам убежища. Тот оборотень, что был назойлив в Новиграде и отправился вместе с нами, тоже сошел на берег, но пути наши разминулись. По крайней мере, мы с мальчиком его больше не видели и не интересовались куда он собирается. Наемничья жизнь она неопределенная, как ветер, который дует сегодня в одну сторону, а завтра будет дуть в другую. Другое дело мы. У нас был уже предопределенный маршрут, которому необходимо было следовать. И даже несмотря на всю эту определенность, даже с таким у нас образовались закономерные проблемы. Мы сразу покинули город, - я на этом настояла, а мальчик не переставал удивлять своими капризами и беспечностью, желая остаться в городе южан, которые воюют с севером, - чтобы не привлекать внимания.  Порой я ему поражаюсь, однако выбрала его сама. Иногда я устаю себе об этом напомнать. А после всего,в лесу, нам вместе пришлось обдумать план дальнейших действий.

13 октября. Тайное и явное. – Самой большой сложностью для нас была моя тайна. Я, признаться, не привыкла думать о таком, потому что моим спутникам либо была известна моя сущность, либо я путешествовала одна. А тут внезапно Эрвин оказался нужен мне рядом и живым, но, в то же время, мне не представлялось дальше путешествие без коней, но вместе с ним. В любом случае, появились бы вопросы. И тогда я пришла к выводу, что время пришло. Я раскрыла перед ним истину. Нам необходимо было это знание. Его реакция на то, кем я являюсь на самом деле, тоже послужила показателем его нрава. Слишком шатким было его положение. Я понимала, что парнишка зажат и вряд ли куда-то денется, но я могла и избавиться от него, если бы сочла опасным для себя, особенно с доверенным ему секретом. А Эрвин? Да, Эрвин был недалек и во многом бесполезен, но все же смог принять меня такой, какая я есть.Естественно, он воспринял это не легко. Поначалу испугался но потом… Потом привык. В конце концов, добрую службу мне в этом сыграли уже налаженные между нами отношения. Я старалась быть ему другом и добиться еще большего расположения. Мне даже не пришлось прибегать к тому аргументу, что он оказался в безвыходном положении. Эрвин мне доверял. Он доверял слепо и, как я уже говорила, именно поэтому я взяла его с собой, чтобы потом правильно распорядиться этим доверием.

Конец октября. Убежище – Наши приключения в пути тебя вряд ли заинтересуют. В конце концов, они не относятся к делу почти никак. Скажу только, что все-таки мы добрались до того дома в горах, надежно скрытого от чужих глаз. И вот, наконец, мы были в нужном месте в нужное время. В пути мы провели много времени, шли лесами и старались никому на глаза не попадаться. И к ноябрю оказались там, где были должны оказаться. В горах Тир Тохаир, на самом западе Анконы. Жизнь мальчика изменилась, но мы как-то с этим справились. Я не отказалась от своих планов, а решила с ними повременить пока все не уляжется. Алхимией я его заинтересовала, времени у нас было много, своей первостепенной задачей я поставила нужду разобратсья в тех знаниях, что покоились в твоем здешнем убежище, хотя бы поверхностно. Мне не хотелось двигаться в ненужном направлении, а потому я желала определиться с тем, как использовать мальца и какие возможны последствия.

[SGN] [/SGN]

+2

15

http://s008.radikal.ru/i305/1610/d3/13405399b24e.jpg

30 декабря 1264 года

Здесь хорошо и тихо. Жить здесь, вдали от людей, мне доставляет довольно много удовольствия.
Я помню, это место было просто идеальным для тебя и твоей работы. Когда-то здесь уже жил чародей, а до того что-то копали местные, пытаясь выйти на золотую жилу, но ошиблись и прокопали не туда, да и нашли не то: подземное озеро, пусть и уникальное, но ценности для них не представляющее. Однако, представляющее ценность для магии, а позже и для тебя. Мертвая вода и жила Силы неподалеку это крайне удачное стечение обстоятельств. Лагерь свернули и перенесли в другое место, где деятельность принесла куда больший успех. Позже на месте брошенного лагеря обосновался чародей, сделал это место своим домом, но было это очень-очень давно. А потом чародей почил с миром. Таких сменилось в этом месте несколько, а позже его и вовсе забросили, пока не появился ты. Один мой именитый знакомец из местных заставил вспомнить всю эту историю и, полагаю, я все таки расскажу ему в чем дело, когда придет время. Даже покажу. Почему нет? Так, ведь, будет понятнее. О, Ильгард, он исключительно дотошен и надоедлив! Удивительно, что графу приходится рассказывать о его собственных владениях, и… нет, тому самому Крайху он не сын, хотя есть в нем что-то неуловимо общее с тем графом, которого мы знали. Жаль, конечно, что знакомого мне графа больше нет, но приходится работать с чем есть. Я нашла чем обеспечить себе его лояльность и, кажется, это работает. Правда, он забрал у меня Эрвина в качестве гарантий, и увез к себе. Однако, отчасти я вздохнула свободнее, понимая, что в грядущем полнолунии и рождении нового Зверя, Эрвину лучше будет за стенами, подальше отсюда и от опасности. Этот нильфгаардец… он просто не догадывался как сыграл мне на руку, решив за меня вопрос безопасности моего подмастерья, жизнь которого очень драгоценна. Я думала попросить его об этом, но он избавил меня от этой необходимости.

[SGN] [/SGN]

+1

16

http://s019.radikal.ru/i633/1610/87/be235bb7feb5.jpg

6 января 1265 года

Начался новый год.
Ты знаешь, я вновь изрядно задумалась и попыталась про себя хоть что-нибудь понять.
Не знаю, количество ли это выпитого вина или все-таки мысли собственные.
Я устала. Я всю жизнь гналась за свободой и получила ее. И что? Эта долгожданная свобода… она ничего не принесла. Желанная месть не доставила радости. Только разочарование. Мне не к чему стремиться. Я ничего не хочу. Смерть меня не пугает, и я бы сказала, что это состояние опасное и неестественное, если бы не хотела освободиться от него. Я давно устала бегать из угла в угол, от деревни к деревне, бессмысленно и нелепо. И я к этому вновь пришла. Пьяный угар, несбыточные планы… Я ощущаю вину за свой неверный выбор, вновь лишивший меня дома и общества, в котором можно было быть собой и ничего не стесняться. Конечно, когда я многого не знала и не могла оставить в живых убийцу сына, я поступила так, как было должно, но мне не дает покоя понимание, что эта неразрешимая ошибка была все-таки решаема.

7 января 1265 года

Когда рядом не стало Эрвина это место начало напоминать могильник, обернувшись чем-то таким же безжизненным и холодным. Порывы холодного ветра за окном, зима, одиночество. Я боюсь этого состояния. Эрвин меня хоть сколько-нибудь отвлекал. Не люблю оставаться сама с собой, это весьма неприятно из-за всевозможных мыслей, что лезут в голову. Кроме того, каждая вещь в проклятом доме напоминает о прошлом и о тебе. Я никогда не думала, что будет так тяжело. Груз вины, бессилие что-либо сделать и исправить, моя собственная память о прошлом, в котором все было не так уж и плохо, пусть и не задалось изначально. Сколько лет нам потребовалось чтобы притереться друг к другу. Сколько сил мне потребовалось, чтобы сделать то, что было сделать необходимо по моему разумению, но не хотелось. Не важно. Важно то, что к тому настоящему, которое мне так легко оказалось разрушить, мы шли неимоверно долго. И оно было очень хрупким. Я вижу и понимаю, что несмотря на мои смешные и жалкие усилия хоть что-нибудь подправить, даже если мне удастся совершить задуманное, все уже все равно не будет как прежде и то, что потеряно, уже не собрать заново по кусочкам. Я верю, что ты придумаешь что со мной сделать, если это не сделаю я сама. Я сомневаюсь в себе, пусть и задалась целью все поправить. В любом случае, то, что я делаю с собой сейчас, приведет меня к тому концу, который совершенно логичен. Физически ли, личностно ли… я чувствую, что рано или поздно меня не станет. Я хочу забыться и вспомнить как оно было… утопать в провалах памяти, переставать быть собой и все контролировать. Получается пока не очень, но когда-нибудь… Как я уже говорила, либо я сама себя уничтожу, либо, если мне удастся помочь тебе раньше, то это сделаешь ты.
Мне кажется, что я начинаю сходить с ума.
Ожидание и одиночество меня к тому ведут. А, может быть, это крепкий алкоголь.
По крайней мере, завтра должен вернуться наш граф за своим зельем и хоть как-то разнообразить мне жизнь. Весьма скромная компенсация за все. Я начинаю сомневаться правильно ли поступила, не согласившись остаться в его поместье на виду. Впрочем, пустое. Что сделано, то сделано.

[SGN] [/SGN]

+1

17

Оказавшись на нужном месте, окончательно утвердившись со своими планами на ближайшие годы жизни, я приступила к их исполнению. Эрвин помогал мне дома, изредка изучая алхимию, пока я разбирала книги, что остались в нашем убежище. Чем больше я думала о своих потерях, тем больше мне хотелось свести счеты с единственным, кто был виноват в них, кроме самой меня. Гилдарт, брат. Он оставил меня жить с осознанием своей вины, потерь и всего того, что на меня свалилось еще. Думаю, что если бы я не нашла в себе сил идти хоть куда-нибудь, меня бы это разбило на части. А так… так я ощущала, что могу еще что-то сделать и мне нужно куда-то двигаться. Это давало цель, надежду и смысл дальнейшим дням. Хорошо, что я их нашла.

1264 год, зима.
Метинна, убежище в Анконе.

Первая половина ноября. Инстинкты и разум – Я думала о том, как же дать отпор брату. Наша последняя ссора с Гилдартом показала мне, что просто так его не одолеть. Он вел другой образ жизни, не сопротивлялся своему нутру и не пытался загнать его в человеческие рамки, подчинив то разуму, как я. Выходом казалось воззвание к истинной темной сути того существа, которым я стала уже много лет назад, и которую старалась приструнить все это время, затолкав внутри себя очень глубоко. Разумность, как мне показалось, существенно ограничивает заложенные природой в животной сущности волколака возможности. Я этого не замечала, пока не столкнулась лицом к лицу с представителем своего вида. Именно в той драке я осознала как губителен тот образ жизни, что я вела, боясь растревожить инстинкты. И тогда я пришла к тому, к чему пришла. К намерению пробудить в себе то, от чего я отказалась в угоду разумности, от которой, в сущности, не получила ничего. Все мои устои, вся моя вера в единственный лучший выход в сохранении рассудка и преобладании его над импульсивным и эмоциональным началом… Все оказалось бессмысленным. Правдой и панацеей не оказалось ни то, ни другое. И тогда, отказавшись от прошлых ценностей, я начала убивать. В Анконе же я продолжила это делать, стараясь кровью выманить давно забитое начало наружу. Увы, до смешного безуспешно. Все, чего я добилась, это лишь хладнокровные осмысленные расправы, все так же контролируемые рассудком. Зверь давно привык сидеть на цепи силы воли и образа жизни. Это было совсем не то, что мне было нужно, но останавливаться я не собиралась.

Вторая половина ноября. Неведомый враг – Лес между людскими поселениями и моим убежищем постепенно стал преградой для местных жителей. Люди из близлежащих селений пропадали, тела находили или не находили. Это ограждало нашу с Эрвином жизнь от чужого присутствия и вполне удовлетворяло мои эксперименты над собой, вместе с соображениями о безопасности. Так продолжалось какое-то время, но постепенно обстановка накалялась. В конце концов, люди не могут иначе и всегда сначала стараются уничтожить то, что начинает их беспокоить. Это "нечто" их уничтожало. Все было предсказуемо. Я сама создала эту проблему, это было ясно, но страх все еще управлял ими и давал мне нужное преимущество, позволяющее думать о том, что бояться люди будут больше. Еще одна истина: не сумев расправиться с угрозой, люди держались от нее подальше и щедро сдабривали все небылицами, проклятиями, неведомыми силами. Такой сказкой вскоре стал и мой лес. Это произошло очень скоро, тогда, когда оттуда не вернулось три десятка устроивших облаву на хищника человек. Или больше.

2 декабря. Рождение зловещих поверий и неожиданная встреча со старым знакомым – Я помню этот день. Второй день зимы. Я возвращалась с охоты домой и снова встретила того, о ком уже и забыла думать. Более того, вероятность встретить именно в Метиннских горах волколака, с которым я отплывала из Новиграда, была невообразимо мала. И, все таки, это на самом деле был тот самый Вильхем. Одноглазый странный волк, с которым мы повздорили и который пытался стребовать с меня денег. Что же на этот раз? Он пришел не за долгом. Был ли он в этих местах случайно или преследовал иную цель - так и осталось для меня тайной, ибо именно в этот момент в лесу появились люди, решившие положить конец бесчинству опасности, исходящей из него. Я могла бы упустить возможность удачно использовать эти обстоятельства, но не стала. Мне необходим был страх, что защитит мою жизнь от присутствия людей. У меня появился неожиданный и негаданный союзник на этом поприще, что тоже наверняка захотел бы жить, сложись все скверно. И игра с людьми, затеваемая в ночи, пьянила азартом без труда. Судьба людей, вышедших на охоту и не оценивших опасность должным образом, в эту ночь сложилась скверно. Никто из них не вернулся домой. Что до Вильхема? Мы разошлись и больше друг о друге не вспоминали. Он обвинял меня в своих ошибках и моей природе, отрицая природу свою собственную, но я лишь показала ему, что он заблуждается во всем. Чужой рушащийся под неоспоримыми доводами реальности внутренний мир – совсем не моя забота и у меня не было желания кому-либо что-то объяснять.

Середина декабря. У страха глаза велики – После той ночи насилия и смертей, приключившейся в начале месяца, лес действительно стали обходить стороной. Я иногда бывала средь людей и слышала вкрадчивые шепотки, а порой и всхлипывания какой-нибудь бабы, чей мужик остался там, в лесу. Я плохо понимаю нильфгаардский, но здесь не много нужно было понимать. Простой люд был охвачен страхом и это было видно. Возможно, я перестаралась, но глупо было не предвидеть следующие возможные развязки. Кметы побежали бить челом своему хозяину. Искать управу на то, чего сами толком не понимали. И их хозяин откликнулся на зов, вскоре явившись в свои земли, до того явно простаивавшие без его пристального внимания. Сейдомар аэп Роэльс – это имя я услышала впервые, задумавшись о том, что стало с прежним хозяином Анконы. Я видела его издали – обычный человек, внешне с признаками близкого родства с эльфами, излишне гордый и возвышенный над простым людом, – что для эльфа неудивительно, – которым владел. Я наблюдала за ним из толпы, изучая врага в лицо. Я спрашивала людей и слушала чужие разговоры. И то, что я слышала, характеризовало его как самонадеянного глупца, что лучше всех знает, будто не чудовище завелось в его лесах, а бешеное зверье, которое паника людская разукрасила более, чем следует. Интересная черта характера. Очень бесполезная. Его люди весьма насторожено относились к новому господину. Я позже поняла кто это. И узнала, что графа Крайха он посадил на кол. Сын той эльфки-графини, рожденный в предыдущем браке, которого граф, желая расположить жену к себе, признал наследником собственных земель. Интересные сюрпризы порой преподносит жизнь. На месте покойного графа я бы отравила мальчишку, что так злобно на меня смотрел, а не давала бы ему повод для убийства в руки.

16 декабря. Не на жизнь, а на смерть – Полнолуние приходилось на тот день, когда было рождено мое человеческое тело. И этот азарт, жестокость, жажда убивать, заложенная в крови полной луной... В эту ночь я была не человеком, близким к своей темной сути более, чем обычно. Ожидание затянулось. Глупое ожидание неизвестности нервировало меня и досаждало, поэтому запершихся в поместье аристократов я решила подразнить новым убийством, теперь уже днем, прямо около их дома. И довольно скоро я встретилась с новым графом Анконы лицом к лицу. Вооружившись отрядом конников он ответил на мое кровавое и брошенное перед воротами приглашение в лес. С Сейдомаром аэп Роэльсом у нас не было никаких соглашений. В моих планах ему была предназначена смерть. Возможно даже, слегка героическая смерть, в противостоянии чудовищу, в которое он не верил и которое держало в страхе людей. Я не была привередлива в декорациях, мне важен был лишь результат. Однако, несмотря на его глупое решение взять коней в лес, нужного результата я не достигла. Я разбила и уничтожила группу по одному, но когда нашла самого графа было уже поздно. Он смог дать мне отпор и ранить меня мечом, а подоспевшие в ночи люди, к которым уцелевшие лошади принесли изувеченные тела, заставили задуматься и повременить. Это было странное чувство. Животного страха? Самосохранения? Факелы, люди, боль и кровь... Я оставила его в живых. Я корила себя за трусость, инстинкт от волчьей части существа. Мне удалось скрыться от преследований, но как бы я не испугала людей в сущности провалившейся затеей моего уничтожения и мертвецами, мое бегство дало надежду и веру в свои силы. Мне так показалось. Но я обязательно должна была вернуться, залечив раны. Время моего отсутствия мне было необходимо, чтобы обдумать что делать дальше.

Вторая половина декабря. Выводы и размышления – Раны заживали быстро, а люди продолжили пропадать. Где-то две недели я думала обо всем, что произошло тем полнолунием в лесу. Первым выводом было то, что возможно впервые за долгое время я добилась успеха в своих начинаниях по пробуждению дремлющих инстинктов столь необычным способом. Вторым выводом оказалось то, что поражение мое было не столь уж горьким. То, что я сгоряча посчитала концом легенд о непробедимом чудовище, могло стать началом и поводом для нового союза и давало карты в руки. Мне осталось убедить в этом оставленного в живых графа, но с этой задачей, как мне казалось, справиться было не сложно. Расклад оказался лучшим из возможных. По моему разумению, рано или поздно напряженные отношения с людьми привели бы к плачевным результатам. Выживание нильфгаардского аристократа по извращенному юмору жизни сделало из его победы в схватке за жизнь ничто, он просто отсрочил свою смерть и дал мне лучший из возможных выходов. Укус волколака в полнолуние, который я оставила ему на память, должен был превратить его в такое же чудовище как я. К такому он вряд ли был готов и еще не осознавал всей насмешки судьбы и ее неизбежности, нависшей над ним. А я по собственному опыту уже понимала, что могу дать ему надежду на продолжение привычной жизни, за которое он будет цепляться как цепляется любой новорожденный териантроп, сбитый с толку ее внезапным поворотом в другую сторону, а так же стать полезным проводником в новый мир, научив жить его таким, каким он станет. Эта смешная черта людей, которые боятся переступить самими ими установленные правила, стать убийцами, отпустить мораль и принять иные, более зверские, законы существования была знакома и мне. А так же страх остаться с этим один на один, где никто не мог мне помочь. Вспоминая это, все больше думая о том, какие чувства я испытывала в первые годы после первого обращения, я не могла не изменить своего мнения о том, что свой промах в лесу мне удастся обернуть крупным выигрышем. В обмен на мою помощь, у меня было всего одно условие: спокойная жизнь в моем убежище, чтобы я могла продолжить свои изыскания и планы, и отсутствие любопытных глаз. Сделка казалась мне весьма равноценной. Лучше, чем убийство графа и повторение истории с его новым преемником по кругу.

29-30 декабря. Предложение, от которого глупо было бы отказаться. – Уже все для себя решив, я написала письмо. Предложила графу встретиться в местном храме, среди людей, толпа которых должна была обезопасить и меня и его от возможных непредвиденных действий друг друга. Мне показалось, это должно его успокоить относительно моих намерений, показав доброжелательность их. Он не знал кто автор письма, но само то, что он все таки пришел к человеку, знающему его тайну, и ответил интересом на возможность получить помощь, уже говорило за него, что он нуждался в ней. Гордый сын южной империи, о как он был взбешен, наконец понимая кто я такая. На этой ноте наш разговор прошел не так гладко, как мне виделось сначала. Мне пришлось довольно много времени потратить на объяснение ему ценности того, что он приобретет, если я буду ему союзником, а не врагом, однако как бы он не хотел отказаться от этого сотрудничества, ему пришлось, скрепя зубами согласиться на него. Скажу честно, мне не понравилось то, что очевидную полезность друг другу этот человек отказывался принимать в виду каких-то личных неприязненных отношений. Впрочем, я уже отмечала в нем излишнего гордеца.
Изложив Сейдомару аэп Роэльсу свое предложение и выслушав его сомнения, я приняла его необходимость поразмыслить над моими словами и все взвесить. Так мы вдвоем покинули храм и я рискнула проследовать с ним в его дом, чтобы обсудить детали. Там мы отобедали и задали друг другу первые вопросы, после чего он захотел посмотреть на мое обиталище. Я не говорила ему, что он должен принять решение сейчас, иначе больше меня не увидит, и возможно он это понял, или же боялся что я исчезну по какой-то причине, лишив его возможности от меня избавиться лично. Я так же не говорила ему, что не хочу предоставлять его самому себе, пока не пойму какое решение он примет. Он знал меня в лицо и было опасно оставлять его в живых. Более того, он знал теперь и дорогу к моему дому и ничто не мешало ему вернуться с хорошо подготовленными верными людьми, положив конец моей жизни и угрозе своим владениям. Но я все таки поставила на его желание жить и не проиграла. Сутки мы провели вместе, пытаясь понять хотим ли иметь друг с другом дело. Я не знаю что думал он, но опасность отпускать его, пока не уверена в нем, ощущала, ровно так же как его убийство легче всего было осуществить в моем доме, где не было стражей, верных хозяину. Мы говорили много. Признаюсь, в какой-то момент я даже стала сомневаться в своей затее и готова была покончить с ним, посчитав, что довериться друг другу мы будем не в силах. Но утро оказалось мудрее вечера и граф все-таки все обдумал, придя к тем же выводам, что я. В конце концов, нас ждал худо-бедный, но мир. Голос выгоды и разума свел нас вместе в этой инфернальной сделке. Конечно же, он хотел жить. И жить как прежде, о чем обещала позаботиться я.

[SGN] [/SGN]

+1

18

1265 год, зима.
Сейдомар аэп Роэльс

Начало января. – Как я уже говорила ранее, сделку с нильфгаардцем мы заключили. Покидая мой дом, он все-таки не ушел с пустыми руками, предлагая отдать ему Эрвина, на что я, обдумав его слова, согласилась. Снова залог добрых намерений. Однако, и не совсем: я понимала, что пареньку, который является обычным человеком, к тому же редким растяпой, не суметь спрятаться или убежать, когда граф начнет обращаться. Присутствие человека в доме через две недели могло быть только помехой. Особенно, если жизнь этого мальчишки была ценна для меня. Ну а полнолуние, которое должно было стать для графа первым в его новой жизни значимым этапом, приближалось. До него оставалось не так уж много времени, а потому нам нужно было готовиться к тому, что грядет. И вот тогда нильфгаардский граф удивил меня снова. Мы тратили уйму времени на препирания, ссоры, попытки выяснить кто из нас кто и как должен себя с кем вести. Он меня слушал, но не слышал. В какой-то момент мне снова показалось, что наше взаимодействие бесполезно. Я думала, что делать с этим дальше. Пожалуй, я даже могла бы отказаться от своей затеи, но Эрвина вызволить из поместья было невероятно сложно, а потому оставалось ждать. Кроме того, я увлеклась идеей изучать нильфгаардца и сам процесс становления новым существом, что должно было скрасить ожидание роковой ночи. Скажу тебе то, что никогда бы не сказала ему: заключая эту сделку, я действовала едва ли не вслепую. У меня действительно был эликсир, который я обещала ему, но я не была уверена, что этот дворяшка выживет, продолжая в том же духе. И чем больше мы друг с другом спорили, тем сильнее было это чувство. К тому же, меня мучили подозрения, что все между нами не будет так гладко, как началось.

4 января. – Я старалась быть полезной и не привлекать к себе ненужного внимания, ведь то, чем я занималась в своей обители вообще не должно было никого волновать. Я надеялась что так будет и впредь и что мальчика мне отдадут через какое-то время. Пять дней Эрвин уже жил в поместье, я к нему приходила иногда, чтобы убедиться, что он в порядке. Так было и четвертого дня после начала нового года, правда общение наше прервали, доложив, что хозяин поместья изъявил желание меня видеть. Я не знала зачем, но вскоре все стало яснее. Оказалось, граф хотел моей помощи в деликатном деле с некой женщиной, которую нужно было избавить от ее ребенка по-тихому. Мне понравилось, что он решил обратиться со своими проблемами именно ко мне, ведь это уже начинало напоминать какое-то доверие. За умеренную плату мы поняли друг друга, потом пообщались на околоволколачьи темы и связанные с ними сложности, после чего разошлись. Впрочем, до разговора о его проблемах, произошло и кое-что еще: Зверь в нем постепенно становился сильнее и подтолкнул графа к тому, чтобы мной овладеть. Я ощущала, что все к тому шло с самого начала. В момент же текущий, подумала, что подобная связь может способствовать улучшению наших взаимоотношении, а то и привяжет его ко мне сильнее.

8 января. – Сейдомар явился за обещанным ему зельем и остался до утра. Сказать, что я была против – не могу. Я даже сама этому способствовала. Наверное, не стоит писать об этом здесь, но я верю, что ты поймешь меня как человек менее мелочный, но более целеустремленный. Мне необходим был лояльный граф, а редко что мужчин делает более лояльными. Кроме того одинокие вечера не лучше тех, что коротаешь с мужчиной. Да и его, этого самого мужчину, я изначально предупредила, поставив условием взаимоприятность процесса и отсутствие осложнений. Тогда мне казалось, что меня поняли верно и приняли правила игры. И если первый раз в его поместье омрачило несколько неприятных обстоятельств, то тот вечер и ночь, надо сказать, были действительно приятны.

Середина января. – Порочная связь продолжилась. Не буду кривить душой, я все равно знала, что наше общение рано или поздно сведется к чему-то подобному. Я, ведь, с самого начала знала насколько сильны станут в нем инстинкты. Понимала я и то, что могу облегчить его «страдания» потому что вскоре с собственной женой ему потребности удовлетворять, без риска ей отобедать или разорвать в сладостном порыве, окажется еще сложнее, чем со мной; и то, что научиться держать себя в такие моменты в руках ему помогу тоже я, а не она; и то, что отсутствие случайных жертв не привлечет внимания ко мне. Каюсь, каюсь, я все таки сделала в вопросах наших взаимоотношений ставку на его инстинкты, которые были над нильфгаардцем все больше властны. Подло? Но действенно. Но при этом я эгоистически желала от него отсутствия каких-либо претензий на мои тело и досуг всецело, не желая терпеть какие-либо неудобства. Хорошим подспорьем в этом вопросе могло оказаться то, что он был женат, о чем всегда можно было напомнить. Однако, по-моему, его и без того пока все устраивало.

12-13 января. – Новым положительным для меня обстоятельством и сигналом к тому, что все идет так, как нужно, было внезапное появление графа аэп Роэльса на моем пороге в ночи. Весь перепачканный чужой кровью, он пришел именно ко мне. Первое убийство, страх от того, что разум становился чужим. Я понимала его. Я не задавала лишних вопросов, понимая, что от моих слов легче не станет, а говорить об этом мне бы не хотелось. К тому же, какова была вероятность, что затронув тему неизбежного обращения, я не получу колких слов и обвинений в свой адрес? Он был напуган не убийством, а тем, что ни на что не мог повлиять и виновата в том действительно была я. Так что я помогла ему замести следы, отмыть одежду и постаралась согреть его, как могла, отгоняя лишние мысли. К несчастью, я просчиталась. Выпитый алкоголь лишь освобождал власть рассудка над эмоциями. Это было опасно в первую очередь для него, хоть способности к восстановлению его тела возросли. Я действительно в первый раз увлеклась процессом настолько, что не сдержалась, упустив ту эмоциональную грань за которой происходит изменение формы, и то, что должно было стать мягким прикосновением к спине, стало ощутимыми ранами от когтей на ней. И его нутро, набравшее силу, отреагировало на боль. После чего, о чувственных продолжениях ночи можно было забыть. Он выгнал меня за дверь, а я гадала испортила все окончательно или нет. Сейчас я кажется понимаю, что он испугался не меня, а того, что я неуклюже напомнила ему чем он неизбежно становился. А с утра, даже не разбудив меня, он исчез. Проснувшись и обнаружив это, вспоминая о том, что нильфгаардец порой нарушал все условия нашего соглашения, я начала задумываться о том, стоит ли продолжать эту связь. Возможно, от нее стоило отказаться, потому что далеко не всегда она меня удовлетворяла точно так же, как и его, кроме того он совершенно не думал о том, что «осложнения» в виде детей ни меня ни его бы не устроили. Я еще не раз задумывалась об этом после, когда причин оставалось все меньше. Если все так и будет продолжаться, то очень скоро прекратится, я не меценат, а скорее ростовщик. Даже, наверное, куда дальновиднее было бы посадить его на необходимость принимать зелье, а не учиться жить с проклятием.

14 января. – Утреннее исчезновение нильфгаардца было очень некстати. Я ощущала это и могла понять по тому, как что-то менялось в моем восприятии мира. Сейдомар аэп Роэльс этого еще не понимал и понять не мог. Он ушел прямо перед полнолунием. Как бы мне не хотелось оставить его одного, после вчерашнего, но я понимала, что мне придется вернуться за ним и вернуть его в свой дом, подвал которого надлежало освободить от алхимического оборудования и книг. Я рассчитывала, что он мне в этом поможет, но возиться пришлось одной, побросав дорогостоящие вещи в беспорядке в доме и вокруг него. Знал бы ты, как я была зла! Но я все равно пришла к нему, хоть в ином случае бы и пальцем не пошевелила в этом направлении. Графа я обнаружила в его доме, в отвратительном расположении духа. Конечно, он все еще злился за прошедшую ночь, при чем обладая характером скверным ему оказалось проще злиться на меня, а не в пустоту. Еще раз наступив на свою гордость, мне пришлось все ему объяснять.

14-15 января. Та самая ночь, которая растянулась на две. – Когда я явилась к графу Анконы был уже вечер. Когда до этого упершегося осла дошло, что происходит и мы покинули поместье, был уже поздний вечер и мне казалось, что мы не успеем прийти в убежище. От этой мысли становилось дурно. Кроме всего, я переживала за Эрвина, который не должен был стать добычей новообращенного чудовища. Да и сбежавшиеся на скулеж и вопли у поместья слуги тоже были крайне нежелательны. А между тем он продолжал вести себя как полный кретин. Знаешь, Ильгард, то, что друзья и враги познаются в беде, я впервые поняла именно в этот момент… ведь несмотря на все, что я делала для него, он давал мне ясно понять, что нормальные отношения между нами были видимостью. Я потеряла веру в то, что все может сложиться хорошо именно этой ночью. Я вновь задумалась о том, что может быть лучшим будет от него избавиться, так и не дав обратиться. Нынешнее полнолуние было для меня рубежом, перешагнув который он бы получил больше преимуществ, а значит именно до него надо было выстроить с ним отношения, которые давали бы уверенность, что завтра я буду жить. Я не могла больше ждать. И я понимала, что уверенности этой мне так и не удалось получить. С ним было приятно, пусть и не всегда, он был умен, образован, красив в конце концов, но вместе с тем эгоистичен и опасен для меня. И теперь уже мое исчезновение не решало ничего, он слишком много знал. Освобожденный подвал дома в горах, куда я его довела, должен был стать его последним пристанищем. Там, за крепкими стенами, я пыталась решить как с ним лучше поступить, пока он корчился от боли, перетекая формой. В его защиту выступил сам процесс обращения, отчего-то невероятно затянувшийся, словно действительно ждал моего решения. Такого я еще не видела и что-то внутри меня подсказывало, что все идет не так, как надо. Только поэтому я решила подождать и отложить шаг, на который решилась. «Пусть все идет своим чередом», думала я, все еще не зная как поступлю, если он выживет… не убью ли его сама. Ученый во мне был заинтересован результатом. Пока граф находился в подвале, я пыталась найти ответ на множество вопросов что рождало это обращение. Я успокаивала его словами, основываясь на своем опыте и будто бы знаю что к чему, но на самом деле такое наблюдала впервые. Сейчас он выглядел уже далеко не так гордо, как в самом начале нашего общения. Я была нужна ему. И я сомневалась, решая что с ним делать. Он вдруг признал, что вел себя не так и думал не о том… но стоило ли второй раз наступать на эти грабли? Граф не обратился к утру, хотя внутри него изменения происходили. Может быть, дело было в том, что он не совсем человек? Возможно. Или в том, все таки, что он слишком сопротивлялся происходящим изменениям? Не знаю. Но хотела бы узнать. Только вот как? Утром ему стало полегче, хотя это были лишь его слова, но он так и не изменился за ночь. Я видела уже тех, кто не пережил обращение и мне показалось, что это конец для него. Тогда я решила уходить. Все, что я могла сделать – это перестать его мучить, поддерживая жизнь эликсирами и травами. Последний укол опия, смешанный с маленькой дозой аконита, губительного и для людей и для таких тварей как я. Яда было мало, нильфгаардец и без того был слаб, и я думала, что он не почувствует ничего, просто перестав мучиться. Оставив его в подвале, я сходила к поместью, договорившись с Эрвином о том, что мы исчезнем грядущей ночью. Я понимала, что графа еще не хватились. А когда хватятся – будут долго искать. И лучше уйти до того момента, как это произойдет. Однако, за своим подмастерьем я так и не вернулась ночью.

15-16 января. Ночь вторая – Когда я вернулась, я рассчитывала обнаружить труп, который собиралась выбросить где-нибудь в лесу или у шахт, чтобы его сожрали завевшиеся там гули, заметая тем самым мои следы. Неприятным сюрпризом оказалось то, что искомого я не нашла. Однако, граф каким-то образом смог пережить этот день и даже больше… Сейдомар уже к этому времени обратился, а я поняла, что не сумела сделать что было должно. Теперь необходимо было срочно менять план и попытаться разобраться плохо все случившееся, или же я ошиблась тогда, когда посчитала невозможным возможное. Полагаю, в какой-то момент мне стало легче, потому что не нужно было уже решать и сомневаться. Будет видно.
[SGN] [/SGN]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Путевой журнал » Граница пустоты